Учебно-методический комплекс дисциплины (умкд) по дисциплине: " Дифференциальная психология " специальность: 5В050300 Психология


Классификация профессий и профессиография

Loading...


бет9/10
Дата07.04.2020
өлшемі0.51 Mb.
түріУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Классификация профессий и профессиография

Следуя определенной нами логике, профессиональные типологии следует предварять типологией профессий. Профессии принято классифицировать, объединять в группы по ряду общих свойств и признаков. За рубежом чаще всего пользуются Словарем наименований профессий (Dictionary of occupational titles), в котором представлено более тридцати тысяч профессий, образующих следующие девять групп:



  1. Руководство, управление; научная работа, свободные профессии.

  2. Работа конторских и торговых служащих.

  3. Работа в сфере обслуживания.

  4. Профессии в области сельского хозяйства, лесоводства и родственные им.

  5. Профессии, связанные с технологическими процессами производства.

  6. Профессии, связанные с механической обработкой материалов.

  7. Профессии ручного труда.

  8. Строительные профессии.

  9. Прочие (смешанная группа).

Каждая из профессий помечена шестизначным кодом, последние три цифры которого обозначают способ получения данных, характер общения с людьми и выполняемые операции. Эти качества очень важны для составления профессиограммы, включающей, помимо того, квалификационный профиль, в котором необходимые работнику качества определены количественно.

Таблица 19

Характеристики профессии,

предъявляющие требования к психологическим качествам работника

4-й знак кода

Способ

получения

данных

5-й знак кода

Характер

общения

с людьми

6-й знак кода

Выполняемые операции

0

Синтез

0

Руководство

0

Наладка

1

Согласование

1

Ведение переговоров

1

Точная обработка

2

Анализ

2

Проведение инструктажа

2

Эксплуатация, контроль

3

Сбор материала

3

Надзор

3

Управление

4

Вычисление

4

Развлечение

4

Ручные операции

5

Копирование

5

Убеждение

5

Наблюдение за работой машин

6

Сравнение

6

Подача сигналов

6

Подача сырья и съем продукции

7

Способы получения материала представлены незначительно

7

Оказание услуг

7

Регулировка

8

8

Общение с людьми незначительно

8

Другие функции

Психологические качества и способности группируются по следующим 11 категориям.



Таблица 20

Качества и способности человека, важные для различных профессий

V

Вербальная способность: способность понимать значение слов, понятий, владение языком

N

Числовая способность: способность быстро и четко выполнять арифметические действия

S

Способность представлять предмет в двух или трех измерениях

P

Способность различать даже незначительные детали объектов, графических изображений

Q

Способность корректировать слова, цифры, буквы

K

Моторная координация: способность быстро и точно координировать работу рук, пальцев и глаз в движениях

F

Способность быстро и ловко манипулировать небольшими предметами (ловкость пальцев)

M

Способность ловко действовать руками (ловкость рук)

E

Способность согласовывать движения глаз, рук и ног в соответствии со зрительными сигналами

C

Способность воспринимать, сравнивать и различать цвета и оттенки

G

Обучаемость: способность понимать, рассуждать, делать выводы (общий интеллект)

Каждое качество должно рассматриваться с точки зрения его профессиональной значимости (обычно их оценивают по пятибалльной шкале), в результате составляется профиль необходимых психологических качеств. Однако не только способности, как уже отмечалось, определяют успешность профессии. Важными являются и другие индивидные характеристики, определяющие уверенность человека в различных условиях. Так, различают 12 факторов «темперамента», адекватного различным трудовым ситуациям ‑ понятие «темперамент» здесь употребляется скорее как «социальный темперамент» в концепции В.М. Русалова, обозначая энергетические возможности человека в сфере общения с другими людьми.

И, наконец, выделяют группы требований к физическим качествам работников в зависимости от условий их профессиональной деятельности.

Итак, профессиограмма включает в себя способы переработки информации, необходимые способности, особенности социального темперамента человека и содержание профессиональных склонностей (на этом мы остановимся ниже).

К сожалению, задача логического перехода от классификаций профессий к профессиональным типологиям не может считаться выполненной; не всегда понятно, каковы перспективы личного развития человека в рамках той или иной трудовой деятельности. Конструктивным представляется подход американской исследовательницы Э.Ро, которая предложила классификацию профессий, упорядочивающую их не только по группам (восемь групп определяются сферой деятельности), но и по шести уровням, каждый из которых характеризует степень личной ответственности человека, меру его свободы и характер преодолеваемых трудностей.

Таблица 21

Трудовые ситуации, предъявляющие различные требования к темпераменту работника

1. VARCH

2. REPSC
3. USI

4. DCP
5. DEPL
6. ISOL

7. INELU

8. PUS
9. SIC

0. MVC

X. FIF

Y. STS

Ситуации, связанные с большим кругом изменяющихся обязанностей

Ситуации, связанные с повторяющимися короткими циклами, осуществляющимися в определенной последовательности в соответствии с установленными правилами

Ситуации, не требующие самостоятельных действий и принятия решений

Ситуации, связанные с управлением, планированием и контролем своей и чужой деятельности

Ситуации, предполагающие необходимость установления контактов помимо предусмотренных инструкцией

Ситуации, предполагающие работу в условиях относительной изоляции от людей

Ситуации, требующие руководства людьми и оказания влияния на них

Ситуации, связанные с неожиданными действиями и риском и требующие бдительности и самокритичности

Ситуации, требующие быстрой сенсорной оценки положения и принятия решений

Ситуации, требующие оценки информации при помощи измерительных приборов

Ситуации, предполагающие интерпретацию чувств, идей или фактов

Ситуации, требующие точных знаний о допусках и стандартах


Направленность личности в структуре индивидуальности

Становление профессионально важных качеств начинается с возникновения профессиональной мотивации, поэтому обратимся к изучению направленности ‑ устойчивой системы мотивов, действующих в различных ситуациях. Профессиональные установки ‑ это вариант жизненных установок вообще, и в этом качестве они отражают основные потребности человека. Профессиональное самоопределение больше связано с развитием идентичности, чем с конкретной профессией, и детерминировано во многом чисто социальными и эмоциональными потребностями. Так, Дж.Холланд полагал, что выбор профессии ‑ это в первую очередь выбор образа жизни, связанный с Я-концепцией человека. Поэтому в свои методы диагностики интересов он включал достаточно обширные личностные свойства, не имеющие узкопрофессиональной ценности. А.Л.Тайлер, в отличие от этого, считала, что профессиональные предпочтения связаны с теми выборами, которые человек совершает на данном этапе своего жизненного пути, таким образом ограничивая и делая более специальным коридор возможностей человека. Эти выборы не только характеризуют тип личности, но и позволяют предсказать ее дальнейшее развитие, что подтверждается высокой валидностью методик, изучающих профессиональные предпочтения. Таким образом, профессия ‑ это способ самореализации человека, и в этом качестве она должна быть рассмотрена в контексте его личной философии.

В зависимости от того, что для людей представляет наивысшую ценность, иначе говоря, для чего они живут, их можно распределять по группам. Первые шаги в этом направлении были сделаны выдающимся немецким психологом Э.Шпрангером, одним из создателей понимающей психологии, труды которого не были достаточно оценены в России по причинам идеологическим ‑ Шпрангер был «махровым идеалистом».

6 типов личности, описанные Шпрангером, не связаны ни с анатомическим строением, ни с жизненными сложностями человека, ни с его профессиональными предпочтениями, а скорее выражают мироотношение в целом. Каждый может самоактуализироваться в любой области, стать творцом собственной жизни, если найдет для себя нишу, в которой и реализует свои основные потребности.

Для теоретического человека такой потребностью является познание закономерностей жизни. Чем бы он ни занимался ‑ созданием генетического оружия или тачанием сапог, он стремится увидеть внутреннюю связь явлений, и его основная награда ‑ установление этих связей.

Экономический человек, в отличие от теоретического, хочет добиться пользы от познания, хочет поставить знание на службу человеку.

Эстетический человек познает мир через самовыражение, в любой деятельности он стремится оставить часть себя, и наибольшее наказание для него ‑ это условия, при которых он должен следовать жестким требованиям жизни, не оставляющим свободы для творчества.

Социальный человек ищет себя в других, признание и возможность сделать что-то для мира ‑ близких или дальних ‑ для него основная жизненная потребность.

Политический человек не может обойтись без того, чтобы не властвовать над окружающими, ‑ являются ли ими избиратели, ученики, коллеги или просто собственная семья.

И, наконец, религиозный человек (который, кстати, может быть и атеистом) чувствует себя хорошо, только когда ощущает наполненность своей жизни смыслом.

Шпрангер в своей классификации указал не зоны уязвимости, а, напротив, направления для роста и развития личности, его самоактуализации. Среди выделенных им типов нет плохих и хороших, здоровых и больных, однако отмечается тот факт, что и эти качества могут быть привнесены неправильным воспитанием без понимания основных потребностей человека.

В отечественной психологии направленность личности изучалась с несколько иных позиций: подчеркивая способность и желание субъекта выделять собственную персону как фигуру на фоне социального бытия, выделяют три типа ориентации человека. Ориентация на себя, по данным М.С.Неймарк, связана с выраженной центрацией на себе, своих мыслях, чувствах, переживаниях. Она характеризуется такими показателями, как тревожность, забота о физическом благополучии, высокая мнительность, эгоцентризм, детерминированность поведения своим самочувствием и настроением. Преобладающими мотивами при этом являются личные достижения, стремление к самоутверждению. Следующий вид ориентации ‑ на предметную деятельность (на дело, на объект) характеризуется выраженными потребностями в познании, освоении предметной и коммуникативной среды. Наконец, ориентация на других (на группу) проявляется в позитивном отношении к общению, а преобладающие мотивы определяются в основном мотивами и интересами других людей. Очевидно, что содержание ориентации может быть допустимым для данной профессии или противопоказанным ей. Ориентации, относясь к уровню духовно-мировоззренческих характеристик, поддаются изменению стихийно или в процессе психотерапевтической и коррекционной работы, например, благодаря участию в тренинге профессионального самоопределения.



Индивидуальный стиль деятельности

Профессиональное самоопределение ‑ это способ оптимизации отношений человека и профессии «сверху», через изменение интересов и мотивов. Другой путь идет от индивидных, формально-динамических характеристик и заключается в выработке индивидуального стиля деятельности (ИСД).

Это понятие возникло в психологии труда, где использовалось Е.А.Климовым для изучения различных производственных профессий. ИСД ‑ это устойчивая система приемов и способов деятельности, обусловленная личными качествами человека и являющаяся средством эффективного приспособления к объективным обстоятельствам. Это фенотипическое (приобретаемое прижизненно) качество, возникающее на основе свойств нервной системы в ответ на требования типов деятельности, привычных для субъекта; таким образом, индивидуальный стиль деятельности можно рассматривать как интегральный эффект взаимодействия человека со средой. Механизмами становления ИСД являются адаптация, компенсация и коррекция.

Структура ИСД состоит из ядра и пристройки к нему (или вокруг него). Ядро включает в себя типологические свойства нервной системы и состоит из свойств группы А (особенностей, благоприятствующих успеху в данной деятельности) и свойств группы Б (особенностей, препятствующих успеху в данной деятельности). Пристройка состоит из качеств, вырабатываемых человеком в ходе стихийных или осознанных поисков и включает свойства группы В (особенности компенсаторного значения) и свойства группы Г (особенности приспособления).

Вопрос о границах разрешающей возможности ИСД глубоко исследовался в отечественной психологии. Что же может компенсировать ИСД, который по своему содержанию является средством уравнивания результатов людей с различными типологическими свойствами? М.К.Акимова проводила эксперимент по обучению решению задач табличным способом детей с различными стилями интеллектуальной деятельности, среди которых Н.С.Лейтес выделил «сильных», которые быстро принимают решение, перерабатывают большой информационный поток, и «слабых», которые систематичны, последовательны, тщательно проверяют информацию. Обучение «слабых» на первом этапе протекания эксперимента проходило быстрее. Когда же информационная мощность таблиц была повышена, то «сильные» оказались в преимуществе: того же результата, что и; «слабые», они достигли за 13 дней против 26.

Итак, ИСД компенсирует не все. Темп, число раздражителей, их интенсивность являются ограничителями достижений. Если деятельность сильно зависит от, например, лабильности нервной системы по возбуждению, то возможности ИСД ограничены: в цирковом училище известно, что, если будущий жонглер до третьего курса не научился работать более чем с тремя предметами, он этому уже не научится. Что же касается интеллектуальной деятельности, то она, согласно Н.С.Лейтесу, складывается из таких качеств, как активность, саморегуляция, которые проявляются в умственной выносливости, быстроте и устойчивости умственной деятельности, стиле занятий и отдыха, т.е. может варьировать очень сильно. Таким образом, о границах достижений можно говорить применительно к тем видам деятельности, которые основаны на норме реакции генотипа и связаны со свойствами нервной системы. Если же деятельность основана на фенотипических качествах, то возможностей компенсации намного больше.



Профессиональные типологии

Классификации профессий, как правило, базируются на объективных основаниях, определяемых необходимым качеством продукта и особенностями деятельности, приводящей к созданию этого продукта. При этом остальные качества субъекта, не имеющие прямого отношения к профессиональному труду, в рассмотрение не включаются. Что же касается профессиональных типологий, то они направлены на выделение устойчивых психологических комплексов, присущих представителям той или иной профессиональной группы. Среди качеств, входящих в этот комплекс, отмечаются и те, что не существенны для успешной работы, но устойчиво появляются вместе с другими, профессионально значимыми характеристиками. Профессиональные типологии опираются на типы личности вообще, они полезны при решении задач выявления области риска для психического здоровья, для прогноза развития личности профессионала. Кроме того, они выделяют и типы, объединенные общностью профессионального реагирования на те или иные ситуации, т.е. типы профессионалов.

Создание профессиональных типологий оказалось возможным, потому что между профессиональными интересами и особенностями личности существует соответствие. Так, для человека теоретической (например, математической) профессии характерна склонность недооценивать себя, интересоваться духовными и философскими проблемами, заниматься самоанализом. Математик часто неуступчив, не склонен к личным контактам, несмотря на слабую чувствительность к стрессам, бесполезен как лидер, однако при этом одновременно сострадателен и готов оказать помощь. Если же обратиться к анализу представителя практической профессии, например, продавца недвижимости, то мы встретим комплекс совсем других качеств: хитрость, снисходительность к себе, склонность к компромиссам, способность убеждать других людей, при необходимости проявляя агрессивность; стремление находиться в центре внимания, высокая самооценка и нечувствительность к проблемам философского содержания.

В основу профессиональных типологий можно положить самые разные психологические качества: способность к творчеству, особенности темперамента, способ реагирования на профессиональную неудачу; однако, так или иначе, эти типологии позволяют описать сферу бытия человека, связанную с его профессией. Большинство этих типологий имеют эмпирический характер; их теоретическое обоснование – задача пока еще не решенная, однако для практической диагностики они могут оказаться полезными.

Так, например, разработана классификация стилей принятия решения, основанная на типологии К.-Г.Юнга. Согласно этой классификации, представители интуитивного типа больше любят решать новые, а не привычные проблемы, настойчивы в сложных ситуациях и не настойчивы в рутинных делах, быстро делают вывод, допускают фактические ошибки, не любят уточнять информацию, слабо организуют свою деятельность, работая на энергии эмоций и импровизируя. Представители мыслительного типа малоэмоциональны, им чужды человеческие переживания, нередко они кажутся жесткими, потому что в своих решениях способны обходить интересы отдельных людей. Представители сензитивного типа избегают решения новых проблем, если они не имеют готового решения, любят установленный порядок, упорны в рутинных делах, хорошо организуют свою деятельность и редко испытывают вдохновение. Отмечается высокая корреляция между сензитивным типом и склонностью принимать решения коллегиально, тем самым разделяя ответственность с другими. Наконец, представители эмоционального типа подвержены влиянию своего настроения, хорошо понимают людей, в своих решениях стремятся учитывать интересы других.

В области интеллектуальных профессий выделяют два типа мыслителей: первый склонен к анализу, строгим выводам, логичности, формальности, второй ‑ к синтезу, свободе мысли, образности, интуитивным решениям. При этом ни один из типов не является более продуктивным по сравнению с другим, они могут работать, дополняя друг друга, что объясняется особенностями церебрального доминирования. Сочетание абстрактного-конкретного мышления с доминированием полушария приводит к выделению четырех типов профессионалов, использующих различные стратегии принятия решения. Так, правополушарные конкретные, которые, по данным американских исследователей, представлены в большинстве, интуитивно ориентированы на общество, опираются на непосредственный опыт и стремятся принимать решение на основе общих впечатлений, а не отдельных фактов. Правополушарные абстрактные предпочитают решать глобальные проблемы без детализации. Левополушарные конкретные решают проблемы логически, исходя из объективных фактов, а левополушарные абстрактные ‑ это теоретики, способные решать глобальные проблемы детальным образом.

Другая классификация людей умственного труда также основана на дихотомиях синтез-анализ и интуиция-воспроизведение и включает пять следующих типов: прометеи (творчески мыслящие личности, генераторы идей), эрудиты (хранители информации, тактические противники прометеев), систематизаторы фактов (анализирующие и упорядочивающие информацию), регистраторы фактов (собиратели информации, мастера описания), рядовые исполнители (работники, использующие готовые инструкции и методики). Эти типы расположены в соответствии с убыванием творческого мыслительного содержания труда и одновременным возрастанием опоры на память и внимание.

Еще один подход акцентирует качества, в основном индивидные, важные для поведения в экстремальных ситуациях, если таковые предполагаются в рамках данной профессии. Если торможение преобладает над возбуждением, то у человека, как правило, внимание ограничено значимыми объектами, а восприятие других объектов отличается повышенным порогом. Если же преобладает возбуждение, то человек склонен к лишним телодвижениям и избыточным действиям. Можно выделить пять типов реагирования на сложную ситуацию. Человек с напряженным типом поведения отличается скованностью, общей заторможенностью и напряженностью в выполнении работы. Человек трусливого типа действует эмоционально и неадекватно, стремясь либо оградить себя от ответственности, либо использовать хоть и неверный, но проверенный способ действия. Тормозной тип характеризуется полным ступором, остановкой в активности при необычных обстоятельствах. Агрессивно-бесконтрольный тип характеризуется аффективными вспышками, которые бессмысленны и бесполезны. Наконец, прогрессивный тип в экстремальных условиях повышает показатели своей работы, оптимизирует затраты сил и проявляет повышенную работоспособность.

Если же подняться над отдельными ситуациями и обратиться к реакциям на несложившуюся профессиональную судьбу (что очень актуально для постперестроечного периода развития нашей страны), то здесь обнаружено два типичных психологических ответа. В первом случае неудача успешно компенсируется за счет внепрофессиональных мотивов, в результате чего человек поддерживает хорошие отношения с окружающими и свободен от внутреннего конфликта. Во втором случае неудача приводит к возникновению глубокого личностного конфликта, вызванного несовпадением притязаний и достижений, выражаясь, среди прочего, в общей неудовлетворенности жизнью, раздраженности и стремлении объяснять неуспех внешними причинами, что уводит человека от возможности активно влиять на ситуацию.

Краткое рассмотрение профессиональных типологий позволяет скорее отметить их недостаточность и фрагментарность, которая может быть преодолена лишь путем интеграции и систематизации профессионально значимых свойств в соответствии со структурой индивидуальности. Кроме того, очевидно, что способы поведения в профессиональной деятельности вырабатываются в контексте общего стиля жизни человека, тем самым акцентируя целостность индивидуальности во всех ее проявлениях.



Профессиональные интересы и их диагностика

Изучение и диагностика разнообразия профессиональных интересов людей ‑ задача не менее важная, чем составление классификаций профессий, точнее говоря, эти две задачи обусловливают одна другую: ведь мотивы, как известно, возникают в рамках уже существующих деятельностей, и чем больше становится новых профессий, тем разнообразнее и профессиональные предпочтения людей.

Изучение профессиональных интересов сопровождается двумя методологическими трудностями: во-первых, нередко люди обладают недостаточной информацией о существующих профессиях, во-вторых, имеются социальные стереотипы и семейные сценарии, заранее ограничивающие человека в выражении им своих предпочтений (например, юноша, любящий маленьких детей, скорее всего, не захочет работать воспитателем в детском саду).

Одна из первых попыток изучения профессиональной направленности была предпринята в 1920 г. Э.Стронгом, создавшим специальный метод диагностики интересов ‑ Бланк Стронга. В 1974 году методика была существенно переработана, в результате чего стала позволять диагностировать предпочтения человека в пяти областях, имеющих отношение к профессии: это собственно профессии (представляемые в соответствии с информированностью), учебные предметы (благодаря которым возникает профориентация), отдельные действия (например, публичное выступление, починка часов), развлечения и повседневное общение с людьми (очень старыми, представителями рискованных профессий и т.д.).

Результаты указывают на склонность человека к одной из шести групп профессий, выделенных Дж.Холландом: это профессии практические, исследовательские, художественные, социальные, предпринимательские и конвенциональные. Исходя из того, что внутри каждой профессиональной группы сосуществуют несколько вариантов профессиональной деятельности, в методику включены также шкала, фиксирующая академическую направленность (стремление продолжать свое образование) и шкала экстравертированности-интровертированности, диагностирующая отношение к людям и способность субъекта устанавливать с ними контакт, что тоже важно для ориентировки в рамках данного типа профессий.

Еще одна попытка изучения профессиональных интересов отразилась в семействе опросников, разработанных Г.Кьюдером, которые построены на измерении соответствия структуры интересов респондента интересам, присущим профессиональной референтной группе. Кьюдер выделил десять областей интересов: деятельность на открытом воздухе, технические, вычислительные, просветительские, художественные, литературные, музыкальные, социальные и канцелярские виды профессиональной деятельности, которые образовали эти группы по признаку их эмпирической наполняемости (теоретически эти группы могли быть сбалансированы и соподчинены несколько иначе, но тогда это была бы классификация профессий).



Таблица 22

Профессиональные интересы



Склонность к обработке материалов



Склонность к деловым контактам



Склонность к нетворческому труду



Склонность к нравственному воспитанию людей



Склонность к особой заботе о своем престиже



Склонность к интеллектуальной деятельности, связанной с общением



Склонность к научно-технической деятельности



Склонность к абстрактному мышлению и творческому труду



Склонность к технике и управлению механизмами



Склонность к производственной деятельности, приносящей видимые результаты

Если же вернуться к проблеме классификации профессий, то интересы и склонности, конечно же, учитываются среди других профессионально важных качеств; они распределены по десяти факторам, различные сочетания которых и представляют собой образцы интереса к различным видам профессионального труда.

В отечественной психодиагностике используют Дифференциально-диагностический опросник Е.А.Климова, позволяющий определять у подростков склонность к одной или нескольким из следующих пяти групп профессий: человек-человек, человек-природа, человек-знак, человек-художественный образ, человек-техника. Однако, при всей обоснованности этой типологии, существует очень много профессий, занимающих промежуточное между вы деленными типами положение.

Профессиональная самореализация мужчин и женщин

Профессиональная сфера обладает разной значимостью в жизни женщин и мужчин: для женщин мерило жизненного успеха ‑ это в первую очередь отношения с другими людьми; одиночество рассматривается как несчастье, а профессиональные неудачи огорчают не всегда. Для мужчин же, напротив, основные достижения измеряются профессиональными успехами, а личное и семейное счастье нередко находится вне фокуса основных жизненных устремлений.



Исследования показывают значительную связь показателя маскулинности-фемининности, с одной стороны, образования и профессии ‑ с другой. Так, мужские и женские группы сильно различаются по своей профессиональной принадлежности; кроме того, обнаружено, что высокоинтеллектуальные и хорошо образованные женщины имеют более маскулинные показатели по сравнению с половыми нормами. А мужчины, у которых развиты побочные интересы культурного или художественного содержания, демонстрируют более фемининные по сравнению с остальными мужчинами показатели.

Таблица 23

Средние показатели маскулинности-фемининности

для мужчин и женщин разных профессий

Мужские группы

+ 90

инженеры, архитекторы

+ 80




+ 70




+ 60

юристы, агенты по продажам, банкиры, администраторы

+ 50

учителя, врачи, научные работники

механики

офисные служащие, коммерсанты

+ 40

строители

фермеры

+ 30




+ 20

журналисты, артисты, священники

+ 10




0




Женские группы

10




20




30




40




50

преподаватели средней школы и колледжа

60




70

медсестры

80

домохозяйки

профессии искусства

90

швеи, парикмахеры

стенографистки

100

прислуга

Что же касается уровня профессиональных достижений, то здесь устойчиво прослеживается преобладание одаренности у мужчин. Многие отмечают, что масштаб достижений, которые принесли известность женщинам, мужчинам не позволил бы играть такую же роль. В исследовании наиболее одаренных людей Британии, предпринятом X.Эллисом, в общую группу из 1030 человек входило лишь 55 женщин. Эти данные вполне могут быть объяснены культурно-историческими традициями, которые поощряли профессиональные достижения преимущественно у мужчин. Они также согласуются и с эволюционной теорией пола, разработанной В.А.Геодакяном, согласно которой мужские особи осуществляют в филогенезе функцию изменчивости, первыми открывают для своего вида новые возможности и достигают наибольших успехов по сравнению с женскими особями.

В исследовании К.Кастл, посвященном выдающимся женщинам, показано, что в группе из 868 знаменитых женщин, представляющих 42 нации начиная с седьмого века до нашей эры и заканчивая девятнадцатым веком, наибольшее число женщин (38%) достигло известности в литературе, но высочайшая степень знаменитости, измеряемая количеством упоминаний в биографических справочниках, была получена женщинами-монархами, политическими лидерами, а также матерями или любовницами выдающихся людей. Неинтеллектуальными путями достижения славы женщинами были замужество, религия, благотворительность, трагическая судьба, красота и бессмертие, полученное благодаря жизни в литературе (подобно Лауре Ф.Пет рарки).

Полученные данные еще раз подтверждают наличие полоролевых закономерностей в сфере профессиональной самореализации, различие в понимании своего предназначения, что отражается на профессиональных предпочтениях и достижениях мужчин и женщин.


Лекция 11. Человек и другие люди (2 часа)
Ориентации личности и стратегии общения

Многообразие человеческой индивидуальности выражается не только в профессиональной деятельности, но и в общении с другими людьми ‑ реальном и гипотетическом, повседневном и конфликтном. По мнению К.Хорни, человек уже с детства вырабатывает три основные стратегии, личностные ориентации по отношению к другим людям, которых и придерживается впоследствии: это движение к людям, при котором главным является любовь со стороны других, а все остальные цели подчинены желанию ее заслужить; это движение против людей, при котором господствует «философия джунглей»: жизнь есть непрекращающаяся борьба за существование, в том числе и с другими людьми; и, наконец, движение от людей, характеризующееся потребностью в независимости и неприкосновенности, отвращающей от всякого проявления борьбы, но одновременно препятствующей адаптации человека.

В современной социальной психологии стратегии взаимодействия чаще выделяют, опираясь на мотивы, которые побуждают к общению, среди которых в организации повседневных контактов выделяют следующие:

1. Кооперация (мотив максимизации общего выигрыша).

2. Индивидуализм (мотив максимизации собственного выигрыша).

3. Конкуренция (мотив максимизации относительного выигрыша).

4. Альтруизм (мотив максимизации выигрыша другого).

5. Агрессия (мотив минимизации выигрыша другого).

6. Равенство (мотив минимизации различий в выигрышах).

Эти стратегии задают направление общения и приблизительно указывают его результат; для целей общения благоприятно, если мотивы его участников дополняют друг друга, а наименее выигрышными оказываются стратегии индивидуализма и агрессии.

В ситуации конфликта мотивы его участников определяют специфические стратегии поведения, также приводящие к различным результатам. Наиболее популярной в этой области знания является классификация К.Томаса, выделившего пять способов поведения в конфликте, такие, как соревнование, сотрудничество, компромисс, избегание и приспособление, различающиеся мерой соотношения своих и чужих (коллективных) интересов.

Избегание конфликта отмечается в том случае, когда человек стремится уйти от конфликта, минимизируя выигрыш другого ценой собственных потерь («Пусть не достанется никому!» ‑ это девиз человека избегающего). Противоборство ‑ это стратегия «перетягивания каната», при которой любой выигрыш кажется недостаточным, а участники испытывают азарт от достижения побед, даже если эти победы уже избыточны и нецелесообразны. Уступчивость ‑ это готовность отказываться от любых притязаний ради достижения цели партнером, это саморазрушительная стратегия жертвенности. Сотрудничество ‑ стратегия, позволяющая реализовать либо мотив конкуренции, либо мотив кооперации как наиболее типичные для социального поведения человека. Наконец, компромисс (тактическая уступка ради стратегического выигрыша) считается наиболее продуктивной стратегией, потому что, в отличие от уже перечисленных, приводит к хорошему самочувствию участников конфликта и нередко способствует улучшению их дальнейших отношений. Вместе с тем она наиболее трудна в осуществлении.



Таблица 24

Стратегии конфликтного поведения по К.Томасу

напористость (установка на реализацию собственных интересов)

2

противоборство

5

компромисс

4

сотрудничество

кооперативность (установка на взаимодействие)

1

избегание

3

уступчивость


Стиль общения в структуре индивидуальности

В отечественной психологии, наряду с ориентациями и стратегиями, многие исследователи говорят также и о тех способах, которые помогают человеку их реализовать, иначе говоря, о стилях общения. Инициатором изучения индивидуального стиля общения (который также называют «стилем межличностного взаимодействия» с партнером, «стилем межличностных отношений») в отечественной науке был B.C.Мерлин, который рассматривал его как частный случай стиля деятельности. Первоначально автор теории интегральной индивидуальности определил это понятие как целостную систему операций, приемов и способов (высказываний или соответствующих их значению действий), создающих межличностные отношения. При этом он выделял среди операций не только способы и средства общения, но и цель установления вида межличностных отношений. В современных исследованиях, склоняющихся к пониманию стилевых проявлений не только как процессуальных, но и как содержательных, в структуру стиля тоже включают смысловые составляющие и акцентируют внимание на мотивационной стороне общения ‑ не только «как?», но и «зачем?». Стиль общения определяется как результат образования устойчивых привычных связей между доминирующими потребностями, целями, ценностями и способами общения, как психологическое качество, формирующееся в результате взаимодействия с другими людьми и представляющее собой устойчивый способ реализации мотивов.

Подобно структуре индивидуальности в целом, стиль общения включает в себя содержательную и формальную составляющие. Первая состоит из мотивов, ценностей, потребностей и целей общения. Вторая описывается поведенческими, инструментальными особенностями общения, такими, как средства, способы, приемы. К настоящему моменту, однако, структуру стиля общения нельзя считать достаточно изученной (т.е. дающей систему различных сочетаний мотивов и средств общения). В попытках систематизировать данные об индивидуальных стилях общения некоторые авторы считают целесообразным, во-первых, разграничить стили делового, ролевого (профессионального) и межличностного общения, в связи с различием их целей, формы и содержания, а, во-вторых, в рамках каждого из них выделить коммуникативный, интерактивный и социально-перцептивный стили общения.

Повседневное общение всегда конкретно, поэтому не случайно в психологии больше известно о тех способах общения, которые возникают между людьми, занимающими различные ступени социальной иерархии, внутри семьи, а также в рамках профессиональной деятельности. Остановимся кратко на стилях руководства (лидерства), педагогического общения и родительского воспитания.



Стили лидерства

Понятие стиль лидерства (руководства) было введено Куртом Левином и его сотрудниками Р.Липпиттом и Р.Уайтом, которые предложили в качестве главного признака стиля рассматривать способ принятия решения, на основании чего ими были выделены автократический, демократический и свободный стили. Лидерство-подчинение пронизывает все области формального и неформального общения, приобретая, как и все общение, индивидуально-вариативные формы, поэтому необходимо кратко на этом явлении остановиться.

Автократический (авторитарный, директивный) стиль примечателен тем, что руководитель собирает информацию и принимает решение самостоятельно, сам оценивает положение дел в группе или организации и взаимодействует с подчиненными в основном посредством ясных, четких и конкретных приказов-указаний, не испытывая потребности в обратной связи и не допуская ее. Средствами воздействия являются санкции со стороны лидера, определяемые им единолично.

Только руководитель в подобной ситуации обладает полной информацией, имеет общий план действий, может постоянно контролировать своих подчиненных. Однако сильной стороной подобной системы руководства является четкое ограничение ответственности каждого члена группы или организации, который может укрыться за своей должностью и не обязан проявлять личную инициативу, высокая оперативность, возможность сохранения секретности.

Демократический (кооперативный, недирективный) стиль руководства имеет другие особенности. В этом случае решение принимается сообща, в результате групповой дискуссии, лидер узнает мнение подчиненных и принимает его во внимание, постоянно поддерживая обратную связь в группе, он позволяет вносить коррективы и замечания в свою работу. Взаимодействие обеспечивается не четким разделением труда, как это происходит в случае авторитарного управления, а посредством существования общей для всех членов группы цели, причем каждый осведомлен не только о своем, но и о соседних участках деятельности. Демократический лидер контролирует результат, а не процесс, и поощряет все способы самоконтроля группы, причем, как правило, он обладает высокой социальной компетентностью.

Однако не следует считать, что кооперативная модель руководства, основанная на демократических ценностях, лишена недостатков. Налаживание подобного управления требует значительного времени, и оно непригодно, если решение требуется принимать быстро. Кроме того, в условиях постоянного обсуждения невозможно сохранение секретной информации.

И, наконец, третий стиль лидерства, свободный (попустительский, либеральный, laissez-faire) состоит, по сути, в отсутствии руководства со стороны лидера, основные жизненные интересы которого лежат вне сферы группового взаимодействия. В этом случае решение принимается формально демократически, но ответственность в случае неудачи возлагается на «козла отпущения», следуя вполне авторитарным принципам в их худшем воплощении. Свободное управление ‑ неустойчивое состояние группы, которое обычно заканчивается приходом автократического лидера или распадом группы.

Очевидно, что каждый стиль лидерства имеет свои сильные и слабые стороны, включая свободный, при котором создаются условия для естественной групповой динамики и прихода настоящего неформального лидера. Проведенное под руководством Курта Левина исследование показало, что демократический стиль имеет наибольшие субъективные преимущества, выражающиеся в стремлении к творчеству, высокой удовлетворенности, благоприятном психологическом климате в группе. Однако показатели производительности труда (работа проводилась в производственных коллективах) были наивысшими в условиях автократического лидерства, несколько ниже при демократическом руководстве и самыми низкими при свободном стиле.

Таким образом, стиль лидерства в основном отражает цели существования группы, которым подчинены используемые средства, и предъявляет соответствующие требования к индивидуальности руководителя. В последнее время, наряду с выделяемыми К.Левином стилями, говорят и о двух других: сосредоточенном на поставленной задаче («функциональном» стиле) и сосредоточенном на взаимоотношениях в группе («аффективном» стиле). Исследования показывают, что «функциональный» стиль более эффективен в крайних, благоприятных или неблагоприятных для группы условиях жизни, в то время как «аффективный» стиль более пригоден в промежуточных ситуациях.

Стили педагогического общения

Одним из распространенных вариантов «вертикального» является педагогическое общение во всех его формах, включая психотерапевтические и тренинговые группы, особенностью которого является тот факт, что лидер обладает информацией и в силу этого особыми социальными санкциями по отношению к другим членам группы. Педагогическое общение всегда присутствует при передаче опыта (знаний, умений, навыков, общечеловеческой культуры, национальных ценностей и т.д.) одним человеком другому; оно включено в любое профессиональное общение, и поэтому педагогические стили иногда уподобляют уже описанным нами стилям руководства.

Обнаружена связь между предпочтением педагогического стиля и Я-концепцией человека: так, автократический стиль чаще присущ людям, не принимающим и не знающим себя, характеризуется закрытостью для критики, обидчивостью, эмоциональной ригидностью. И напротив, педагоги, придерживающиеся демократического стиля, как правило, обладают позитивной Я-концепцией, открыты и дружелюбны, способны выдержать критику, обладают самоиронией и готовы к самоизменению.

Учебное заведение, построенное на использовании автократического стиля, имеет признаки «школы-фабрики», а учебное заведение демократической направленности обладает признаками «школы-семьи», однако до сих пор не удалось установить однозначно преимуществ какой-либо из педагогических систем: в «школах-фабриках», как правило, выше успеваемость, а в «школах-семьях» ниже тревожность учащихся и лучше микроклимат.

Говоря о целях педагогического общения, отечественный исследователь А.Б.Орлов использует термин «личностная центрация учителя», которая, по его мнению, является системообразующей характеристикой деятельности педагога, определяя все многообразие ее проявлений: педагогический стиль, отношение, социальную перцепцию. Таким образом, педагогическая деятельность здесь также описывается, начиная с духовно-мировоззренческого компонента. Орлов выделяет семь основных центраций, каждая из которых может доминировать в педагогической деятельности: эгоистическая (на интересах своего «Я»), бюрократическая (на администрации, руководстве), конфликтная (на интересах коллег), авторитетная (на родителях, учащихся), познавательная (на требованиях обучения и воспитания), альтруистическая (на потребностях учащихся), гуманистическая (на проявлениях своей сущности и сущности других людей ‑ администратора, коллег, родителей, учащихся). Именно центрация, согласно Орлову, определяет способ и успешность наставнической деятельности.

Другие отечественные исследователи, признавая важность ориентации, больше сосредоточиваются, однако, на используемых в преподавании средствах. Так, А.К.Маркова и А.Я.Никонова считают, что в основе педагогического стиля лежат его содержательные характеристики (преимущественно ориентация педагога на процесс или результат своего труда, развертывание им ориентационного и контрольно-оценочного этапов в своем труде, методичность и импровизационность), динамические характеристики (гибкость, устойчивость, переключаемость) и результативность (уровень знаний и навыков учения у обучаемых, их интерес к предмету). В процессе формирования индивидуального стиля педагога, как показали исследования авторов, содержательные характеристики стиля могут изменяться, однако изменение динамических характеристик, т.е. взаимопереход эмоциональности и рассудительности не обнаруживается. Это вполне отвечает рассмотрению различных уровней индивидуальности как носителей изменчивости или устойчивости.



Маркова и Никонова выделили четыре педагогических стиля: эмоционально-импровизационный, эмоционально-методичный, рассуждающе-импровизационный и рассуждающе-методичный. Эмоциональность предполагает поддержание хорошего контакта с учениками, вовлеченность педагога в совместную деятельность, экстравертированность. Рассуждающие стили обращаются больше к осознанию, чем к мотивации, и следуют логике предмета без отклонений. Импровизация в преподавании допускает слабую домашнюю подготовленность преподавателя, однако занятия оказываются очень зависимыми от ситуативных переменных, таких, как вдохновение педагога. А методичность обеспечивает устойчивость и планомерность обучения, построенного на хорошо проработанной программе, в результате чего педагог уподобляется «обучающей машине» и может не привносить ничего субъективного в читаемый курс, а качество обучения не опускается ниже определенной планки, чего нельзя сказать о стилях импровизационных. Таким образом, преподавание также обладает значительной межиндивидуальной вариативностью, благодаря чему каждый может выработать для себя адекватный способ деятельности.

Таблица 25

Стили родительского воспитания (по 7)

авторитетный

Высокий уровень контроля

Теплые отношения

Родители признают растущую автономию детей. Они открыты для общения, допускают изменения своих требований в разумных пределах, поощряют обсуждение в кругу семьи правил поведения.

Дети хорошо адаптированы, уверены в себе, обладают хорошим самоконтролем.

авторитарный

Высокий уровень контроля

Холодные отношения

Родители отдают приказания и ждут, что они будут в точности выполнены. Они закрыты для постоянного общения с детьми, устанавливают жесткие правила и не позволяют их пересматривать, предоставляя детям лишь небольшую степень свободы.

Дети, как правило, замкнуты, боязливы, угрюмы, непритязательны и раздражительны. Девочки часто остаются пассивными и зависимыми, мальчики могут стать неуправляемыми и агрессивными.

либеральный

Низкий уровень контроля

Теплые отношения

Родители слабо регламентируют поведение ребенка, проявляя к нему безусловную любовь. Они открыты для общения, но при этом чаще отвечают на коммуникацию, чем проявляют инициативу.

Дети имеют избыток свободы, не имея ограничений. Часто дети склонны к импульсивности, неадекватному на людях поведению и непослушанию.

В некоторых случаях дети способны вырастать в творческих и активных взрослых.

индифферентный

Низкий уровень контроля

Холодные отношения

Родители безразличны к собственным детям и не устанавливают для них никаких ограничений. Они закрыты для общения; из-за обремененности собственными проблемами не остается сил на воспитание детей.

Если безразличие усиливается враждебностью со стороны родителей, ребенок склонен к разрушительному поведению.


Стили родительского воспитания

Стиль родительского воспитания сочетает в себе особенности лидерства и педагогического общения, но его наиболее существенными элементами являются эмоциональное отношение и уровень контроля за поведением детей. Диана Бомринд выделила три основных стиля, к которым впоследствии был добавлен четвертый, однако родительский стиль чаще анализируют в контексте его последствий для личности детей, а не в связи с особенностями самого родителя. В отечественной психологии А.Е.Личко связывал искажения родительского стиля с вероятностью появления акцентуаций характера у подростков, но при этом вопрос о субъекте этих стилей также остается недостаточно изученным.

Таким образом, хотя стиль общения и межличностных отношений рассматривается в контексте деятельности, подчинен ее логике, благодаря ей возникает и функционирует, однако вместе с тем он опирается на ценностные ориентации и устойчивые индивидные качества человека.

Социально значимая деятельность и ее вариации

В рамках общей активности, обращенной на преобразование природной и культурной среды, у человека особо выделяется деятельность, направленная на взаимодействие с людьми ‑ социально значимая деятельность. В отличие от общения, сопровождающего предметную и профессиональную деятельность человека, это явление порождает социально значимый продукт. Строго говоря, в современном обществе любая активность человека небезразлична для окружающих: даже если он занят, на первый взгляд, мирным трудом фармацевта, вовсе не одно и то же, продает ли он витамины или транквилизаторы. Однако в этом случае последствия деятельности человека отдаляются от операций, которые он осуществляет в повседневной жизни. Но можно выделить и такие виды поступков, которые оказывают свое воздействие на общество непосредственно: например, донор сдает кровь для спасения чьей-то жизни или хулиган разбивает витрину магазина. В психологии условились социально значимыми называть поступки именно подобного рода. Социально значимыми объектами являются отдельные люди, семья, группа, государство.

Остановимся на вариативности человеческого поведения по критерию асоциальности-просоциальности. Асоциальным называется поведение, направленное на разрушение или нанесение вреда существующим социальным системам (будь то отдельный человек, семья, группа людей или государственный строй). Таким образом, и суицид, и развод, и революция могут быть подведены под это основание. Просоциальное поведение, напротив, служит сохранению и укреплению существующих социальных систем (это женитьба, защита отечества, работа добровольцами). И то, и другое относится к социально значимой деятельности и противопоставляется ипсоцентрическому поведению как направленному на самосохранение и саморазвитие. Польский исследователь Ян Рейковский выделил 6 уровней социально значимой деятельности.

1. Альтруистическое поведение предполагает безраздельную самоотдачу, самопожертвование, отказ от собственных интересов в пользу других людей.

2. Помогающее поведение означает учет потребностей и проблем другого человека и содействие их успешному разрешению, причем сложности других могут несколько оттеснить собственные интересы субъекта.

3. Кооперативное поведение сочетает в себе соблюдение собственных и чужих интересов ко взаимной пользе.

4. Ипсоцентрическое поведение имеет целью самосохранение, при этом оставаясь безразличным к социальному окружению ‑ не принося пользы, но и без ущерба для других. Ипсоцентрическому поведению, как правило, сопутствует социальная и эмоциональная изоляция, и в качестве жизненной стратегии оно встречается редко.

5. Эгоистическое поведение, как это следует из названия, отмечается в тех случаях, когда человек стремится соблюдать преимущественно свои интересы, отвергая или ущемляя интересы других.

6. И, наконец, в тех случаях, когда субъект использует других как средства достижения собственных целей и задач, говорят об эксплуатирующем поведении.

Классификация Рейковского основана на смещении равновесия между полюсами «Я» и «Другие», которое и приводит к появлению социально значимой окраски поведения: оно становится либо просоциальным (к которому можно отнести первые три типа), либо асоциальным (подобно двум последним). Отметим попутно, что «Я» и «Другие» у Рейковского определяются как изначально противопоставленные, согласуясь с уже приводимыми взглядами М.С.Неймарк, выделявшей три основные ориентации человека: на предмет, на другого и на себя.

Исследования в этой области, как ни странно, чаще открывают ситуативные, чем диспозициональные, переменные просоциального поведения, и набора личностных черт, способствующих альтруистическому поведению, не обнаружено. Некоторые исследования показали, что мужчины по сравнению с женщинами чаще оказывались донорами и реципиентами помощи, однако и эти данные, как правило, не обнаруживали своей устойчивости по отношению к ситуационному контексту.

Вариативность отклоняющегося и асоциального поведения

В отличие от проявлений просоциальных, асоциальные наклонности изучены весьма основательно (что неудивительно, так как этот предмет обладает большей социальной актуальностью). Одну из первых в типологии личности попыток связать психические особенности человека с асоциальными (точнее, преступными) проявлениями предпринял Ч.Ломброзо. Он выделил: 1) прирожденных преступников, 2) душевно больных преступников, 3) преступников по страсти, 4) случайных преступников. Прирожденный преступник определялся Ч.Ломброзо как скрытый психопат, который имеет патологические личностные особенности: отсутствие раскаяния и угрызения совести, цинизм, склонность к предательству, тщеславие, мстительность, жестокость, леность, любовь к оргиям и азартным играм. У.Шелдон в рамках своей конституциональной типологии обнаружил, что наибольшее число преступников встречается среди лиц мезоморфного склада и выделил три типа преступников: дионисивный (с преимущественным нарушением моральных устоев), параноидный (с навязчивостями бредового характера), гебефренический (с нарочитым возбуждением). Использование типологии Э.Кречмера показало, что существует связь между типом криминального поведения и телосложением: бандиты чаще атлетически сложены, воры недоразвиты, дегенеративны, имеют телосложение евнухов, а уродов среди криминальных типов в среднем больше, чем это характерно для популяции в целом.

Психогенетические исследования с применением близнецового метода, метода приемных детей показали, что склонность к асоциальности закреплена наследственно (среди предпосылок агрессивности, например, выделяется высокая индивидуальная чувствительность к алкоголю и другим возбуждающим препаратам, гиперактивность и высокая импульсивность поведения). Однако включение в анализ дополнительных данных, утверждают психогенетики, например, касающихся семьи, условий воспитания, приводит к выводу, что генетические влияния опосредствованы многими ситуативными переменными и не могут считаться однозначно определяющими асоциальное развитие личности.

Обнаружены устойчивые связи между психической устойчивостью и склонностью к девиациям: по данным различных источников, среди делинквентных подростков от 60% до 90% составляют обладатели явных акцентуаций. Так, основными типами патопсихологических симптомокомплексов являются шизофренический, органический (снижение умственных способностей при относительной сохранности мотивационно-личностной сферы), психопатический, олигофренический, психогенной дезорганизации психической деятельности. Существует и зависимость между типом криминального поведения и акцентуацией характера: так, среди возбудимых психопатов наибольшую группу составили люди с преступлениями против личности, среди истерических психопатов наиболее распространены преступления против государственного и личного имущества граждан, а в группе неустойчивых психопатов преобладали корыстные преступления. Кроме того, было обнаружено, что у воров и убийц повышена тревожность, однако у воров она носит ровный характер, а для убийц характерен скачкообразный.

В целом отмечается, что преступники с психическими отклонениями чаще совершают насильственные и реже ‑ дезадаптивные преступления (к числу которых относят, например, бродяжничество), хотя в обоих случаях они отторгают мир вокруг себя либо активно, либо пассивно; однако среди взяточников и расхитителей лиц с психическими аномалиями практически не встречается, что заставляет внимательнее отнестись к содержанию термина «социальная адаптация».

Вариации морального сознания

Не меньший, чем реальное поведение, интерес вызывает способность человека к осознанию моральных норм и правил, потому что установлено соответствие (хотя и не полное) между способностью к моральной рефлексии и реальным поведением человека, а рассуждения исследовать существенно легче. Наиболее полно моральные рассуждения изучал американский психолог Л.Кольберг, последователь Ж.Пиаже, который использовал в своей работе метод моральных дилемм (историй с незавершенным концом). Разновозрастным испытуемым он предлагал выразить свое отношение к вымышленным историям, подобным следующей. «У Хайнца тяжело больна жена. Не имея достаточного количества денег, он просит аптекаря уступить ему необходимое лекарство, однако аптекарь не соглашается. Чтобы спасти жену, Хайнц вынужден украсть лекарство». Участникам исследования, большинство которых составляли ученики и выпускники мужского колледжа, задавались стандартные вопросы: правильно ли поступил герой рассказа? Почему? Как бы вы поступили на его месте?

Разнообразие индивидуальных ответов вполне укладывается в схему развития морального суждения, включающую 6 стадий.

Шесть выделенных эмпирически стадий Кольберг объединил в 3 уровня: «конвенциональный» (стадии 3 и 4) ‑ от слова «конвенция», т.е. на основании договоренности людей между собой о том, как следует себя вести, «доконвенциональный» (стадии 1 и 2), т.е. игнорирующий традиции и социальные требования, и «постконвенциональный» (стадии 5 и 6), ориентированный на высокие нравственные принципы, которые могут и не поддерживаться всем обществом в целом.

Л.Кольберг сформулировал несколько общих законов развития морального суждения, вначале претендовавших на универсальность, однако опровергнутых в более поздних исследованиях. Так, он настаивал на последовательности прохождения выделенных им ступеней. Было показано, однако, что в социально благоприятных условиях, при использовании демократического стиля воспитания можно наблюдать «перескакивание» ребенка через несколько стадий и быстрое открытие им законов справедливого взаимодействия. Далее, Л.Кольберг утверждал поступательность и необратимость развития: достигнутая стадия может меняться только на более высокую. Но были зафиксированы случаи «соскальзывания» моральной аргументации человека на более примитивный уровень, если человек оказывался в условиях, требующих для выживания именно такой адаптации, т.е. в учреждениях исправительного типа или просто в плохой школе.

Л.Кольберг установил, что большинство людей находится на конвенциональном уровне морального развития, дети и правонарушители ‑ на доконвенциональном и лишь некоторые этически развитые люди, имеющие альтруистическую профессию, могут достигать постконвенционального уровня. Женщин, согласно Л.Кольбергу, среди последних не было вообще.



Таблица 26

Уровни развития морального суждения по Л.Колбергу

Доконвенциональный уровень

1 стадия

Ориентация на возможное наказание.

«Воровать плохо, так как можно попасть в тюрьму».

2 стадия

Наивный потребительский гедонизм, ориентация на удовлетворение собственных потребностей.

«Не каждый способен хорошо организовать кражу, лучше уж не рисковать и уповать на судьбу».

Конвенциональный уровень

3 стадия

Мораль «пай-мальчика», ориентированная на поддержание хороших отношений, одобрение окружающих.

«Нельзя красть, так как стыдно будет показаться перед соседями».

4 стадия

Ориентация на авторитет.

«Если бы мой дед узнал, что я способен совершить кражу, он бы мне не простил».

Постконвенциональный уровень

5 стадия

Мораль, основанная на признании прав человека и демократически принятого закона.

«Красть нельзя, так как это нанесет ущерб аптекарю, который честно зарабатывает свой хлеб».

6 стадия

Индивидуальные принципы, выработанные самостоятельно.

«Кража ‑ это, конечно, дурной поступок. Но если выбирать между имуществом и человеческой жизнью, то можно и украсть. Аптекарь мог бы и уступить».


Особенности морального сознания у мужчин и женщин

Л.Кольберг полагал, что главное в моральных отношениях людей ‑ это «справедливость» (justice), основанная на личной честности и правах других, однако этот вывод был сделан на основании длительных (в течение 40 лет) исследований, проводимых в мужских колледжах. Позднее было показано, однако, что это традиционно мужская ценность, а женщинам более свойственно объяснять добрые поступки ценностью «заботы» (саге), ориентированной на потребности других и требующей отказа от собственных притязаний, жертвенности. Таким образом, по мнению К.Джиллиган, женщины ориентируются в своем моральном поведении не на объективные права, а на субъективную выраженность эмоционально воспринимаемой потребности другого человека (помогают не тому, кто заслужил, а тому, кто демонстрирует свое бедственное положение и вызывает, больше сочувствия).

Проявления «мужской» и «женской» морали отмечались многими исследователями. Так, ранжируя по значимости 15 терминальных ценностей М.Рокича, российские женщины отвели «честности» 7-е место, а «правдивости» ‑ 11-е. Мужчины «честность» поставили на 6-е место, а «правдивость» на 9-е (примечательно, что в США и мужчины, и женщины отводят указанным ценностям 1-е или 2-е места).

Отечественный исследователь В.В.Знаков, изучая проявления лживости у мужчин и женщин, также отметил несколько выразительных особенностей. Так, например, уже в определениях лжи женщины продемонстрировали более высокую рефлексию (объяснения нравственных категорий даются им легче). Далее можно выделить по крайней мере два типа лжи ‑ эгоцентрическую (когда о тех, кому говорят неправду, не думают, а преследуют только свои собственные цели) и альтруистическую (случаи «лжи во спасение», добродетельной лжи, при которой человек старается свести к минимуму последствия какой-то значимой информации). Альтруистическая ложь более присуща женщинам и фемининным мужчинам, эгоцентрическая ‑ мужчинам и маскулинным женщинам.

Объясняя необходимость лжи, женщины чаще обращаются к ее причинам («Оттого что боялся...»), мужчины ‑ к целям («Для того чтобы победить...»). Женщины также чаще отмечают эмоциональные оттенки происходящего. Таким образом, женщины в своих моральных суждениях скорее процессуальны, а мужчины ‑ результативны. И еще одна примечательная деталь: самооценка женщин по шкале правдивости существенно ниже, чем средняя самооценка мужчин. Трудно сказать, однако, является ли это выражением их объективной склонности к притворству или просто результатом более высокой рефлексии и критичности к себе по сравнению с мужчинами.

Интересно, что особенности морального сознания и нравственного поведения, обладающие половым диморфизмом, проявляются уже в подростковом возрасте. В отдельном исследовании мы изучали соотношение мотивов и ценностей альтруизма и достижения в сознании и поведении старших школьников (учеников 10-го класса). Оказалось, что если мальчик обладал выраженными качествами альтруизма, то и учился он, как правило, лучше других. Иная картина наблюдалась у девочек. Девочки, популярные по критерию готовности оказать помощь, учились весьма посредственно.

Изучая самосознание подростков, мы обнаружили также, что в субъективном семантическом пространстве девочек образы «Филантропа» и «Преуспевающего» резко разведены, а у мальчиков, напротив, чаще интегрированы. И, наконец, в ситуации достижения мальчики демонстрируют повышение готовности оказывать помощь другим, а девочки, напротив, ослабление этого мотива. Таким образом, и на ментальном, и на поведенческом уровнях мальчики воспринимают (переживают) альтруистическое и эгоистическое как взаимоусиливающее, то есть они скорее кооперативны, а девочки обладают достаточно сегментизированными субличностями, одна из которых обязательно главенствует над другой. То есть, ставя перед собой определенные прагматические цели, девочка внутренне как бы отказывается от альтруистической линии поведения, и, наоборот, ориентируясь на любовь к людям, она заранее готовит себя к жертвам тем, что ей тоже дорого. Эта интересная особенность, по-видимому, обусловлена культурно (потому что Россию многие считают «женской» страной) и может помочь объяснить многие качества российского менталитета (в частности, уступчивость, легкий отказ от борьбы за достижения и пр.). Но, по большому счету, это качество вовсе не полезно.

За рубежом изучалось влияние разных условий на моральное сознание. В исследованиях особенностей семьи ребенка было показано, что у детей обнаружена положительная связь между уровнем суждения и свободой, которой располагает на работе его отец. Более автономными оказываются суждения детей из высших слоев общества (по сравнению с детьми из средних слоев). А подростки из неполных семей, которые росли в условиях жесткого контроля, чаще оказываются «ненадежными» (меняющими основание аргументов) в своих рассуждениях, в отличие от «надежных», в семьях которых господствовал положительный эмоциональный климат и было принято открыто разрешать конфликты.

Среди взрослых влияние на моральные рассуждения, сравнимое по силе с семейным у детей, оказывали профессия и общая направленность личности. Так, было обнаружено, что в группе естественников и инженеров моральные правила понимаются как обязательные, неизменные и противопоставленные повседневной действительности; в группе гуманитариев, в противоположность этому, нормы рефлексируются, моральное законотворчество и реальная жизнь не имеют четких границ. Актуальным для зарубежной психологии является также изучение связи промилитаристской ориентации и моральной зрелости. Было показано, например, что субъективное принятие военной службы положительно коррелирует с конвенциональным уровнем, а отвержение ‑ с постконвенциональным уровнем развития морального суждения по Кольбергу. Кроме того, оказалось, что дилеммы из военной жизни решались на более низком уровне, чем гипотетические (это явление получило название «сегментизация сознания»).

Сравнение политических ориентации в Германии показало, что «левые» чаще применяли конвенциональную и постконвенциональную аргументацию, а «правые» ‑ доконвенциональную. В то же время обнаружено, что демократические взгляды чаще сочетаются с высоким уровнем морального развития, из чего делается вывод о том, что смысл демократизации и состоит в повышении моральности граждан.

Существуют и данные кросс-культурных исследований в области изучения морального сознания. Так, российско-американский исследователь В.А.Лефевр обнаружил, что нормативные и идеальные представления о нравственном очень сильно различаются в России и США. Если для россиянина типично легкое использование дурного средства для достижения высокой цели (такое сознание Лефевр назвал дизъюнктивным), то для американского гражданина это исключено, американское сознание конъюнктивно и, если средство не может быть честным, значит, нехороша и сама цель. Это характеризует нормативное (общераспространенное) сознание. Иные требования, однако, предъявляются к герою (т.е. формируют представление об идеальном). В России это человек бескомпромиссный («Лучше умереть стоя, чем жить на коленях», «Ни шагу назад...»), а в США ‑ напротив, обладающий высокой гибкостью и способностью приходить к соглашению. По оценкам и прогнозам В.А.Лефевра, западная этическая система более жизнеспособна, ибо бескомпромиссность приводит к уничтожению всех несогласных (что и было продемонстрировано неоднократно в истории нашей страны) и в конечном счете ‑ к саморазрушению.

Регулярные учебные опросы студентов, впрочем, проводимые нами при помощи дилемм Кольберга на протяжении последних десяти лет, показывают, что привычная дизъюнктивность российского сознания постепенно смягчается.

Итак, результаты исследований, проанализированные в этой главе, показывают широкую вариативность форм реального и ментального взаимодействия человека с другими людьми, которые, однако, к настоящему моменту недостаточно систематизированы и соотнесены с другими проявлениями человеческой индивидуальности.
Лекция 12. Стилевые особенности индивидуальности (2 часа)
Понятие жизненного стиля в психологии

Характеристики всех уровней индивидуальности проявляются в том способе взаимодействия с миром, который вырабатывается у людей и, подобно остальным особенностям, также обладает вариативностью. Для обозначения этого способа в дифференциальной психологии используют понятие «стиль».

Одно из первых указаний на важность стиля человеческого поведения приписывают И.В.Гете, который считал его проявлением высших свойств индивидуальности. А в психологии понятие жизненного стиля стало использоваться впервые Альфредом Адлером, который подразумевал под ним уникальное соединение черт, способов поведения и привычек, определяющих неповторимую картину существования человека. А.Адлер использовал для иллюстрации понятия "жизненный стиль" такой образ. "Если мы сравним сосну, растущую в долине, с сосной, которая укрепилась на вершине горы, мы увидим, что они растут по-разному. Это деревья одного и того же вида, но их жизненные стили различны. Стиль жизни дерева ‑ это его индивидуальность, которая выражается и формируется в определенном окружении. Распознается же стиль тогда, когда мы видим, что у каждого дерева есть своя модель жизненного поведения, а не просто одни механические реакции на окружение".

Стиль жизни присутствует всегда, но проявляется лишь при столкновении человека с жизненными проблемами. Это обусловлено тем, что формируется он в детстве под воздействием переживаемых трудностей и основывается на стремлении к цели, окончательно закрепляясь к 4‑5 годам. А взрослая жизнь человека, по мнению Адлера, лишь фиксирует и сохраняет стиль жизни, и потому дает возможность предсказывать человеческое поведение. Очень важным в контексте индивидуальной психологии является порядок рождения детей в семье, и, зная место человека в ряду его братьев и сестер, можно определить и его стиль: например, с точки зрения Адлера, было очевидным, что старшие дети всегда переживают ревность по отношению к младшим и поэтому вынуждены самоутверждаться сначала в семье, а затем ‑ и в большом социуме (в современной психологии, впрочем, решающее значение порядка рождения представляется спорным).

Как же складывается жизненный стиль? Развивая свою идею об изначальном переживании человеком своей неполноценности, Адлер рассуждал, что это переживание становится невыносимым и побуждает человека к действиям, исправляющим ситуацию. В результате у него появляется цель, которой он и достигает доступными ему способами, компенсируя изначальный дефект, недостаток или просто низкий уровень способностей. Итак, понятие стиля отвечает системному принципу эквифинальности, согласно которому в сложных системах существуют различные пути, приводящие к одному и тому же результату (финалу). Таким образом, стиль жизни включает в себя психологические качества, располагающиеся на трех уровнях индивидуальности: это индивидная характеристика (дефект), духовно-мировоззренческая (цель) и средство, благодаря которому эта цель достигается (предметно-содержательная характеристика).

Стиль устойчив и проявляется в решении человеком основных жизненных задач, среди которых Адлер выделял работу, дружбу и любовь и которые осуществляются, оказывая взаимное влияние друг на друга; именно постоянство стиля и определяет постоянство личности. И, хотя стиль каждого человека неповторим, Адлер все же предложил классификацию установок, лежащих в основе наиболее распространенных стилей и характеризующихся двумя качествами ‑ социальным интересом и степенью активности. Нормальным Адлер считал такой способ жизни, при котором человек настолько хорошо адаптирован, что, «хочет он того или нет, общество извлекает определенную выгоду из его деятельности. Кроме того, с точки зрения психологической, у него достаточно энергии и смелости, чтобы открыто встречать проблемы и трудности, которые случаются в его жизни». Отметим, что этот психологический портрет очень близок по своему содержанию самоактуализирующейся личности, хотя и дан в рамках психоаналитического подхода.


Таблица 27

Типы жизненного стиля по А.Адлеру




Социальный интерес



+

Активность

+

Управляющий тип

Самоуверенные, напористые люди, поведение которых не предполагает заботы о других. Важна установка превосходства над миром. Основные жизненные задачи решают в асоциальной манере

Социально-полезный тип

Воплощение личностной зрелости; осознают необходимость сотрудничества, личного мужества и готовности действовать для других. Заинтересованы в благополучии других



Берущий тип

Относятся к миру паразитически, в основном решают свои задачи за счет других, стремясь получить как можно больше. Низкая активность не позволяет им быть асоциальными

Типа с такими характеристиками не существует: невозможно иметь высокий социальный интерес и низкую активность

Избегающий тип

Не обладают позитивными целями, основной стратегией поведения является избегание. Преобладает социально-бесполезное поведение и низкая продуктивность жизни

Для формирования жизненного стиля важны такие качества, как способность устанавливать правильную дистанцию по отношению к людям, способ поддержки, который присущ человеку, смелость и боязливость, вера в предопределение, которая, по мнению Адлера, часто мешает человеку принимать свои жизненные задачи и потому неполезна. Стиль жизни поддается корректировке, которая в основном состоит в пробуждении чувства общности с другими и одновременно ‑ личной независимости.

Понятие стиля использовалось и Г.Оллпортом, который предпринял попытку развести базовые личностные черты и черты инструментальные, используемые как средство достижения целей. В современной психологии стилевые характеристики выделяются во всех отраслях науки и доказали свою высокую эвристичность при описании особенностей взаимодействия человека с предметами, субъектами и просто способа решения им жизненных или мыслительных задач. Поэтому стилевые характеристики стали рассматривать как индивидуальный способ взаимодействия с миром в целом.

Индивидуальный стиль в отечественной психологии

В отечественной науке также придается большое значение понятию стиля, который описывает индивидуальность в динамике. В зависимости от локализации качества, которое компенсируется или видоизменяется, можно выделить стили общения, когнитивные стили (способы реализации задатков), стили профессиональной деятельности. Соподчиняясь и интегрируясь в единую систему, все они образуют стиль человека, эволюционное значение которого заключается в том, чтобы установить индивидуально особенное с точки зрения оптимальности, адаптированности и результативности взаимодействие человека со средой. Стиль человека имеет два основных проявления: с одной стороны, в виде сопряжения разноуровневых параметров в структуре индивидуальности (темперамента, характера, интеллекта и т.д.), а с другой стороны, образуя устойчивый паттерн индивидуальных взаимодействий с физической и социальной средой. То есть стиль человека ‑ это и то, что внутри индивидуальности, и то, что характеризует ее как субъекта деятельности. Представители теории интегральной индивидуальности, развивая идею о системной организации стиля, низшие его уровни связывают с формально-динамическими свойствами индивидуальности, а высшие ‑ с личностными, такими, как убеждения и Я-концепция.



А.В.Либин предложил изучать стиль человека как иерархическое образование, включающее 5 блоков (или фреймов, как их называет работающий в российско-американской традиции исследователь), каждый из которых представляет собой набор взаимосвязанных признаков, обнаруженных посредством корреляционного анализа и обладающих отличительной спецификой. Валидность такого рассмотрения стиля была подтверждена исследованием связи различных стилевых проявлений: стиля перцепции, мышления, способа психологического преодоления, индивидуального стиля деятельности и общения.

Другой отечественный исследователь Л.Я.Дорфман предлагает рассматривать в качестве основы для выделения стилей формы активности человека. При этом он подчеркивает, что одни стили активности, с точки зрения их детерминации, смещены к полюсу субъекта (они сопоставимы со стилями личности и обозначены им как индивидуальные стили), другие смещены к полюсу объекта (они сопоставимы с индивидуальным стилем и называются экологическими стилями).

Таким образом, стилевые характеристики человека включают как особенности внутренней динамики индивидуальности, так и направления взаимодействия с внешним миром (выбираемый из него субъектом фрагмент Дорфман называет метаиндивидуальным миром). То есть стиль ‑ это в целом фенотипическое образование, связывающее субъекта с объектами и определяющее как процесс, так и результат их взаимодействия.

Понятие стиля человека пока еще недостаточно проработано на всех уровнях ‑ чаще подробно представлены лишь некоторые уровни, однако, безусловно, оно обладает богатыми перспективами для использования в прикладных исследованиях. Так, например, исследователь девиантного поведения В.Т.Кондратенко выделяет следующие стили жизни: гедонистический (стремление к реализации своих потребностей), аскетический (стремление к снижению интенсивности своих потребностей), созерцательный (ориентация на внешние впечатления, реализующая стремление упростить отношения с миром), деятельный (стремление к самосовершенствованию и всестороннему развитию). Автором отмечается, что аскетический стиль часто встречается среди убийц, а созерцательный ‑ среди воров.



Я-концепция как основа жизненного стиля

Поскольку исходным моментом для выработки жизненного стиля является представление человека о себе, необходимо кратко рассмотреть индивидуальную вариативность самосознания. Совокупность представлений индивида о себе, включающая убеждения, оценки и тенденции поведения, называется Я-концепцией. Иначе говоря, Я-концепция ‑ система наиболее общих установок субъекта на самого себя.

Я-концепция определяет меру успешности человека в разных сферах действительности и области его уязвимости, выполняя троякую роль: во-первых, способствует достижению внутренней согласованности личности; во-вторых, определяет интерпретацию опыта человека и, в-третьих, является источником ожиданий. Таким образом, Я-концепция выступает регулятором практически всех личностных и характерологических процессов. Я-концепция по своему происхождению в основном фенотипическое образование, подкрепляемое генетически уровнем тревожности и свойствами нервной системы.

Самооценка, важнейшая составляющая самосознания, может быть вычислена по оригинальной формуле У.Джеймса: самооценка = успех/притязания. Она изменяется с возрастом, приобретая такие измерения, как дифференцированность (подробность частных представлений о себе), высоту (она может быть средней, высокой и низкой), адекватность (она должна соответствовать личным объективным достижениям). Самооценка складывается в детстве под влиянием внешних оценок, которые, интериоризуясь, превращаются в самоотношение. Это возможно только начиная с некоторого уровня интеллектуального развития (дети-олигофрены, у которых нет смыслового обобщения, устойчивой самооценки так и не приобретают).

По данным исследований, посвященных дифференцированности самооценки, обнаружено, что, если сравнивать самоотчеты различных возрастных категорий (например, семиклассников, старшеклассников и взрослых людей около 30 лет) по пяти параметрам самооценки (физическим качествам, успешности, интеллектуальному развитию, межличностному общению и ответственности), с возрастом индивидуальные вариации усиливаются. В то время как ребенок раннего возраста оценивает себя одинаково по всем качествам, респонденты постарше лучше знают свои сильные и слабые стороны. Это связано с расширением личного опыта и, как следствие, с увеличением когнитивной сложности личности, т.е. способности оценивать разные стороны своего Я. Недифференцированность самооценки свидетельствует о социальной и личностной неразвитости («Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь», ‑ писал Козьма Прутков).

Для успешности деятельности необходимо, чтобы человек оценивал себя немного выше реальных достижений, таким образом самомотивируясь. Заниженная (ниже объективных достижений) самооценка свидетельствует о депрессивности, склонности личности к невротизации. Многочисленные исследования показали, что самооценка напрямую связана со школьными успехами, в то время как интеллектуальные способности ‑ лишь опосредствованно. То есть не очень способный, но уверенный ученик лучше учится, чем его одаренный, но сомневающийся в себе товарищ.

Негативная Я-концепция порождает избыточные психологические защиты, ограничивая круг деятельностей и общения человека. Принятие себя ‑ основа самоактуализации личности. Для человека, имеющего профессию социального содержания, необходимо углубленное знание себя, и негативная Я-концепция является профессиональным противопоказанием.

У мужчин чаще отмечается более позитивная (а также, возможно, более интегрированная) Я-концепция, чем у женщин. Можно отметить также объединение задач альтруистического и прагматического содержания в самосознании мужчин и разведение этих сторон самоактуализации у женщин, что, по-видимому, объясняется комплексом жертвы, характерным для российской, фемининной в целом, культуры.

Повышение самооценки возможно при условии а) наличия частных достижений в одной из деятельностей, б) при условии, что человек не боится быть отвергнутым в случае неуспеха, в) при уверенности в благожелательном отношении к нему и отсутствии сопоставления с другими людьми (т.е. наличии безоценочного к нему отношения). Неадекватно завышенная самооценка, однако, также может быть источником жизненных трудностей для ее обладателя: пониженная критичность к себе приводит к инфантильности, безответственности, неумению планировать свою деятельность, прогнозировать ее последствия и строить отношения с другими людьми.

Самооценка тесно связана с уровнем притязаний ‑ теми целями и задачами, которые человек считает для себя выполнимыми. Уровень притязаний различается по высоте динамичности. Если человек не справился с задачей, он, по логике адаптивного поведения, должен понизить свои притязания. Ригидные притязания на успех отмечаются у социально и личностно неразвитых людей (впрочем, упорство без подкрепления относится к одной из поведенческих программ здоровых мужчин).

Я-концепция ‑ понятие в основном европейского менталитета. Философские течения Востока в основном постулируют предзаданность человеческой судьбы и целесообразность подчинения ей: ведь если все равно не избежать некоторого события, то лучше его принять. Европейский традиция, напротив, ориентирует человека на то, чтобы строить свою жизнь самостоятельно. Активное начало, поиск своего места в мире и смысла своего существования, который открывается не всем и не сразу, противопоставление себя мирозданию, претензия на то, чтобы преобразовывали мир по своему образу и подобию, ‑ вот отличительные черты западного мышления.

В психологии личности склонность человека возлагать ответственность за все происходящее с ним на внешние обстоятельства или себя самого называется локусом контроля (это понятие было введено Дж.Роттером). Если человек имеет внутренний локус контроля (таких людей называют интерналами), он ощущает себя творцом собственной жизни. Интерналы менее склонны подчиняться влиянию других, они сопротивляются, когда чувствуют, что ими пытаются манипулировать. Они лучше работают в одиночестве, чем под наблюдением, болезненно реагируют на утрату личной свободы.

Если же человек полагает, что все происходящее с ним является результатом действия внешних, посторонних по отношению к его воле сил ‑ случая, других людей, провидения ‑ (таких людей называют экстерналами), то он больше ориентирован на принятие всего, что с ним происходит. Он реже достигает тех высот жизнетворчества, которые присущи интерналам, ощущает себя менее значительным в этой жизни, зато не берет на себя трудновыполнимых задач. Экстерналы конформны (подчиняются правилам), поддаются давлению окружающих, внушению, лучше работают на людях, чем в одиночестве. Им трудно организовать свою деятельность, при планировании которой они учитывают в основном внешние требования (подготовить материал к экзамену, приготовить праздничный обед, если ожидаются гости).

Локус контроля связан и с тем, как человек строит свои отношения с другими людьми. Как правило, интернал более уверен в себе, более популярен в группе и проявляет большую терпимость по сравнению с экстерналом. У интерналов обнаружена более активная позиция по отношению к собственному здоровью: они лучше осведомлены об его особенностях, больше заботятся о нем и чаще обращаются за профилактической помощью. Экстернальность, напротив, сочетается с пониженным настроением, переживанием тревоги за свое здоровье.

В течение некоторого времени считалось, что локус контроля ‑ постоянная характеристика личности, сохраняющаяся на протяжении длительного периода времени и распространяющаяся на все области жизни ‑ успех и неудачи, здоровье, учебу, работу, семью, отношения с друзьями (именно эти сферы выделяются в отечественной модификации опросника, имеющей название «Уровень субъективного контроля». Однако позже было показано, что локус контроля может изменяться в зависимости от реальных возможностей влияния на жизнь, которыми обладает человек (например, понятно, что ребенок мало за что может отвечать в родительской семье, зато строит все по своему усмотрению после женитьбы). Но, как бы то ни было, важно, чтобы человек был реалистичен в своей оценке обстоятельств.

Логическим следствием присущего человеку локуса контроля является поведение в ситуации фрустрации. С.Розенцвейг выделил три возможных направления реакции: это так называемая интрапунитивная реакция (обвинение самого себя), экстрапунитивная (направленная на других людей и внешние обстоятельства) и импунитивная (отвлекающая от конфликта и обесценивающая его значение). Экстрапунитивно реагируют чаще психотики, интрапунитивно ‑ невротики. В реальной жизни, в зависимости от индивидуальных возможностей контролировать ситуацию, нужно использовать весь спектр способов поведения. Для их диагностики существует полупрожективный рисуночно-фрустрационный тест, созданный в детском и взрослом вариантах и модифицированный применительно к деловому общению.



Понятие психологического преодоления (coping strategies) и его вариации

Жизненный стиль не только формируется в трудных ситуациях, он в них и проявляет себя. Существуют различные способы преодоления жизненных сложностей (в психологии их называют coping strategies от английского «соре» ‑ преодолевать). Психологическое преодоление ‑ это индивидуальный способ взаимодействия с ситуацией в соответствии с ее логикой, значимостью в жизни человека и его психологическими возможностями. В широком смысле слова «coping» включает все виды взаимодействия субъекта с задачами внешнего или внутреннего характера ‑ попытки овладеть или смягчить, привыкнуть или уклониться от требований проблемной ситуации. Частично это понятие пересекается с понятием психологических защит, однако оно шире, потому что включает не только ментальную, но и фактическую реальность.

Но, насколько бы ни различались между собой индивидуальные формы психологического преодоления, они тяготеют к двум полюсам: 1) решение проблемы (объект-ориентированное преодоление), 2) изменение собственных установок в отношении ситуации (эмоционально-ориентированное преодоление). Классификации преодоления довольно ветвисты. К первому типу относят реальное решение проблемы, «выпрямление» ситуации, поиск дополнительной информации, обращение к социальной поддержке. Второй тип включает отвержение проблемы, намеренный отказ от поиска информации (подобно страусу, зарывающему голову в песок), понижение самооценки и на этом основании ‑ отказ от борьбы («это мне не по силам»), эмоциональную экспрессию (гнев, отчаяние, скорбь).

Некоторые авторы выделяют особо три способа эмоционально-ориентированного психологического преодоления: 1) самообвинение (blamed self), выражающееся в критике, сожалениях, поучениях и назиданиях самому себе; 2) избегание (avoidance), при котором человек продолжает вести себя, как если бы ничего не произошло; 3) предпочитаемое истолкование (wishful thinking) ‑ призрачные надежды, когда человек надеется на чудо.

Можно выделить также пять сфер жизнедеятельности человека, «подпитывающих» его действия в трудный период: 1) познание и представления, 2) чувства, 3) отношения с людьми, 4) духовность и 5) радости физического бытия. Критериями эффективности преодоления являются, во-первых, объективное разрешение проблемной ситуации и, во-вторых, восстановление психического благополучия человека: понижение тревожности, ослабление психосоматической симптоматики. Надежным показателем эффективности «coping» считается и ослабление чувства уязвимости к стрессам, исчезновение страха перед действительностью.

В настоящее время получены некоторые данные о средней эффективности различных форм coping. Наиболее действенным все-таки является объективное разрешение проблемы, основанное на активной, инструментальной жизненной позиции человека. Наименее эффективными, по мнению ряда авторов, являются избегание и самообвинение во всех вариантах, занижение своих возможностей и пр. Достаточно действенным представляется реальное преобразование ситуации или, по крайней мере, ее перетолкование. Вообще выражение чувств принято считать хорошим способом преодоления стресса; исключение составляет лишь открытое проявление агрессивности в силу своей асоциальной направленности, но и сдерживание гнева, как показывают данные психосоматических исследований, представляет собой фактор риска для психологического благополучия человека.

Психологическое преодоление, является переменной, зависящей, по крайней мере, от двух факторов ‑ личности субъекта (за рубежом принято говорить о личностных ресурсах coping) и реальной ситуации. Некоторые авторы выделяют в качестве третьего фактора ожидаемую социальную поддержку, и это понятно: в зависимости от прочности психологического «тыла» человек может поступать решительно или, наоборот, избегать столкновения с реальностью. Очевидно, что сопротивляемость субъекта обстоятельствам может существенно меняться в зависимости от того, насколько угрожающей и управляемой представляется ему ситуация и как он оценивает свои возможности, т.е. опять же от его Я-концепции.

Существует зависимость психологического преодоления от пола, возраста и социальной среды человека. Женщины, испытывая подавленность, стремятся думать о возможных причинах своего состояния. Обращенность к причинам, стремление «тщательно обдумать», сопровождающееся излишним фокусированием на проблеме, однако, увеличивает уязвимость женщин к депрессии. И в целом для женщин в трудных ситуациях более характерно пассивное приспособление и самоизменение, а также надежда и ожидание. Мужчинам, напротив, более присуще инструментальное отношение к миру, стремление его переделать, изменить по своему образу и подобию. Они склонны отгородиться от депрессивных состояний, концентрируясь на деятельности, вовлекаясь в физическую активность, чтобы вывести себя из негативных переживаний. Маскулинные и фемининные способы реагирования на стресс скорее всего являются результатом социализации, действия стереотипов, предписывающих мужчинам быть активными и успешными, а женщинам ‑ чувствительными и сопереживающими.

Что же касается возрастных закономерностей, то они связаны с реальной возможностью контролировать ситуацию. Поэтому активное психологическое преодоление характерно для людей молодого и зрелого возраста, а пассивное ‑ для детей и стариков, зависимость которых от мира выше в силу того, что они либо еще не приобрели, либо уже утратили часть жизненных сил. Примечательно, что обнаружена положительная связь между социальной компетентностью у детей и их устойчивостью к стрессам: если ребенок умеет попросить взрослого о помощи, негативных переживаний у него меньше.

В выборе способов психологического преодоления отмечается возрастная динамика следующего содержания: эмоционально-ориентированные формы с возрастом утрачивают популярность, сохраняя высокую частоту лишь у лиц с выраженной фемининностью, а проблемно-ориентированные, напротив, используются чаще, но их применение зависит от содержания проблем, с которыми сталкивается субъект. Так, если это сложности межличностного взаимодействия, то понятно, что эффективным признается по-прежнему эмоционально-ориентированный coping.

Для хорошего самоощущения желательно, чтобы проблемы, встающие перед человеком, слегка превосходили его реальные возможности. И если для активного человека среднего возраста уход от проблем является неконструктивным (потому что реальность будет вновь напоминать о себе, а нерешенные проблемы имеют свойство повторяться), то для старика стремление «перевернуть мир», вообще говоря, кажется уже суетным желанием. Так, среди пожилых пациентов одной из клиник было обнаружено, что каждый пятый считает самым эффективным способом излечения обращение к религии. Однако, несмотря на это, влияние ощущения независимости, связанного с возможностью совершения свободного выбора, на содержание Я-концепции также проявляется наиболее остро именно в периоды ограниченных возможностей ‑ в детстве и старости. Отмечено, что пожилые люди чувствуют себя намного счастливее и обладают большей продолжительностью жизни, когда они имеют возможность осуществлять личный выбор в текущих жизненных событиях, например, самим определять режим дня (когда вставать и ложиться, чем питаться и как проводить свободное время). Впрочем, известный геронтопсихолог Г.Томэ отметил, что по мере старения у человека расширяется репертуар используемых им способов психологического преодоления, и, таким образом, адаптированность к жизни возрастает.

Понятие когнитивного стиля в психологии индивидуальности

Когнитивным стилем в широком смысле называют способ переработки информации ‑ ее получения, хранения и использования. Чаще всего выделяют стили восприятия и стили мышления. Понятие когнитивного стиля использовалось раньше других Г.Виткином, который, изучая восприятие, обратил внимание на то, что разные люди в большей или меньшей степени ориентируются на контекст. Умение сопротивляться воздействию фоновых признаков при выделении фигуры было им названо поленезависимостью, а полезависимостъ означала включенность в контекст.

Полезависимость отражает уровень психического развития, связанный со степенью дифференцированности: если в начале жизни человек не выделяет себя из ситуации как субъекта, то затем он начинает осознавать границы между внешним и внутренним, различать части окружающего мира и самого себя.

Позже Дж.Каганом была выделена такая стилевая характеристика, как импульсивность – рефлексивность (тенденция к более или менее развернутому анализу задачи перед принятием решения, количество понятий, которые человек использует для решения проблемы). Когнитивный стиль показывает, как разные люди приходят к одному результату, т.е. отражает преимущественно процессуальные, динамические характеристики деятельности, и во многом определяется темпераментальными особенностями. В настоящее время, помимо уже указанных, выделяют еще такие свойства, как аналитичность – синтетичность, экстернальность – интернальность, детализированность – цельность, когнитивная сложность – простота.

А в рамках Менингерского исследования Г.Клейн и Р.Гарднер, изучающие когнитивные стили (который они называли когнитивными контролями) с позиций психоанализа, выделили следующие пять характеристик.

1. Уравнивание – заострение характеризует меру чувствительности к различиям: так, можно игнорировать резкие различия между объектами, а можно замечать мельчайшие несовпадения.

2. Высокая – низкая толерантность к нереалистическому опыту указывает на готовность человека принимать факты, противоречащие его личному опыту.

3. Узкий – широкий диапазон эквивалентности показывает, насколько различные объекты попадают в один класс, признаются одинаковыми.

4. Фокусирование – сканирование характеризует особенности концентрации внимания на главных объектах.

5. Ригидность – гибкость показывают меру произвольности когнитивной деятельности.

По-видимому, выделенные характеристики могут быть особенно ценными при изучении социального интеллекта, описывая особенности развития личности в целом. Когнитивные стили ‑ это психологические качества, которые, будучи относимыми в большинстве работ к формально-динамическим свойствам, тем не менее представляются наиболее перспективными в решении проблемы интеграции когнитивных и аффективных процессов, динамического и содержательного в структуре индивидуальности.

Стиль жизни и самоактуализация

Какого бы стиля жизни ни придерживался человек, чаще всего его жизнедеятельность в целом может оцениваться либо как приспособительная, адаптивная, либо как развивающаяся, преобразующая мир вокруг и внутри себя. Этим двум направлениям, чаще известным как манипулирование или самоактуализация, соответствуют разные этические и философские системы, разные взгляды на развитие личности, реализующие либо гомеостатическую, либо негомеостатическую модель. И если внешнюю успешность человеческой жизни можно оценить по его объективным достижениям, то внутренняя удовлетворенность может выражаться опосредствованно, через переживание человеком осмысленности своей жизни и самоактуализации в ней.

Гуманистические теории подчеркивают, что помимо удовлетворения биологических потребностей, обеспечивающих гомеостазис человека как организма, существует острая необходимость реализации духовных потребностей (например, в смысле жизни, самореализации), фрустрация которых приводит к появлению неврозов особого рода, присущих только человеческой личности, ‑ так называемых ноогенных неврозов. Согласно А.Маслоу, только насыщая потребность в самореализации, человек может стать здоровым, независимым, творящим существом. Таким образом, по выраженности (и удовлетворенности) высших потребностей также существует значительная вариативность.

Существуют диагностические, стандартизованные процедуры измерения некоторых из высших потребностей. Так, Дж.Крамбо и Л.Махолик предложили рассматривать способность иметь цель в жизни как особое психологическое качество, складывающееся из 5 составляющих. Это: 1) качество жизни, общая удовлетворенность субъекта собственной жизнью; 2) наличие уверенности в смысле жизни; 3) преграды бытия: отношение к смерти и личностному выбору; 4) ответы на вопросы бытия: возможность найти решение экзистенциальных проблем; 5) будущая жизнь и ответственность.

По данным, полученным в ходе валидизации специально созданного теста (Purpose in Life Test), оказалось, что значимые различия по изучаемому качеству наблюдались только среди клинических групп; что же касается различий по полу, возрасту, уровню образования и интеллекта, то здесь средние показатели практически не различаются. Это вполне согласуется с идеей В.Франкла о том, что смысл жизни может открыть для себя каждый человек. Однако обнаружены межкультурные различия: так, у гонконгских студентов показатель осмысленности жизни в среднем ниже, чем у американских, а у людей, твердо следующих религиозным убеждениям, он выше, чем среди убежденных атеистов.

При валидизации русскоязычной версии теста были выделены факторы, составляющие переживания осмысленности собственной жизни, которые несколько отличаются от описанных ранее и могут быть рассмотрены как специфические для российского менталитета. Среди них выявлены:

1) наличие цели (призвания, смысла);

2) «верность ложному пути» ‑ способность выполнять обязательства даже при наличии внутреннего протеста;

3) интерес и эмоциональная насыщенность;

4) удовлетворенность самореализацией;

5) переживание чувства авторства («Я ‑ хозяин своей жизни»),

6) управляемость жизни ‑ уверенность в принципиальной возможности осуществления жизненного выбора.

Эти составляющие ‑ надежные диагностические признаки для определения «экзистенциального вакуума», даже если они применяются вне опросника, в обычной клинической беседе.

Реализация высших потребностей ‑ это фактор душевного здоровья и благополучия человека, поэтому не удивительно, что показатели осмысленности бытия коррелируют с такими чертами и качествами личности, как невротизм, психотизм, интернальность и эмоциональная устойчивость.

И, конечно же, затрагивая вопросы осмысленности человеческого бытия, необходимо упомянуть потребность в самоактуализации. Это тоже высшая потребность, которая обладает высокой вариативностью. Понятие самоактуализации разрабатывалось в русле экзистенциально-гуманистического подхода и означает стремление и способность человека стать тем, чем он должен стать, т.е. открыть свое призвание и реализовать таланты и способности. Если поиск смысла жизни предполагает обязательно наличие какого-либо объекта за пределами пространства личности (смысл ‑ в чем-то или ком-то), то самоактуализация ‑ это развертывание потенциала личности из самого себя, из внутренних противоречий и намерений. Поскольку первоначально модель самоактуализирующейся личности (которую впоследствии противопоставили человеку-манипулятору) была «списана» с личностей некоторых конкретных ярких психологов (среди которых были Курт Левин, Макс Вертгеймер и другие выдающиеся ученые), то и составляющие этого качества, или свойства, тоже являются эмпирическими. Самоактуализация ‑ это процесс, поэтому до конца реализовавшейся (и при этом продолжающей жить) личности не существует. Итак, чем человек самоактуализирующийся отличается от невротика, манипулятивной личности или просто человека, не нашедшего собственного пути?

Можно выделить два основных признака (и 12 второстепенных), которые диагностируются с помощью русскоязычной версии Самоактуализационного теста (Personal Orientation Inventory ‑ POI) Э.Шострома, адаптированного Л.Я.Гозманом и М.В.Латинской. Прежде всего, это компетентность во времени (способность жить настоящим, но при этом переживать преемственность и взаимообусловленность прошлого, будущего и текущего момента). Для человека, далекого от самоактуализации, характерна привязанность к какому-либо дискретному отрезку своего бытия при равнодушии к другим. Отметим, что такая важная психологическая характеристика, как субъективное время, уже возникала и обсуждалась нами при изложении типологии О.Гросса, классификации характеров Г.Хейманса ‑ Р.ЛеСенна. Вторая базовая характеристика самоактуализирующейся личности ‑ это так называемая внутренняя поддержка (независимость поведения и ценностей субъекта от воздействия извне, «поленезависимость» в совершении поступков). Эти качества включают в себя отдельные признаки, которые могут быть сгруппированы в следующие 12 классов.

1. Ценностные ориентации, присущие самоактуализирующейся личности, отличны от бытовых и включают творчество, любовь, мораль.

2. Гибкость поведения как способность уходить от стереотипов, быстро и адекватно реагировать на изменение ситуации.

З. Сензитивность к себе определяет, в какой степени человек осознает и определяет свои потребности и чувства.

4. Спонтанность как способность выражать свои чувства непосредственно.

5. Самоуважение как способность субъекта ценить свои достоинства, положительные стороны характера и ценить себя за них.

6. Самопринятие как способность принимать себя таким, как есть, без оценок и даже иногда ‑ вопреки ним.

7. Представления о природе человека у самоактуализирующейся личности оптимистичны, а внутренние противоречия преодолимы.

8. Синергия как способность воспринимать мир и людей целостно, без разделения на противоположности.

9. Принятие агрессии как способность принимать свое раздражение, гнев естественными проявлениями человеческой природы.

10. Контактность как способность к установлению эмоционально-насыщенных, тесных отношений с людьми.

11. Познавательные потребности не угасают с возрастом, определяют кругозор, любопытство и направляют творчество.

12. Креативность как творческая направленность личности, способность и желание развиваться.



Переживание осмысленности бытия, самоактуализации, конечно же, может вызываться решением разных жизненных задач. Если еще раз обратиться к теории А.Адлера, то главными среди них могут быть названы работа, дружба и любовь. При этом субъективный вес этих задач оказывается различным: для женщин обычно важнее межличностные отношения, для мужчин ‑ достижения профессиональные. Вообще, каждый человек реализуется в своем психологическом пространстве, используя свой стиль, собственную стратегию и тактику. В конечном счете вся дифференциально-психологическая культура оказывается полезной постольку, поскольку она отвечает на вопрос о том, как реализоваться людям с разными начальными природными и социальными условиями. Именно эта задача объединяет предпринятый нами анализ индивидных, содержательных и духовно-мировоззренческих особенностей человека.

Список используемой литературы
Основная литература:


  1. С.К.Нартова-Бочавер. Дифференциальная психология. – М., 2002

  2. Акимова М.К. Интеллектуальные тесты // Психология индивидуальных различий. Тесты. М., 1982. с. 122 – 128.

  3. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. М., Смысл, 1999, 534 с.

  4. Машков В.Н. Основы дифференциальной психологии. СПб., Изд-во С. – Петербургского у-та, 1998. 132 с.

  5. Мейли Р. Факторный анализ личности// Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 84 – 100.

  6. Равич-Щербо И.В. Исследование природы индивидуальных раличий методом близнецов // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 101 – 121.

  7. Теплов Б.М. Современное состояние вопроса о типах высшей нервной деятельности человека и методика их определения // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 24 – 31.

  8. Лазурский А.Ф. Классификация личностей // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 179 – 198.

  9. Леонгард К. Акцентуированные личности // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 270 – 287.

  10. Левитов Н.Д. Проблема характера в современной психологии // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 69 – 73.

  11. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 288 – 315.

  12. Штерн В. Дифференциальная психология и ее методические основы. М., Наука, 1998. 335 с.


Дополнительная литература:


  1. Анастази А. Дифференциальная психология. М., Апрель-Пресс, 2001. – 745 с

  2. Гриншпун И.Б. Введение в психологию. М., Международная педагогическая академия, 1994. 146 с.

  3. Гуревич К.М. Проблема социального и биологического в дифференциальной психофизиологии // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 53 – 58.

  4. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности., М., 1968.

  5. Леонтьев А.Н, Индивид и личность // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 15 – 20.

  6. Небылицин В.Д. Актуальные проблемы дифференциальной психофизиологии // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 39 – 52.

  7. Геодакаян В.А. Теория дифференциации полов в проблемах человека // Человек в системе наук. М., Наука, 1989. с. 171 – 189.

  8. Кон И.С. Психология половых различий // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 78 – 83.

  9. Русалов В.М. Пол и темперамент // Психол. Журн. Том 14\1993. № 6 с. 55 – 64.

  10. Юнг К. Психологические типы // Психология индивидуальных различий. Тексты. М., 1982. с. 199 – 218.

АКАДЕМИЯ КАЙНАР



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Loading...


©melimde.com 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет
рсетілетін ызмет
Жалпы ережелер
ызмет стандарты
дістемелік кешені
бекіту туралы
туралы хабарландыру
біліктілік талаптары
кіміні аппараты
Конкурс туралы
жалпы біліктілік
ойылатын жалпы
мемлекеттік кімшілік
жалпы конкурс
білім беретін
Барлы конкурс
республикасы білім
ызмет регламенті
бойынша жиынты
ткізу туралы
конкурс атысушыларына
біліктілік талаптар
атысушыларына арнал
Республикасы кіметіні
идаларын бекіту
облысы кімдігіні
мемлекеттік ызмет
рсетілетін ызметтер
стандарттарын бекіту
Конкурс ткізу
дебиеті маманды
мемлекеттік мекемесі
Мектепке дейінгі
дістемелік сыныстар
дістемелік материалдар
ауданы кіміні
конкурс туралы
жалпы білім
рметті студент
облысы бойынша
мектепке дейінгі
мыссыз азаматтар
Мемлекеттік кірістер
білім беруді
дарламасыны титулды
Конкурс жариялайды
дістемелік кешен
мелетке толма
ызметтер стандарттарын
разрядты спортшы
аласы кіміні
директоры бдиев

Loading...