Учебное пособие Ульяновск 2007 Федеральное агентс тво по образованию


Когнитивное развитие детей младшего школьного возраста

Loading...


Pdf көрінісі
бет10/11
Дата12.04.2020
өлшемі1.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Когнитивное развитие детей младшего школьного возраста 
 
Интеллектуальное развитие детей происходит главным образом в школе. 
Не  случайно  в  большинстве  культур  систематическое  обучение  детей 
начинается  в  возрасте 5–7 лет.  Этот  возраст,  согласно  Ж.  Пиаже,  знаменует 
собой  переход  от  дооперационального  мышления  к  мышлению  на  уровне 
конкретных операций. Дети  приобретают эту более сложную и  тонкую форму 
мышления в процессе активного исследования физической среды, задавая себе 
вопросы  и,  в  основном,  самостоятельно  находя  на  них  ответы.  К  концу 
дооперациональной  с тадии  мышление  детей  становится  более  обратимым, 
гибким  и  сложным.  Дети  способны  устанавливать  причинно-следственные 
связи, особенно если конкретный объект находится прямо перед ними и можно 
непосредственно  наблюдать  происходящие  с  ним  изменения,  умеют 
использовать  приемы  логического  вывода  и  понимают,  что  различия  между 
похожими  предметами  можно  измерять [36, 51]. Дети,  достигшие  уровня 
конкретных  операций,  способны  теоретически  рассуждать  о  мире  в  котором 
живут. Они размышляют о том, что может произойти в ближайшем будущем и 
ожидают  наиболее  вероятных  событий;  строят  догадки  по  поводу 
определенных  условий  и  затем  проверяют  свои  предположения.  Способнос ть 
детей  теоретизировать  распространяется  только  на  конкретные  объекты  и 
социальные  отношения,  которые  дос тупны  наблюдению  и  проверке.  Дети  не 
строят  теорий  об  абстрактных  понятиях,  намерениях  или  отношениях  до  тех 
пор, пока не достигнут стадии формальных операций, что обычно происходит в 
возрасте 11–12 лет [36, 51]. 
По  мнению  Ж.  Пиаже,  трансформации  мыслительных  структур 
дооперационального  ребенка  в  характерные  для  стадии  конкретных  операций 
сопутствует  прогресс  в  трех  важных  областях  интеллектуального  роста: 
консервации, классификации и сериации / транзитивности [36, 51]. 
Ж. 
Пиаже 
считает 
консервацию 
центральным 
атрибутом 
интеллектуальных дейс твий у детей школьного возраста. Этот вид компетенции 
означает  понимание  ребенком  того,  что  при  определенных  преобразованиях 
некоторые основные свойства объектов не изменяются. 
Согласно  Ж.  Пиаже,  консервация  есть  главная  составляющая 
компетенции  ребенка,  поскольку  она  позволяет  ему  видеть  закономерности  в 
окружении,  кажущемся  переменчивым  и  неправильным.  Консервация 
позволяет  ребенку  игнорировать  изменения,  воспринимаемые  им  в  мире,  и 
различать  скрывающуюся  за  ними  непрерывнос ть  или  неизменнос ть 
количества. Так ребенок приходит к различению видимости  и реальности [51, 
85]. 
Ж.  Пиаже  выдвинул  положение  об  освоении  ребенком  системы 
конкретных  операций  (иногда  называемой  группированием).  Операция – это 
конкретный  тип  схемы,  который  определяется  как  интериоризированное 
обратимое  преобразование.  Операция  интериоризуется  в  том  смысле,  что 
ребенок  может  совершать  действия  не  только  в  реальном  поведении,  но  и  в 

 
109
 
своей  голове  (т.е.  воображать  их).  Операция  есть  трансформация,  поскольку 
при этом объект переходит из одного состояния в другое. Операция обратима, 
поскольку любую трансформацию можно мысленно отменить и вернуть объект 
в первоначальное состояние. 
Классификация.  Это  способность  классифицировать  группы  объектов. 
Для  Пиаже  успешное  усвоение  классификации  означает  не  только  осознание 
существования  тех  или  иных  подклассов,  но  и  полное  понимание  того,  что 
подклассы сложенные вместе составляют третий класс, и что этот класс может 
быть снова разбит на два подкласса. 
Сериация / транзитивность.  Сериацией  называется  способность 
располагать набор элементов в соответствии с имеющейся между ними связью. 
Транзитивность связана со способностью к сериации и заключается в решении 
задачи  на  реально  предс тавленных  объектах (A, B, C, D). Необходимо 
установить  взаимоотношения  между B и D, определив,  что A=B, B>C, C>D. 
Дети  на  стадии  конкретных  операций  обычно  справляются  с  этой  задачей, 
сделав транзитивное умозаключение, что B>D [51, 85].  
 Пиаже  показал,  что  самое  характерное  для  понятий  и  для  мышления 
вообще  в  этом  возрасте – неспособность  ребенка  к  осознанию  отношений, 
которыми он может пользоваться спонтанно и автоматически вполне правильно 
тогда,  когда  это  не  требует  от  него  специального  осознания.  То,  что  мешает 
всякому осознанию собственной мысли, есть детский эгоцентризм. 
Существенной особенностью данной стадии интеллектуального развития 
выступает  способность  к  манипулированию  внутренними  образами,  как 
появление    у  детей  способности  к  предвосхищению  посредством 
преобразования  внутренних  образов.  Что  означает  формирование  у  ребенка 
способности  к  мысленному  проигрыванию  различных  сценариев  возможных 
будущих событий [58]. 
На  вопрос – можно  ли  ускорить  смену  стадий  развития  ребенка – Ж. 
Пиаже  отвечал,  что  даже  если  это  возможно,  то  ценнос ть  такого  ускорения 
развития  весьма  сомнительна.  Он  подчеркивал,  что  важно  не  ускорить  смену 
стадий,  а  предоставить  каждому  ребенку  достаточное  количес тво  учебных 
материалов, соответствующих каждой с тадии его рос та, чтобы не одна облас ть 
интеллекта не осталась недоразвитой [36]. 
Исследования Ж. Пиаже  подвергались критике как  теоретической, так и 
экспериментальной.  Тем  не  менее,  сторонники  Пиаже  утверждают,  что 
основные  процессы,  определяющие  когнитивное  развитие,  происходят  ранее, 
чем  предполагалось.  Основные  операциональные  схемы  и  фундаментальная 
последовательность  прогрессивной  интеграции  и  координации  продолжают 
оставаться разумным объяснением когнитивного роста ребенка [68]. 
Л.С.  Выготский  считает,  что  «изменение  функционального  строения 
сознания,  и  составляет  главное  и  центральное  содержание  всего  процесса 
психического развития. В центре внимания в школьном возрасте стоит переход 
от  низших  функций  внимания  и  памяти  к  высшим  функциям  произвольного 
внимания и логической памяти…» и именно в этом возрасте в центр развития 

 
110
 
«выдвигаются  высшие  психические  функции,  основными  и  отличительными 
чертами  которых  являются  именно  интеллектуализация  и  овладение,  т.е. 
осознание и произвольность…» [8, С.214]. 
Согласно  периодизации  психического  развития  Д.Б.  Эльконина  и        
В.В.  Давыдова,  в  основу  которой  положено  понятие  о  ведущем  типе 
деятельности А.Н. Леонтьева, для младших школьников ведущей будет учебная 
деятельность.  На  ее  основе  «возникает  теоретическое  сознание  и  мышление, 
развиваются соответствующие им способности (рефлексия, анализ, мысленное 
планирование);  в  этом  возрасте  у  детей  происходит  также  становление 
потребнос ти и мотивов учения» [57, С.10]. 
Формируясь в процессе учебной деятельности как необходимые средства 
ее  выполнения,  анализ,  рефлексия  и  планирование  становятся  особыми 
мыслительными действиями, которые обеспечивают младшему школьнику более 
опосредованное отражение окружающей действительнос ти [57]. 
Мышление имеет три основные формы: наглядно-действенную, наглядно-
образную  и  словесно-дискурсивную.  По  сравнению  с  дошкольниками  у 
младших  школьников  благодаря  формированию  анализа  изменяется 
содержание  мышления – ребенок  может  теперь  выделять  в  предметах  и 
явлениях  существенные  связи  и  отношения.  При  формировании  у  младших 
школьников  планирования  дети  этого  возраста  начинают  выделять 
существенные  связи  и  отношения  при  оперировании  не  только  реальными 
вещами,  но  и  их  образами.  Под  влиянием  рефлексии  учащиеся  овладевают 
словесно-дискурсивным мышлением: опираясь на внутренние основания своих 
действий,  они  могут  оперировать  общим  способом  при  решении  внешне 
различных задач [57]. 
Воображение  связано  с  предвидением  человеком  последствий:  своих 
действий, различных  изменений  предметов, с определением  целей  действий  и 
путей  их  достижения.  Так,  младшие  школьники  на  основе  теоретического 
анализа  начинают  предвидеть  не  только  отдельные  частные  изменения 
предметов, но и общее направление этих изменений. Вместе с тем воображение 
под  влиянием  планирования  позволяет  учащимся  создавать  схематические 
изображения возможных путей получения какого-либо результата [57]. 
Формируясь в учебной деятельности младших школьников, психические 
новообразования  являются  основой  развития  познавательных  процессов, 
качественных изменений  их содержания и формы. Благодаря  теоретическому 
анализу  дети  в  процессе  сложной  познавательной  деятельности  опираются  на 
существенные отношения предметов. Под влиянием содержательной рефлексии 
эта  познавательная  деятельность  становится  контролируемой  и  управляемой 
самим 
ребенком. 
При 
формировании 
планирования 
познавательная 
деятельность детей становится опосредованной, т.е. связанной с использованием 
разного рода знаков и символов [57]. 
В.И.  Слободчиков  и  Г.А.  Цукерман    считают,  что  в  периодизации 
психического  развития  Д.Б.  Эльконина  «велик  зазор  между  проектируемой 
ведущей деятельностью, «планируемыми» психическими новообразованиями и 

 
111
 
фактическим  уровнем  психического  развития  в  том  или  ином  возрастном 
интервале» [66, С.39]. 
Исследования  развития  мышления  школьников,  проведенные  под 
руководством  В.В.  Давыдова,  показали  важную  роль  усваиваемых  ребенком 
теоретических  обобщений [70]. При  определенном  содержании  и  методах 
обучения  уже  у  учащихся  младших  классов  обнаруживаются  познавательные 
возможности,  позволяющие  детям  успешно  осваивать  математические  и 
лингвистические  знания  теоретического  характера.  Что  закладывает  у  них 
фундамент  теоретического  мышления  и  теоретического  отношения  к 
действительнос ти [70]. Однако,  Н.С.  Лейтес  считает,  что  не  следует 
преувеличивать  умственной  зрелости  младших  школьников  и  забывать  о 
специфике  детского  ума.  Обучение  «имеющее  целью  раннее  развитие 
абстрактных форм мышления, может иметь и  нежелательные последствия,  так 
как  при  недостаточности  у  ребенка  фактических  знаний  и  наглядных 
представлений может возникнуть опасность бессодержательных умствований» 
[39,  С.103]. Для  учеников  начальных  классов  имеет  первостепенное  значение 
наряду  с  началом  теоретической  подготовки  конкретнос ть,  образнос ть 
познавания.  Важно  использовать  для  обогащения  психики  присущие  детям 
этого возраста яркое воображение и эмоциональность [39, С.103]. 
О.К. Тихомиров отмечает, что «в нас тоящее время доказана возможность 
более  быстрого  целенаправленного  формирования  у  ребенка  тех  или  иных 
особенностей его мышления, однако всегда возникает вопрос о необходимости 
и  целесообразности  использования  этих  возможностей.  Наглядно-образное 
мышление, эмпирические обобщения играют важную роль и в жизни взрослого 
человека, они не являются лишь временным этапом, который нужно пройти как 
можно  быстрее,  чтобы  «заменить  его»  вербально-логическим,  теоретическим 
мышлением» [70, С.229]. 
А.В. Запорожец писал, что «ум человека, у которого в детские годы  не 
сформировалось должным образом непосредственное восприятие окружающего 
и наглядно-образное мышление, может получить в последствии однос тороннее 
развитие,  приобрести  чрезвычайно  отвлеченный,  оторванный  от  конкретной 
действительнос ти характер» /цит. по 70, С.229/. Он также подчеркивал, что при 
перестройках  педагогического  процесса,  при  совершенствовании  программ 
обучения и воспитания «необходимо предусмотреть не только то, чего ребенок 
данного возраста способен достигнуть при интенсивной тренировке, но и каких 
физических  и  нервно-психических  затрат  будет  ему  это  стоить» [цит.  по 70, 
С.229]. 
Образное  мышление – основной  вид  мышления  в  младшем  школьном 
возрасте.  Младший  школьник  может  мыслить  логически,  но  этот  возраст 
сензитивен  к  обучению,  опирающемуся  на  наглядность [45]. В  условиях 
школьного  обучения,  направленного  изначально  на  развитие  логического 
мышления,  появляются  дети  неготовые  развиваться  в  умственном  отношении 
предложенным  путем.  У  них  может  доминировать  наглядно-образное 
мышление,  они  нуждаются  для  решения  проблемных  ситуаций  в  образных 

 
112
 
опорах.  Подобный  тип развития детей описал Н.С. Лейтес и показал, что оно 
имеет  не  только  негативную  сторону,  но  и  потенциально  несет  в  себе 
возможности  к  творчеству [45]. «Мышление,  оперирующее  образами, 
обеспечивает  познание  объектов  в  их  многообразных  эмпирических 
проявлениях,  фактических  связях  и  отношениях,  позволяет  их  динамично 
преобразовывать» [80, С.30].  Поэтому,  считает  И.С.  Якиманская,  развитию 
образного  мышления  должно  уделяться  в  процессе  обучения  не  меньше 
внимания, чем словесно-дискурсивному [80].  
Основной  линией  развития  наглядно-образного  мышления  является 
умение оперировать образами предметов и их частей. В качестве основы такого 
оперирования  выс тупает  умение  детей  произвольно  актуализировать  эти 
образы [70]. «Образы  затем  воплощаются  в  конструировании  или  рисунке. 
Формируется  техника  оперирования  образами.  Наиболее  сложный  из  них 
заключается  в  умении  строить  новые  образы,  существенно  отличающиеся  от 
исходных  образов,  отражающих  заданные  условия» [цит.  по 70, С.226]. 
Широкое  использование  в  обучении  различных  моделей  и  схем,  активное 
включение в учебный  процесс действий с предметами и  их изображениями  не 
только обеспечивает лучшее усвоение учебного материала,  но и способствует 
развитию образного мышления и закладывает  тем самым основу дальнейшего 
успешного обучения [48]. Если Ж. Пиаже рассматривал достигнутый уровень 
образного мышления лишь как необходимое условие перехода к операторному 
интеллекту,  то  в  работах  А.В.  Запорожца  показана  непреходящая  ценнос ть 
наглядно-образного  мышления,  служащего  основой  высших  форм  творческой 
деятельности взрослого человека [23, 48].  
И.С.  Якиманская  изучала  развитие  образного  (пространс твенного) 
мышления  школьников.  Были  выявлены  следующие  критические  точки 
развития прос транственного мышления:  переход от  трехмерного  пространства 
к  двухмерному  и  обратно,  переход  от  наглядных  изображений  к  условно-
символическим    и  обратно,  переход  от  фиксированной  в  себе  точки  отсчета 
(координат) к системе со свободно перемещаемой точкой отсчета [80]. 
Развитие  памяти  происходит  в  связи  с  общим  развитием  ребенка. 
Переход от младенческой к взрослой памяти осуществляется в результате как 
биологического  развития  (гиппокамп – с труктуры  мозга,  участвующие  в 
консолидации  следов,  созревают  через  год–два  после  рождения),  так  и 
познавательного развития (развития речи, начало обучения в школе и пр.). Это 
создает  новые  способы  организации  опыта.  В  процессе  обогащения 
чувственного опыта, обобщения и закрепления этого опыта в речи память детей 
становится все более устойчивой и прочной [26]. 
У  детей  младшего  школьного  возраста  преобладает  образная  память. 
Образная  память  связана  с  запоминанием  и  воспроизведением  чувственных 
образов  предметов  и  явлений,  их  свойств  и  наглядно  данных  связей  и 
отношений  между  ними.  Образы  памяти  могут  быть  различной  степени 
сложности: образами единичных предметов и обобщенными предс тавлениями, 
в которых может закрепляться и определенное абстрактное содержание [3]. 

 
113
 
Объем  образной  памяти  неограничен.  Образы  обладают  большей,  чем 
слова,  ассоциативной  силой.  Р.  Шепард,  а  затем  Л.  Стендинг    обнаружили 
исключительные возможности узнавания сложного зрительного материала [86, 
89]. После однократного предъявления нескольких  тысяч картин наблюдатели 
способны  правильно  опознать  около 90% [24].  В.П.  Зинченко,  характеризуя 
зрительные  образы,  считает,  что  «изучение  процессов  приема  и  переработки 
информации  вне  учета  огромного  информационного,  когнитивного, 
творческого  потенциала,  содержащегося  в  предметно-практических  и 
чувственно-предметных 
формах 
отражения 
дейс твительности, 
может 
приводить  к  резкому  занижению  реальных  возможностей  человека  по 
восприятию  и  обработке  информации.  Человек  обладает  поис тине 
неисчерпаемыми резервами повышения «пропускной способности» восприятия. 
Все дело состоит в  том, что эти резервы необходимо правильно  использовать, 
т.е. создавать внешние средства деятельности,  рассчитанные на сильные, а не 
на слабые стороны когнитивных процессов» [24, С.218]. 
Л.С. Выготский разделяет основные формы образов памяти на известные 
последовательные образы и образы представления. Среднее место между ними 
он  отводит  эйдетическим  образам,  или  наглядным  образам [10]. В  настоящее 
время  эйдетизм  рассматривается  как  разновидность  образной  памяти, 
выраженная  в  сохранении  ярких  наглядных  образов  предметов  по 
прекращению  их  воздействия  на  органы  чувств.  Обладающий  эйдетизмом 
человек  не  воспроизводит  в  памяти,  воспринимавшиеся  им  предметы,  а 
продолжает  как  бы  видеть  их.  По  образному  выражению  У.  Джемса,  при 
эйдетической памяти «мозг воспринимает как воск, а удерживает как мрамор» 
[26, С.40]. 
В 1911 году  изучением  этого  явления  занимался  немецкий  профессор      
Э.  Йенш.  Он  исследовал  частоту  встречаемости  эйдетизма  среди  детей 
марбургских школ –  эйдетическая память была обнаружена у 60% подростков. 
Явных  эйдетиков  было  в  тех  классах,  где  ребята  были  более  дружны,  где 
использовали  наглядные  пособия  на  уроках.  В  классах,  где  преимущественно 
использовали  аналитические  методы  мышления,  где  из  детей  делали 
«маленьких  взрослых»,  эйдетиков  было  мало.  Позднее  Э.  Йенш  пришел  к 
выводу, что эйдетизм предс тавляет собой закономерную стадию нормального 
детского развития и ярче всего проявляется у подростков [9, 10, 26]. 
Современные  исследования  заставляют  все  больше  усомниться  в 
распространенности  эйдетических  образов [26]. Возможно  это  связано  как  с 
трудноуловимой  природой  эйдетического  феномена,  так  и  с  различными 
методическими подходами исследователей.  
Вернер  также  отмечал,  что  картинное  воображение  нас только 
преобладает  в  детском  возрасте,  что  многие  дети  наделены  эйдетическим 
воображением, которое обычно называют фотографической памятью. Сильные 
формы  эйдетического    воображения  свойственны  небольшому  количеству 
детей,  хотя  часть  детей  обладает  некоторыми  формами  подобного 
воображения, которое очень редко встречается у взрослых [91]. 

 
114
 
Л.С.  Выготский  так  же  рассматривает  эйдетизм  как  закономерную 
стадию нормального детского развития. Он считает, что в эйдетических образах 
в  нерасчлененном  виде  заключены  начатки  трех  будущих  самостоятельных 
функций: памяти, воображения и мышления и нельзя провести точной границы 
между  тремя  процессами.  Эйдетическая  память  лежит  в  основе  всякого 
образного,  конкретного  мышления.  Своего  максимума  эйдетические 
проявления дос тигают к 11–12 годам. С нас туплением переходного возраста в 
15–16 лет наглядные образы начинают исчезать [10]. 
Л.С.  Выготский  считает,  что  эйдетические  исследования  имеют 
педагогическое  значение.  По  его  мнению,  нельзя  строить  все  обучение  на 
процессе  логического  усвоения  знаний,  необходимо  считаться  с  возрастными 
особенностями, учитывать эйдетически-образный характер памяти, мышления 
и воображения ребенка [9]. 
Наряду с дальнейшим развитием образной памяти в младшем школьном 
возрасте  интенсивно  развивается  словесно-логическая  память.  Переход  от 
образной  памяти  к  словесно-логической  в  определенной  мере  характеризует 
действительную картину развития памяти человека [3, 26]. 
Под  влиянием  учебной  деятельнос ти  происходят  значительные 
изменения  и  в  формах  отражения  материала  в  памяти.  Сначала  она,  как  и  у 
дошкольников,  имеет  конкретный  характер.  Но  содержание  учебной 
деятельности  приводит  к  тому,  что  учащиеся  становятся  способными 
удерживать в памяти все более абстрактные понятия.  Причем это касается как 
произвольной, так и непроизвольной памяти [25, 26, 59]. 
Вследствие  перехода  от  наглядного  мышления  к  абстрактному  (в 
понятиях) происходят существенные изменения в памяти: возникает логическая 
память,  для  возникновения  которой  уже  к  начальной  школе  имеются 
достаточные  предпосылки.  Дети,  поступающие  в  школу,  уже  владеют 
относительно  развитыми  формами  мышления,  понимания.  Однако  процессы 
мышления,  понимания  носят  у  них  преимущественно  непроизвольный,  еще 
достаточно неуправляемый характер [25]. Тем не менее, эти процессы с самого 
начала школьного обучения содействуют организации учебного материала [26]. 
Непроизвольная 
память 
является 
генетически 
первичной: 
ее 
формирование предшес твует формированию произвольной памяти. По мнению 
Т.П.  Зинченко,  непроизвольная  память  занимает  большое  место  в  жизни  и 
деятельности людей и непосредственно связана с усвоением учениками знаний 
и  формированием  навыков  и  умений.  В  младшем  школьном  возрасте 
непроизвольная  память в условиях систематического обучения становится все 
более  продуктивной.  Опираясь  на  возможности  непроизвольной  памяти  и 
создавая  необходимые  условия  для  ее  функционирования,  можно  обеспечить 
усвоение младшими школьниками дос таточно больших по объему  и сложных 
по содержанию знаний [25, 26]. 
Структура процесса непроизвольного запоминания недостаточно изучена. 
Г.К.  Середа,  изучал  учебную  деятельнос ть  школьников  в  начальных  классах, 
чтобы сформировать целос тное предс тавление о системе операций, реализация 

 
115
 
которых приводит к образованию  непроизвольного мнемического эффекта. Он 
делает  вывод,  что  необходимо  не  формировать  отдельные,  изолированные 
действия,  а  создавать  специальную  организацию  и  систему  этих  действий. 
Обязательным  условием  такой  системы  является  включение  результата 
предшествующего  дейс твия  в  последующее  в  качес тве  способа  достижения 
цели последнего [25]. 
Вмес те  с  тем  на  этом  этапе  происходит  интенсивное  развитие 
произвольной  памяти.  А.Н.  Леонтьев  экспериментально  показал  генезис 
произвольного  опосредованного  запоминания.  Он  начал  экспериментальное 
исследование  процесса  интеллектуализации  человеческой  памяти,  которое 
продолжили  П.И. Зинченко,  А.А. Смирнов и Т.П. Зинченко [25, 26, 67]. «Они 
нашли впечатляющие взаимоотношения и взаимодейс твия между мышлением и 
памятью,  опираясь  в  том  числе  и  на  теоретическое  исследование  этой 
проблемы П.П. Блонским… Показано, что при разных учебных задачах следует 
ориентироваться либо на непроизвольную, либо на произвольную память» [24, 
С.259]. 
Произвольное  запоминание,  в  отличие  от  непроизвольного,  является 
специальным  мнемическим  действием  как  по  своей  цели,  так  и  по  способам 
осуществления. 
Мнемический 
эффект 
в 
условиях 
непроизвольного 
запоминания  так  же  является  результатом  целенаправленного  действия,  но 
здесь  содержанием  цели  действия,  предметом  действия  служит  собственно 
построение образа объекта, который должен быть воспроизведен впоследствии. 
Важнейшим условием запоминания любого материала является его понимание. 
Установлено  огромное  превосходство  осмысленного  запоминания  над 
механическим  заучиванием,  не  опирающимся  на  понимание  материала.  Чем 
лучше  мы  понимаем,  тем  больше  мы  помним.  Индивидуальные  различия  в 
использовании  механического  материала  в  обучении  весьма  велики. 
Механическое  запоминание  часто  выбирается  учащимися,  интеллектуально 
менее  активными,  подменяющими  понимание  заучиванием.  Механическое 
запоминание без понимания смысла приносит вред развитию памяти [26]. 
Осмысленное 
запоминание 
основано 
на 
обобщенных 
и 
систематизированных  ассоциациях,  отражающих  наиболее  важные  и 
существенные  с тороны  и  отношения  предметов.  Одним  из  первых 
отечественных  психологов  роль  понимания  в  запоминании  исследовал  Н.А. 
Рыбников.  Его  опыты  показали,  что  осмысленное  запоминание  в 22 раза 
успешнее  механического.  Преимущество  запоминания,  основанного  на 
понимании,  обнаруживается  на  всех  сторонах  процесса  запоминания:  на  его 
полноте,  скорости,  точнос ти  и  прочности [62]. Как  указывает  П.И.  Зинченко, 
процессы понимания, прежде чем стать способами произвольного запоминания, 
должны  быть  сформированы  в  качестве  специальных  целенаправленных 
познавательных  действий.  Необходимым  условием  превращения  процессов 
понимания  в  логические  приемы  произвольного  запоминания  является  их 
совершенствование,  доведение  до  умений  и  навыков.  Формирование  приемов 
смысловой  и  логической  обработки  запоминаемого  материала  является 

 
116
 
основным средством не только повышения эффективности работы памяти, но и 
ее развития [26]. 
В  младшем  школьном  возрасте  заметное  развитие  получают  многие 
способности  памяти.  В  это  время  большинство  детей  начинают  осознанно 
ставить  себе  задачу  запомнить  определенный  материал.  Способность 
контролировать  свои  процессы  мышления  и  памяти  появляется  примерно  в 6 
лет  и  более  полно  проявляет  себя  между 8 и 10 годами.  Например,  если 
большинс тво 
четвероклассников 
могут 
использовать 
категориальную 
организацию в качестве приема запоминания, то второклассники на это еще не 
способны. Однако эти приемы наиболее эффективны для заучивания типичного 
или  знакомого  материала.  Известны  следующие  стратегии  или  приемы 
управления  памятью,  помогающие  учащимся  запоминать  учебный  материал 
[36].  
1.  Повторение.  Поначалу дети  просто  повторяют каждое запоминаемое 
слово,  несколько  раз  произнося  его  про себя.  Примерно  в  возрасте 9 лет  они 
начинают повторять слова группами, вместо  того чтобы  повторять по одному 
слову за раз [83, 84]. 
2.   Организация.  Другим  важным  достижением  в  области  стратегии 
запоминания  является  умение  организовывать  запоминаемый  материал.  Если 
ученики 1–3-х  классов  склонны  связывать  слова  посредством  простых 
ассоциаций,  в  зависимости  от  близости  расположения  слов  в  предъявленном 
списке, то дети более с таршего возраста организуют слова в группы по общим 
признакам.  Однако  до 9-летнего  возраста  они  редко  пользуются  этой 
стратегией по собственной инициативе /56/. 
3.  Семантическая  обработка.  Если  понаблюдать,  как  дети  запоминают 
предложения и целые абзацы, то выясняется, что они часто могут вспомнить не 
только  фактически  сказанное,  но  и  то,  что  они  логически  выводят  из 
запомненной  фразы.  Этот  активный  процесс,  называемый  «семантической 
обработкой», 
предполагает 
использование 
логического 
вывода 
для 
реконструкции 
события, 
вместо 
простого 
воспроизведения 
«нередактированной» копии хранящейся в памяти информации [36]. 
4.  Создание  умс твенных  образов.  Детей  можно  научить  запоминать 
необычный  материал,  создавая  на  его  основе  умственный  образ.  Детям 
постарше  легче  создавать  такие  образы,  чем  маленьким  детям,  причем  их 
образы отличаются большей яркостью и лучше запоминаются [87]. 
5.  Поиск информации в памяти. Часто дети, пытаясь разобрать слово по 
буквам,  ищут  хранящиеся  в  памяти  правильные  буквы.  Они  могут  знать,  с 
какой  буквы  начинается  слово,  но  иногда  им  нужно  проверить  несколько 
возможностей.  Дети  более  старшего  возраста  лучше  владеют  подобными 
стратегиями поиска информации в памяти [36]. 
6.  Создание  сценариев.  Для  сохранения  регулярно  повторяющихся 
событий  память  можно  организовать  в  виде  набора  сценариев.  Событие, 
которое  происходит  вновь  и  вновь,  нет  надобности  каждый  раз  сохранять 
отдельно  в  памяти.  Его  можно  сохранить  в  виде  с тандартной 

 
117
 
последовательности пос тоянных событий вместе со «слотами» (ячейками) для 
изменяемых элементов [36]. 
Однако исследования показывают, что примерно до третьего класса дети 
воспроизводят категоризованные элементы ненамного лучше, чем несвязанные 
[90]. В своем эксперименте Э. Юшимура, Б. Моэли и С.  Шапиро предъявляли 
десятилетним  детям  категоризованные  стимулы  поблочно  и  в  случайном 
порядке.  Они  обнаружили,  что  с таршие  дети  выигрывали  от  поблочного 
предъявления элементов, а младшие – нет [36]. В  других исследованиях  было 
показано,  что  при  поблочном  предъявлении  воспроизведение  элементов 
младшими  детьми  немного  улучшается,  но  в  целом  результаты  исследования 
младших детей показывают, что они не замечают или не используют (или то и 
другое)  категориальное  с троение  предъявленного  им  материала [81]. Кроме 
того,  младшие  дети,  предос тавленные  сами  себе,  не  приходят  произвольно  к 
построению  организационных  стратегий,  помогающих  запоминанию.  В  своем 
исследовании  К.  Либерти  и  П.  Орнстейн  предъявляли  учащимся  четвертого 
класса  и  взрослым 28 слов,  напечатанных  на  отдельных  карточках,  и 
предлагали им сортировать карточки  так, чтобы им было проще их запомнить. 
Взрослые обычно разделяли элементы на группы по семантическому признаку, 
а  дети  больше  руководствовались  принципом  «нравится – не  нравится»,  чем 
семантическими связями [68, 82]. 
П.И. Зинченко и А.А. Смирнов на основании своих исследований сделали 
вывод, что в определенных условиях мнемические  и познавательные (в узком 
смысле)  задачи  могут  быть  несовместимы,  и  оказывать  неблагоприятное 
влияние  друг  на  друга.  Установка  на  запоминание  может  мешать  пониманию 
нового материала, а установка на понимание и использование каких-то приемов 
логической работы с материалом может существенно понизить продуктивнос ть 
запоминания.  Такая  несовместимость  особенно  характерна  для  учащихся 
младших классов [25, 26, 67]. 
Психология  обучения  выяснила,  что  повторение  (основной  прием 
запоминания  детей  младшего  школьного  возраста)  не  является  необходимым 
условием,  а  тем  более  причиной  усвоения  и  сохранения  знаний [41]. Центр 
внимания  был  перенесен  на  анализ  предметного  содержания  учебного 
материала  и  на  формы  дейс твия  учащихся  с  этим  содержанием.  Наиболее 
существенными  условиями  успешнос ти  усвоения  и  сохранения  знаний 
оказались: 1) выделение  способа  действия,  адекватного  структуре  предмета 
усвоения; 2) организация  определенных  форм  учебных  действий  учащихся, 
создание  взаимоперехода  между  планами  предметно-практического  и 
умственного 
теоретического 
действия. 
Абстрактному 
представлению, 
усматривающему в повторении механизм запоминания и воспроизведения, был 
противопос тавлен  анализ  становления  предметных  действий  в  учебном 
материале,  а  продуктивность  запоминания  была  поставлена  впрямую  связь  с 
организацией учебной деятельности [41]. 
В  книгах  П.И.  Зинченко (1961) и  А.А.  Смирнова (1966) имеются 
специальные разделы, посвященные памяти и обучению, памяти и пониманию. 

 
118
 
Для  развития  памяти  детей  П.И.  Зинченко  рекомендует  педагогам 
стимулировать  развитие  процессов  понимания  и  специально  ограничивать 
установку на запоминание. Иначе говоря, прежде учить школьника применять, 
например классификацию в качестве приема запоминания, необходимо научить 
его  классифицировать  в  процессе  выполнения  познавательных,  а  не 
мнемических задач. Тем самым предлагается вообще уйти от  прямолинейного 
пути  на форсированное «развитие» произвольного запоминания, поскольку он 
оказывается  благоприятным  лишь  для  механического  (т.е.  примитивно 
опосредствованного)  запоминания.  В  начальной  школе,  как  предлагает  П.И. 
Зинченко,  было  бы  лучше  отказаться  от  распространенной  практики  давать 
задание  на  выучивание  текстов,  включая  и  стихотворные.  Развивать  и 
оценивать  следует  не  качество  заучивания,  а  полноту  и  глубину  понимания. 
Собственно,  это  и  ес ть  психологически  оправданный  путь  формирования 
опосредствованного произвольного запоминания. Отсюда следует, что задачей 
школы  является  формирование  у  детей  умений  и  навыков  намеренного 
понимания, мышления, думанья [25, 26, 67]. 
За  время  обучения  в  младших  классах  школы  дети  так  быстро 
продвигаются  вперед  в  своем  развитии,  что  между  первоклассниками  и 
учащимися  третьих-четвертых  классов  образуется  заметный  разрыв.  У 
первоклассников  и  отчасти  у  второклассников  доминирует  наглядно-
действенное и наглядно-образное мышление, в то время как ученики третьих и 
четвертых  классов  в  большей  степени  опираются  на  образное  мышление  и 
словесно-логическое, причем одинаково успешно решают задачи во всех  трех 
планах: практическом, образном и словесно-логическом (вербальном) [46].  
Комплексное  развитие  детского  интеллекта  в  младшем  школьном 
возрасте  идет  в  нескольких  различных  направлениях:  усвоение  и  активное 
использование речи как средства мышления; соединение и взаимообогащающее 
влияние друг на друга всех видов мышления: наглядно-действенного, наглядно-
образного  и  словесно-логического;  выделение,  обособление  и  относительно 
независимое 
развитие 
в 
интеллектуальном 
процессе 
двух 
фаз: 
подготовительной  и  исполнительной.  На  подготовительной  фазе  решения 
задачи  осуществляется  анализ  ее  условий  и  вырабатывается  план,  а  на 
исполнительной  фазе  этот  план  реализуется  практически.  Полученный 
результат  затем  соотносится  с  условиями  и  проблемой [46]. Первое  из 
названных направлений связано с формированием речи у детей, с активным ее 
использованием  при  решении  разнообразных  задач.  Развитие  в  этом 
направлении  идет  успешно,  если  ребенка  обучают  вести  рассуждения  вслух, 
словами воспроизводить ход мысли и  называть полученный результат.  Второе 
направление  в  развитии  успешно  реализуется,  если  детям  даются  задачи, 
требующие  для  решения  одновременно  и  развитых  практических  дейс твий,  и 
умения  оперировать  образами,  и  способности  пользоваться  понятиями,  вести 
рассуждение  на  уровне  логических  абстракций.  Если  любой  из  этих  аспектов 
представлен  слабо,  то  интеллектуальное  развитие  ребенка  идет  как 
односторонний  процесс.  При  доминировании  практических  действий 

 
119
 
преимущественно  развивается  наглядно-действенное  мышление,  но  может 
отставать  образное  и  словесно-логическое.  Когда  преобладает  образное 
мышление,  то  можно  обнаружить  задержки  в  развитии  практического  и 
теоретического интеллекта. При особом внимании только к умению рассуждать 
вслух  у  детей  нередко  наблюдается  отс тавание  в  практическом  мышлении  и 
бедность образного мира. Все это может сдерживать общий интеллектуальный 
прогресс ребенка [46]. 
 
 

Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Loading...


©melimde.com 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет
рсетілетін ызмет
Жалпы ережелер
ызмет стандарты
дістемелік кешені
бекіту туралы
туралы хабарландыру
біліктілік талаптары
кіміні аппараты
Конкурс туралы
жалпы біліктілік
ойылатын жалпы
мемлекеттік кімшілік
жалпы конкурс
білім беретін
Барлы конкурс
республикасы білім
бойынша жиынты
ызмет регламенті
ткізу туралы
конкурс атысушыларына
біліктілік талаптар
атысушыларына арнал
идаларын бекіту
Республикасы кіметіні
облысы кімдігіні
рсетілетін ызметтер
мемлекеттік ызмет
стандарттарын бекіту
Конкурс ткізу
мемлекеттік мекемесі
дістемелік сыныстар
Мектепке дейінгі
дебиеті маманды
дістемелік материалдар
білім беруді
ауданы кіміні
жалпы білім
конкурс туралы
мектепке дейінгі
рметті студент
облысы бойынша
мыссыз азаматтар
Мемлекеттік кірістер
дарламасыны титулды
Конкурс жариялайды
дістемелік кешен
мерзімді жоспар
разрядты спортшы
мелетке толма
ызметтер стандарттарын
директоры бдиев

Loading...