Учебно-методический комплекс дисциплины (умкд) по дисциплине: " Дифференциальная психология " специальность: 5В050300 Психология


Лекция 8. Предметно-содержательные характеристики: психология типов и черт личности (2 часа)

Loading...


бет8/10
Дата07.04.2020
өлшемі0.51 Mb.
түріУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Лекция 8. Предметно-содержательные характеристики: психология типов и черт личности (2 часа)
Черты как психологическая категория

Изучение структуры личности в рамках подхода с позиции черт является альтернативным типологическому. На помним, что чертами называют качества, устойчиво присущие данному человеку и проявляющиеся в различных ситуациях. То есть о чертах можно говорить только в случае межситуативной устойчивости: ведь каждый человек хотя бы раз в жизни совершает поступки, которые можно назвать добрыми, честными, великодушными, однако это не означает, что можно прогнозировать его подобное поведение и в дальнейшем. Черты представляют собой не типичные для всей группы, а наиболее отличительные особенности отдельного человека. Если сравнить тип личности с групповым портретом, то черта ‑ это, скорее, та характеристика, которая выходит за рамки обобщенного образа и следует лишь логике поведения конкретного субъекта. Поэтому не удивительно, что типологический подход многократно подвергался критике, а теория черт разрабатывалась основоположником идиографического подхода к личности Г.Оллпортом. Критикуя типологический подход, Оллпорт писал: «Любая типология основывается на выделении какого-либо сегмента из целостной личностной структуры и на придании этому сегменту не свойственного ей значения. Все типологии устанавливают границы там, где границы неуместны... Каждый исследователь кромсает природу по-своему и только свою продукцию признает стоящей».

Черты могут выделяться во всех сферах индивидуальности ‑ в личности, характере, интеллекте, но мы сосредоточимся в этой главе на изучении черт личности. Г.Оллпорт выделил следующие восемь основных характеристик черт личности.

1. Черта личности ‑ это не только номинальное, но и реальное обозначение. То есть они действительно существуют в людях, а не являются результатом теоретических выкладок.

2. Черта личности является более обобщенным качеством, чем привычка. Привычки, объединяясь, сливаются в черты.

3. Черта личности является движущим элементом поведения. То есть черты склоняют человека создавать или искать ситуации, в которых они могут проявиться.

4. Существование черт можно установить эмпирически. И, хотя они не поддаются непосредственному наблюдению, психологические методы позволяют их обнаружить.

5. Черта личности лишь относительно независима от остальных черт. Перекрываясь, они проявляются в еще более обобщенных характеристиках поведения.

6. Черта личности не является синонимом моральной или социальной оценки. И отрицательный полюс выраженности черты ‑ это не всегда «плохо», а положительный ‑ не всегда «хорошо».

7. Черту можно рассматривать либо в контексте личности, у которой она обнаружена, либо по ее распространенности в обществе.

8. Несогласованность некоторых поступков с чертой не является доказательством ее отсутствия у человека.

Первоначально Г.Оллпорт различал между собой общие (измеряемые, узаконенные) черты как характеристики, отличающие одну группу людей от другой в пределах данной культуры, и индивидуальные (морфологические), которые не допускают сравнения с другими людьми. Последние стали им обозначаться позднее как индивидуальные диспозиции (индивидуальные диспозиции Г.Оллпорт определял как нейропсихические элементы, которые управляют, направляют и мотивируют определенные виды приспособительного поведения; именно они-то, согласно Оллпорту, и представляют основной интерес для психологии личности.

Среди диспозиций можно выделить наиболее и наименее выраженные. Кардинальные диспозиции ‑ это черты, отмечающие весь жизненный путь человека (например, «склонность к состраданию»). Центральные диспозиции ‑ это тенденции в поведении, легко обнаруживаемые окружающими. Вторичные диспозиции ‑ это предпочтения и ситуативные проявления человека. В своем понимании диспозиций Оллпорт придавал равное значение влиянию среды и наследственности. Что же касается эмпирической валидизации рассматриваемого подхода, то она не была подтверждена в практических исследованиях, однако способствовала тому, что учение о чертах личности конкретизировалось и развивалось.

Существует несколько способов выделения черт в психологии. Первый способ ‑ это концептуализация, т.е. поиск черт, отвечающих теоретическим представлениям. В течение долгого времени именно этот способ был основным и применялся в работах Ф.Гальтона, А.Ф.Лазурского. Пнятно, что теоретически можно представить и сконструировать любое психологическое качество, однако эта работа может оказаться вполне бесполезной, если не соблюдать некоторые требования выделения черт.

1. Надо отбирать преимущественно простые свойства.

2. Нужно обращать внимание на свойства, обладающие вариативностью у разных людей.

3. Нужно изучать наиболее распространенные свойства.

4. Полезно отбирать свойства, имеющие много связей с другими качествами.

Следующий способ выделения черт построен на семантическом сходстве психологических качеств. Психосемантические методы основаны на том, что каждый человек обладает собственным семантическим пространством, основными измерениями в котором являются сила, активность и оценка. Таким образом, любой объект и явление, хочет того человек или нет, воспринимается им как сильный – слабый, активный – пассивный и добрый – злой. Оценивание это осуществляется в основном неосознанно, однако психосемантические методы, базирующиеся на изучаемом Ч.Осгудом явлении синестезии (взаимодействии раздражителей разных модальностей), позволяют выявить взаиморасположение объектов внутри пространства. Если этими объектами служат черты, то мы получаем информацию о тех свойствах, с которыми они «сцеплены», и тех, которые им противопоставлены или ортогональны (независимы). Тогда можно укрупнить черты: ведь по наличию одной можно судить и о других.

И, наконец, третий способ ‑ это факторный анализ, который служит в основном для выявления тех характеристик, которые не поддаются непосредственному наблюдению, однако могут влиять на целый «куст» свойств. Факторы могут иметь несколько уровней, и чем выше уровень фактора, тем больше психологических качеств он будет определять. В этом смысле черты не обязательно характеризуют личностные особенности, они могут также описывать и интеллект (не случайно, что Р.Кеттелл и Г.Айзенк, прибегавшие к факторному анализу, внесли большой вклад и в психологию личности, и в изучение интеллектуальных способностей человека).

Факторный подход изучает ту реальность, которая обозначалась Г.Оллпортом как «общие черты», и устанавливает промежуточный ‑ между номинативным и идиографическим ‑ масштаб рассмотрения человеческой индивидуальности.

Первые попытки выделить факторную структуру личности

В начале своей работы Г.Оллпорт совместно с X.Одбертом проанализировал 18 000 слов, относящихся к внутреннему и внешнему облику человека, из которых впоследствии они отобрали 4500 слов, более или менее ясно обозначающих черты личности. Одним из первых к корреляционно-факторным исследованиям обратился Дж.Гилфорд, выделивший с В.Циммерманом следующие 13 факторов структуры личности:

1. общая активность (энергичность, быстрота действий, любовь к действию),

2. доминирование (инициативностть, отстаивание своих прав, стремление к лидерству),

3. мужественность (профессиональные и внепрофессиональные мужские интересы, бесстрашие, недостаток со страдательности, невысокая эмоциональность),

4. самоуверенность (компетентность, ощущение признания со стороны других, уравновешенность),

5. спокойствие (хладнокровие и расслабленность, малые утомляемость и раздражительность, высокая концентрация на текущей деятельности),

6. общительность (социальная активность, социальная стабильность, интерес к лидерству),

7. рефлексивность (мечтательность, любопытство, созерцательность),

8. депрессия (эмоциональная и физическая подавленность, тревога, беспокойство),

9. эмоциональность (легкость возникновения и сохранения эмоций, поверхностность переживаний, фантазирование),

10. самоограничение (сдержанность, самоконтроль, серьезность),

11. объективность (реалистичность, трезвость оценок),

12. уступчивость (легкость в изменении позиции, дружелюбие и податливость),

13. сотрудничество (терпимость к замечаниям, отсутствие эгоизма, доверчивость).

Перечисленные черты имеют смешанную социобиологическую природу, а диагностического инструмента для их фиксации создано не было.



Теория черт, разработанная Г.Айзенком

Другая модель принадлежит Г.Айзенку, которого многие психологи считают основным последователем К.-Г.Юнга. Это утверждение, впрочем, основано лишь на том, что центральным понятием структуры личности по Айзенку является также экстраверсия-интроверсия, а свои базовые факторы он называл типами. По способу получения и психологическому содержанию это, однако, скорее черты, чем типы, просто они были представлены не дискретно, а континуально. Экстраверсия-интроверсия, в контексте теории Айзенка, включают преимущественно коммуникативную составляющую этого понятия, означая, таким образом, либо влечение к людям и способность легко вступать с ними в контакт, либо затруднения в общении.

Будучи убежденным в том, что для описания вариативности человеческого поведения не следует использовать более трех суперчерт, Айзенк выделил сначала два основных фактора личности: Е (экстраверсию ‑ интроверсию) и N (невротизм ‑ эмоциональную стабильность), которые являются независимыми друг от друга, а сочетаясь, приводят к образованию четырех типов личности. В дальнейшем, однако, Г.Айзенк добавил к уже выделенным еще один фактор Р (психотизм ‑ сила Суперэго). При этом он предполагал очень широкую вариативность проявлений личности внутри каждого из факторов (собственно, поэтому он и говорил о типах, а свои базовые измерения называл биологическими диспозициями личности). Так, например, фактор «психотизм» в качестве своих составляющих (компонентов второго уровня) имеет агрессивность, эмоциональную холодность, эгоцентризм, импульсивность, а в качестве компонентов третьего уровня ‑ асоциальность, неэмпатийность, креативность, «безумие». Базовый фактор, доминирующий у каждого человека, и определяет его типологические особенности.

Поскольку достоверность существования этих трех факторов устойчиво подтверждалась многочисленными исследованиями в разных странах, Айзенк пытался определить их нейрофизиологические основы. Так, Е тесно связан с уровнем корковой активации. Интроверты, будучи высоко возбудимыми, избегают сильной стимуляции, а экстраверты, напротив, стремятся к ситуациям, способным дополнительную стимуляцию породить. Различия по фактору N отражают силу реакции автономной нервной системы на стимулы. Особенно весом вклад лимбической системы, определяющей мотивацию и выражение эмоций. Что же касается фактора Р, то Айзенк выдвинул гипотезу о его связи с системой, продуцирующей андрогены.

Для диагностики структуры личности по Айзенку существует стандартизованный опросник, использование которого в близнецовых исследованиях свидетельствует о высоком вкладе генотипических факторов в изменчивость экстраверсии – интроверсии; генетическая обусловленность невротизма кажется пока проблематичной, а влияние внутрипарных отношений на все личностные проявления исключительно велико.

Таблица 16

Четыре типа сочетания экстраверсии и невротизма по Айзенку




стабильный

невротичный

интроверт

спокойный, уравновешенный, надежный, контролируемый, миролюбивый, внимательный, заботливый, пассивный

легко поддающийся переменам настроения, тревожный, ригидный, рассудительный, пессимистичный, замкнутый, необщительный, тихий

экстроверт

лидер, беззаботный, покладистый, веселый, отзывчивый, разговорчивый, дружелюбный, общительный

ранимый, беспокойный, агрессивный, возбудимый, непостоянный, импульсивный, оптимистичный, активный


Теория черт личности в теории Р.Б.Кеттелла

Несколько иной подход использовал при описании личности Р.Б.Кеттелл, который полагал, что среди черт личности можно выделить поверхностные (вторичные) и порождающие (первичные, исходные), которые, в свою очередь, могут подразделяться на конституциональные, обусловленные генетически, и развивающиеся под влиянием опыта и обучения, т.е., иначе говоря, на темпераментальные и характерологические.

В своей эмпирической работе Кеттелл пошел по пути укрупнения групп, выделенных Г.Оллпортом эпитетов, относящихся к личности, и выделил 171 группу синонимов, которые затем, в свою очередь, свел к 36 биполярным наименованиям, а затем дополнил их терминами из других исследований до 46 пар.

Система порождающих (исходных) черт личности, согласно Кеттеллу, неоднородна, и включает:

- темпераментальные (конституциональные порождающие) черты, определяющие стиль индивидуального реагирования, такие, как эмоциональную реактивность, скорость и энергию реакций личности на стимулы среды;

- черты-способности, определяющие эффективность реагирования;

- динамические черты, относящиеся к движущим силам реакций и образующие два класса признаков ‑ эрги, врожденные черты, мотивирующие поведение человека (направленность на борьбу и соперничество, стадное чувство, автономия), и сентименты, формирующиеся под влиянием социокультурных норм и включающие также проявления интересов, аттитюды.

Для описания личности взрослого человека Р.Кеттелл считал достаточным 19 выделенных им факторов, а для описания ребенка ‑ всего 12, причем они частично не совпадают. Перечислим эти факторы, указывая их точное научное (техническое), выделенное чертой, и бытовое название. Все факторы имеют положительный и отрицательный полюс, однако это не означает предпочтительности значений: в психологическом плане они равноценны, а положительными или отрицательными могут становиться лишь в контексте определенной ситуации. Факторы, обнаруженные только на детской выборке, выделены жирным шрифтом.


Таблица 17

Черты, выделенные Р.Б.Кеттеллом

А+

Аффектотимия (циклотимия)

Сердечность, доброта

Легкость общения, гибкость, приспособленность, добросердечность открытость, доверчивость, беспечность, общительность

А‑

Сизотимия

Обособленность, отчужденность

Конфликтность, ригидность, холодность, скрытность, неразговорчивость, сдержанность, подозрительность, осторожность, отгороженность, эгоистичность

В+

Высокий интеллект

Умный

Высокие умственные способности, быстрая сообразительность, понимание абстракций, широкие интеллектуальные интересы, упорство, настойчивость, образованность

В‑

Низкий интеллект

Глупый

Низкие умственные способности, сообразительность медленная, непонимание абстракций, отсутствие интеллектуальных интересов и упорства, необразованность

С+

Сила «Я»

Эмоциональная устойчивость

Свобода от невротических симптомов, отсутствие заботы о здоровье, постоянство интересов, спокойствие, реалистичность в отношении к жизни, настойчивость, упорство, умение держать себя в руках, безмятежность

С

Слабость «Я»

Эмоциональная неустойчивость

Много невротических симптомов, беспокойство о состоянии собственного здоровья, переменчивость в интересах, уклонение от ответственности, неспособность довести дело до конца, невыдержанность, тревожность

D+

Возбудимость

Беспокойство

Нетерпеливость, демонстративность, активность, ревнивость, высокое самомнение, непостоянство, бесцеремонность

D

Флегматичность

Уравновешенность

Спокойствие, удовлетворенность, флегматичность, неревнивость, самокритичность, постоянство, тактичность

Е+

Доминантность

Настойчивость, напористость

Независимость, самоуверенность, хвастливость, экстрапунитивность, грубость, бесцеремонность, смелость, конфликтность, своенравие

Е‑

Конформность

Покорность, зависимость

Подчинение, неуверенность в себе, скромность, интрапунитивность или импунитивность, тактичность, робость, осторожность, доброжелательность, послушание

F+

Surgency

Беспечность

Жизнерадостность, общительность, энергичность, разговорчивость, спокойствие, живость, проворство, доверчивость, гибкость

F

Desurgency

Озабоченность

Печаль, избегание общества, апатия, молчаливость, беспокойство, медлительность, осторожность, подозрительность, ригидность

G+

Сила «Сверх-Я»

Высокая совестливость

Стойкость, упорство, обязательность, дисциплинированность, собранность, высокоморальность, ответственность, внимательность к людям, требовательность к порядку

G

Слабость «Сверх-Я»

Недобросовестность

Непостоянство, переменчивость, легкомыслие, потворствование своим желаниям, небрежность, аморальность, безответственность, небрежность в обыденной жизни, расхлябанность

Н+

Parmia

Смелость

Общительность, оживление в присутствии лиц противоположного пола, отзывчивость, эмоциональность и артистизм, дружелюбие, импульсивность, беззаботность, любовь к публичности

Н‑

Threctia

Робость

Застенчивость, смущение в присутствии лиц противоположного пола, сдержанность, ограниченность интересов, враждебность, осторожность, страх перед жизнью

I+

Premsia

Мягкосердечность, нежность

Нетерпеливость, требовательность, зависимость, сентиментальность, эмоциональность, чувствительность, склонность к фантазированию, интуиция, мягкость к себе и окружающим, ипохондрия, беспокойство о здоровье

I

Harriet

Суровость, жесткость

Эмоциональная зрелость, независимость, реалистичность, рациональность, подчиненность чувству рассудка, практичность, присутствие логики, цинизм, отсутствие беспокойства по поводу здоровья

J+

Coasthenia

Осторожный индивидуализм

Склонность действовать индивидуально, замкнутость, препятствование общим интересам, усталость, холодное отношение к общегрупповым нормам

J

Zeppia

Интерес к участию в общих делах

Склонность к совместным действиям, любовь к вниманию, подчиненность личных интересов групповым, сила, энергичность, способность принимать общегрупповые нормы

К+

Comention

Культурная зависимость

Тактичность, культурная зрелость, ответственность, способность подчиняться, осознание точки зрения взрослых

К‑

Abolition

Неприятие культуры

Бестактность, культурная незрелость, безответственность, самоутверждение, непонимание социальных сложностей

L+

Protension

Подозрительность

Недоверчивость, ревнивость, завистливость, фиксированность на неудачах, раздражительность, тирания, склонность к соперничеству, высокомерие и повышенная самооценка

L

Alaxia

Доверчивость

Чрезмерная доверчивость, неревнивость, бескорыстие, легкая отвлекаемость от трудностей, покладистость, терпимость, прощение, понимание, уступчивость, чувство собственной незначительности

М+

Autia

Мечтательность

Поглощенность собственными идеями, интерес к абстрактным проблемам, фантазирование, непрактичность, неуравновешенность, восторженность

М‑

Praxernia

Практичность

Склонность к решению практических вопросов, устройство личных дел, избегание всего необычного, руководство объективной реальностью, надежность в практических вопросах, спокойствие, твердость

N+

Shrewdness

Проницательность

Изысканность, умение себя вести, точность ума, эмоциональная сдержанность, искусственность, наигранность в поведении, эстетическая изощренность, проницательность по отношению к окружающим, честолюбие, осторожность (полюс Маккиавелли)

N

Natural forthrighness

Наивность

Прямота, бестактность, неконкретность ума, эмоциональная недисциплинированность, естественность, непосредственность, простота вкусов, неопытность в анализе мотивировок, удовлетворенность достигнутым, непочтительность в обращении с людьми (полюс Руссо)

О+

Гипотимия

Склонность к чувству вины

Печаль, грусть, беспокойство, озабоченность, ранимость, впечатлительность, обязательность, чувствительность к замечаниям и порицаниям, боязливость, погруженность в мрачные раздумья, усталость, ипохондричность, напряженность

О‑

Гипертимия

Самоуверенность

Веселье, жизнерадостность, спокойствие, самонадеянность, безмятежность, нечувствительность к замечаниям и упрекам, бесстрашие, беззаботность, энергичность, активность, расслабленность

Q1+

Радикализм

Гибкость

Q1

Консерватизм

Ригидность

Q2+

Самодостаточность

Самостоятельность

Q2‑

Социабельность

Зависимость от группы

Q3+

Контроль желаний

Высокий самоконтроль поведения

Q3‑

Импульсивность

Низкий самоконтроль поведения

Q4+

Фрустрированность

Напряженность

Q4‑

Нефрустрированность

Расслабленность

Помимо приведенных в таблице в многоуровневой структуре личности существуют 4 фактора второго порядка (экстраверсия ‑ интроверсия, тревожность ‑ приспособленность, cortertia ‑ pathemia (живость коры головного мозга), независимость ‑ покорность), которые получены в результате факторного анализа данных первичных факторов и вычисляются арифметически, и 5 факторов третьего порядка, которые изучаются в основном в научных исследованиях (сила нервной системы по возбуждению, самокритичность, уровень ответственности, забота о самом себе, степень социальной адаптации).

Разработанный для диагностики структуры личности опросник (16PF) очень популярен, что связано с его очевидной неклинической направленностью, и используется в России в трех формах ‑ параллельных формах А и В, содержащих 187 утверждений, и форме С, разработанной в Санкт-Петербурге и содержащей 123 пункта. Существует также детская форма, предназначенная для обследования младших школьников.

Особое достижение Кеттелла состоит в том, что ему удалось провести репрезентативное исследование вклада среды и наследственности в развитие черт личности. Разработав специальную статистическую процедуру обработки данных, полученных с использованием близнецового метода, он оценил наличие ‑ отсутствие генетического влияния на черты, в результате чего было обнаружено, что черты имеют различную природу. Так, например, примерно две трети вариаций интеллекта и уверенности в себе обусловлены наследственностью, в то время как генетическое влияние на нейротизм и самосознание оказывается вполовину меньшим. По оценке Кеттелла, в целом примерно две трети характеристик личности определяются влиянием окружающей среды и одна треть ‑ наследственностью.

Стремление к более четкому отделению факторов среды и наследственности породило множество дополнительных исследований, которые, однако, привели к противоречивым данным. Показатели наследуемости достигают значимого уровня лишь по немногим показателям (у разных авторов отмечается сходство в монозиготных парах по факторам С, F, I, J, О, Q2, Q3, Q4), однако они не согласуются между собой. Многие исследователи отмечают значительный вклад близнецовой ситуации в сходство ‑ различие наблюдаемых черт.

Поэтому ряд исследований был посвящен изучению именно этого обстоятельства ‑ типа внутрипарных отношений. Было убедительно показано, что решающим, по-видимому, оказывается пол монозиготных близнецов. Так, у женских пар обнаружено значимое сходство по 12 факторам, а у мужских ‑ всего лишь по 7. По сути, полученные результаты лишь уводят от решения проблемы среды ‑ наследственности в область чисто ролевых отношений, причем одно из возможных объяснений состоит в том, что девочки, по-видимому, оказываются более чувствительными к влиянию социальных представлений о том, какими должны быть близнецы. То есть наследственность и социокультурные представления в данном случае «работают» на один и тот же результат. С наибольшей уверенностью можно говорить лишь о генетической обусловленности черт, связанных с социальной экстраверсией (общительности, активности, невротизма), однако с возрастом степень генетической обусловленности постепенно уменьшается.

Кеттелл внес также значительный вклад в изучение действия социальных групп, к которым принадлежат люди (диапазон изменчивости черты внутри группы называется синтальностъю ‑ sintality), также развивая мысль Оллпорта о существовании общих и индивидуальных черт.

Модель Большой Пятерки

И, наконец, еще одна попытка создания факторной теории личности была сделана в конце 80-х гг. в рамках так называемой «лексической модели», продолжающей исследования Г.Оллпорта, Р.Б.Кеттелла, Л.Терстоуна. Основная идея данного подхода состоит в том, что все существенные психологические и поведенческие различия обязательно фиксируются в языке, а значит, достаточно изучить бытовые и литературные выражения, относящиеся к человеческому облику, чтобы быть уверенным в отражении системообразующего ядра личности. Ограничение подхода состоит в том, что трудно определить соотношение между собой различных характеристик без введения «вертикального» и «горизонтального» измерений, задающих основу иерархии внутри системы личности. Модель основана на тех переменных, которые наиболее популярно представлены в языке; «языковую личность» представляют состоящей из 5 наиболее устойчиво определяемых факторов. К ним можно отнести следующие:

- Экстраверсия (вовлеченность) ‑ общительность, напористость или спокойствие, пассивность.

- Доброжелательность (приятность) ‑ доброта, доверчивость, теплота или враждебность, эгоизм, недоверчивость.

- Добросовестность (надежность) ‑ организованность, основательность, надежность или беззаботность, небрежность, ненадежность.

- Эмоциональная стабильность ‑ расслабленность, уравновешенность, устойчивость или невротизм ‑ нервозность, удрученность, раздражительность.

- Культурность, открытость к опыту ‑ спонтанность, креативность или ограниченность, заурядность, узость интересов.

К настоящему времени пятифакторная модель, или Модель Большой Пятерки (FFM, five factor model) получила свое подтверждение и благодаря психометрическим исследованиям; она является наиболее разрабатываемой, потому что выделенные факторы обладают высокой конвергентной валидностью, проявляясь в различных подходах.

Постулаты пятифакторной теории личности заключаются в следующем.

1. Все взрослые люди могут быть охарактеризованы специфической комбинацией личностных черт, влияющих на мысли, чувства и поведение (об индивидуальности).

2. Изучаемые черты личности есть эндогенные базовые тенденции (о происхождении).

3. Черты развиваются в детстве, окончательно формируются во взрослом возрасте и сохраняют свою неизменность у адаптированных субъектов (о развитии).

4. Черты организованы иерархически, от узких и специфичных до широких, более общих диспозиций (о структуре).

Необходимо отметить высокое внутреннее (содержательное и методологическое) сходство обсуждаемых моделей со специальной теорией индивидуальности, развиваемой в отечественной психологической науке. В то же время важно осознавать, что теории черт ‑ это «промежуточный», между типологическим и идиографическим (клиническим), подход к изучению индивидуальности.

Однако любая теория имеет свои ограничения, которые задают пределы ее эвристических возможностей. Поэтому, определив черту как ситуационно устойчивое проявление, следует и это утверждение подвергнуть сомнению.

Р.Б.Кеттелл, отдавая себе отчет в трудности прогноза человеческого поведения, предлагал использовать для этого простую формулу, названную им уравнением спецификации:

R = f (S, P), где R ‑ специфическая ответная реакция человека, S ‑ стимулирующая ситуация, а Р ‑ структура личности.

Но, несмотря на поправки, сам факт их внесения отражает принципиальную возможность выделения, изучения, измерения и предсказания черт личности.


Лекция 9. Половой деморфизм (2 часа)
Пол в структуре индивидуальности

Выше мы уже убедились, с одной стороны, в несводимости индивидуальных особенностей к биологическому фундаменту, а с другой ‑ в значительной их детерминированности врожденными механизмами регуляции. Таким образом, основная идея теории интегральной индивидуальности; B.C.Мерлина и специальной теории индивидуальности В.М.Русалова об иерархическом соподчинении всех индивидуальных различий при определяющей роли факторов биологического характера постоянно обретает подтверждение. Это в полной мере относится и к психологии пола. Изучая проблемы пола, за рубежом используют два термина: sex, если речь идет о биологических основах поведения, и gender, когда имеют в виду социокультурное содержание поведения.

Пол как биологическое явление относится к индивидным характеристикам ‑ он определяется в момент зачатия человека, его невозможно изменить. Однако принимать или отвергать свой пол, переживать его как награду или наказание человек может по-разному под влиянием культурно-социальных влияний: ожиданий родителей, представлений о предназначении собственного пола, его ценности и т.д. Поэтому природные основы поведения могут либо усиливаться, либо, наоборот, тормозиться, ослабляя продуктивность человеческой деятельности и приводя к возникновению неврозов. (Напомним, что либидо (половое влечение) в психоанализе рассматривалось как основное влечение, определяющее человеческую активность и трансформирующееся посредством сублимации в творческую энергию, а в теории Юнга стало рассматриваться как источник жизненной силы вообще.)

Что же касается различий в психологических качествах у людей различного пола, то они стали выделяться как предмет исследования сравнительно недавно, особенно в отечественной психологии, ориентированной на понимание личности как совокупности общественных отношений. Это в существенной мере связано с тем, что общечеловеческая культура, в том числе и психоанализ, создавалась в основном мужчинами, причем слово «мужчина» в различных языках нередко совпадает со словом «человек» и отличается от слова «женщина».

Однако понятно, что как особенности, касающиеся репродуктивного поведения (брачного поведения, размножения, ухаживания за потомством), так и просто качества познавательных процессов, эмоциональной сферы и поведения могут различаться в мужской и женской группах. При этом представления о полоролевых психологических вариациях включают и бытовые предрассудки, и культурные стереотипы о том, что должно мужчинам и женщинам. Разделить реальные факты и житейские представления возможно не всегда, однако попытки в этом направлении предпринимались давно.

Так, еще в 1942 году К.Макнемар установил и подтвердил статистически, что девочки обладают более развитыми эстетическими вкусами, у них лучше развита речь, более тонкая координация, в то время как мальчики обладают лучшими математическими и механическими способностями. У девочек выше беглость речи; женщины более адаптивны, воспитуемы, у них выше уровень социальной желательности, а мужчины зато более сообразительны, находчивы, изобретательны. Все новые виды профессий вначале осваиваются мужчинами, и лишь потом ‑ женщинами. Кроме того, женщины предпочитают стереотипные виды профессиональной деятельности, а мужчины, напротив, чаще подвергаются нервно-психическим расстройствам в тех видах деятельности, которые стереотипны.

Итак, биологический пол и психологический связаны не однозначно: очевидно, что мужчина может иметь женский характер, а женщина ‑ вести себя по-мужски. Для того чтобы человек принял, осознал свой пол и научился использовать его ресурсы, должен успешно пройти процесс, который называется полоролевой социализацией.

Теории развития половой идентичности

В психологии по-разному рассматривали соотношение мужского и женского в психологическом облике человека. Во-первых, маскулинность (мужественность) и фемининностъ (женственность) противопоставлялись и понимались дихотомически: либо одно, либо другое. Во-вторых, эти качества рассматривались как полюса одного континуума: то, что уводит от мужественности, автоматически приближает к женственности. Подобным образом построена шкала № 5 опросника MMPI. В-третьих, они могут рассматриваться как независимые автономные измерения, и каждый человек может содержать в себе некоторые маскулинные и некоторые фемининные признаки. Поэтому, хотя биологических полов существует всего два, психологических вариаций полоролевой идентичности отмечается намного больше.

Психология последних лет ориентируется на смешанные модели полоролевого поведения. Так, Сандра Бем выделила 8 типов полоролевого поведения, по 4 для мужчин и женщин. Маскулинные мужчины нечувствительны, энергичны, честолюбивы и свободны. Маскулинные женщины обладают сильной волей, склонны соперничать с мужчинами и претендовать на их место в профессии, социуме, сексе. Фемининные мужчины чувствительны, ценят человеческие отношения и достижения духа, нередко принадлежат к миру искусства. Фемининные женщины ‑ это уже архаичный тип абсолютно терпеливой женщины, охотно соглашающейся быть «фоном» в жизни близких людей, отличающейся выдержкой, верностью и отсутствием эгоизма.

Андрогинные мужчины сочетают в себе продуктивность и чувствительность, нередко выбирая гуманные профессии врача, педагога и т.д. Андрогинные женщины способны осуществлять вполне мужские задачи, используя женские средства (гибкость, коммуникабельность). Андрогинность ‑ скорее признак высокой жизнестойкости их обладателей, которые нередко успешно самореализуются и в семье, и в работе. Наконец, недифференцированные мужчины и женщины характеризуются скорее недостатком либидо в широком смысле слова и страдают от нехватки жизненных сил.

Как же появляются и закрепляются признаки психологического пола? Разные теории рассматривали этот процесс с разных сторон.

1. Психоанализ в основном развивал взгляд 3. Фрейда на природу женщин, который состоял в том, что женщина ‑ это мужчина, лишенный пениса. Поэтому свою энергию женщина тратит на то, чтобы овладеть пенисом в доступной ей форме ‑ через унижение мужчины или установление над ним контроля. Позитивного определения женственности Фрейд (как, впрочем, и многие другие психологи, в основном изучавшие мужчин) не давал. Отсюда ‑ противопоставление полов и вечная борьба между ними.

К.Хорни, яркая представительница психоанализа, полагала, что причиной недоверия между полами (наличие которого сомнению не подвергается) является разочарование в надеждах на счастье и любовь, проекция страхов зависимости, лишения родительской любви, возникающих в детстве. Конфликты раннего детства могут приводить к тому, что у девочки, травмированной разочарованием в отце и ревностью к матери, может возникнуть желание «отнимать» у мужчины, а не получать. То есть подавление агрессии против мужчин приводит к нарушению женственности, что выражается чаще всего либо в явлении фригидности как отторжения мужчины, либо в агрессии по отношению к нему. К.Хорни, впрочем, весьма критически относилась ко многому в классическом психоанализе, подчеркивая параллельность ряда его положений «типичным представлениям мальчиков о девочках».

Итогом взаимного приспособления полов, согласно К.Хорни, может быть не любовь и привязанность, а лишь смягчение антагонизма и сосуществование.

Анализируя причины противопоставления полов, психоанализ апеллирует к культурным источникам, которые отражали амбивалентность отношения к женщине: так, Ева произошла из ребра Адама, рожать надо в муках и т.д. Мужской страх (также изначальный) укоренен в сексе, так как мужчина боится потерять сексуально привлекательную женщину и потому должен ее контролировать, держать ее в рабском состоянии (та, что дает жизнь, может и отнять ее).

В первобытных племенах существовала уверенность в воздействии женщин на мужские гениталии и лишении их силы (страх кастрации), что также приводило к подчинению женщин. Кроме того, у самцов выше сексуальность, чем у самок, что делает мужские особи зависимыми от женских.

И, наконец, стремление к смерти в психоанализе иногда рассматривается как стремление воссоединиться с матерью. Таким образом, вырисовываются реальные мотивы борьбы за власть между полами, основанные на конфликте между самоотдачей и самосохранением.

Существенным шагом в развитии психоаналитических представлений на глубинные основы отношений мужчин и женщин явилось введение К.-Г. Юнгом понятий анимы и анимуса ‑ бессознательных образов женщины в душе мужчины и мужчины в душе женщины, являющихся обобщенным представлением о противоположном поле и облегчающим контакт с ним посредством неосознанного «узнавания». (Как известно, нет и не может быть никакого человеческого опыта без наличия субъективной готовности. Но в чем состоит эта субъективная готовность? Она в конечном счете состоит во врожденной психической структуре, позволяющей человеку вообще иметь такой опыт. Так, все существо мужчины предполагает женщину ‑ как телесно, так и духовно".

2. В бихевиоризме (теории социального научения) принятие половой роли рассматривается как результат приобретения навыков, подкрепляемых поощрением, подражанием, выбором модели поведения.

Маленькие девочки и мальчики уже, как правило, имеют особенности творчества и поведения в соответствии с полом, по которым можно проводить диагностику тенденций полоролевой социализации. Так, еще Э.Эриксон отмечал, что девочки чаще рисуют нечто замкнутое, завершенное, имеющее внутреннюю область; в их рисунках преобладают кружки ‑ это может быть озеро, солнце, причем внутреннее пространство всегда заполнено. Это соответствует преобладанию внутренних процессов и изменений над внешними. У мальчика же рисунки содержат остроконечные (фаллические) фигуры: башни замка, карандаши, которые, как правило, обращены во внешнее пространство. Это различие соответствует психологическому предназначению мужского и женского пола, которое у мужчин состоит в инструментальном отношении к миру, активном и завоевательном поведении, а у женщин ‑ к созерцанию, принятию, впитыванию, переработке внутреннего содержания. Дети также по-разному играют: для мальчиков типичное действие игры происходит явно, во внешнем плане ‑ это авария, катастрофа, война, строительство и т.п. Для девочек же самое главное случается внутри; отсюда интерес к тому, что происходит внутри построенного домика, в замке, окруженном рвом, в кастрюле, стоящей на огне, и т.д.

Матери интуитивно поощряют активность маленьких мальчиков, стремление к соперничеству и достижениям. В то же время требования к девочкам имеют другое содержание: реже предъявляются запреты на плач и пр. Сумма требований отражается в полоролевых стереотипах, существующих в обществе и семье: укоренившихся представлениях о том, какими должны быть мужчины и женщины. Особенности внутрисемейной обстановки во многом определяют содержание полоролевой идентичности ребенка. Важно, совпадает ли пол ребенка с родительскими ожиданиями; если нет, существует риск подавления присущих полу поведенческих проявлений и вызывание противоположных. Отмечается и еще одна интересная закономерность: если пол ребенка совпадает с полом старшего ребенка, то традиционные полоролевые особенности у младшего обычно выражены сильнее: так, младшая сестра девочки будет содержать в себе больше «девчоночьего», чем младшая сестра мальчика.

Существенно также отношение родителей к собственному полу, проецирующееся на детей. Так, например, обнаружено, что матери в своем родительском отношении не выделяют полоролевых различий у своих дочерей и сыновей и не проецируют на них маскулинно-фемининные стереотипы, принятые в нашей культуре, а отцы по-разному воспринимают и воспитывают детей различного пола. Дочерей они воспринимают гармонично, выделяя и поощряя в них фемининные качества. Восприятие же сыновей у них противоречиво, они считают их далекими от идеала и хотят видеть более мужественными, чем те в действительности являются.

Итак, осознанно и бессознательно поощряя одни формы поведения и оттормаживая другие, можно регулировать процесс маскулинизации ‑ феминизации ребенка.

3. В когнитивно-генетическом подходе полоролевое развитие связано со стадией интеллектуального развития ребенка, его Я-концепцией. При этом не обязательно подкреплять поведение; многие полагают, что дети внутренне мотивированы к тому, чтобы принимать свой пол.

Если половая роль усваивается практически сразу (ребенок знает, мальчик он или девочка), то гендерная схема (обусловленные полом нормы поведения) является результатом когнитивного развития ребенка и формируется на протяжении первых 6-7 лет жизни. Гендерные понятия формируются у детей на основании тех моделей, которые им предъявляются.

Перечисленные подходы отражают разные аспекты мужских и женских проявлений. Однако при наличии полового диморфизма и дипсихизма понимание (и доверие) между полами все-таки возможно; достигается это благодаря опыту долгой истории успешного взаимодействия мужчин и женщин.



Таблица 18

Этапы развития полоролевой идентичности

Уровень схем

Возраст

Особенности поведения

половая идентичность

от 2 до 5 лет

относят людей к соответствующей категории; не вполне понимают, что значит быть мальчиком или девочкой; считают, что пол можно изменить, поменяв внешний вид

постоянство пола

от 5 до 7 лет

понимают, что пол устойчив и сохраняется в любых ситуациях (мальчики вырастают в мужчин, девочки – в женщин)


Эволюционная теория пола В.А.Геодакяна

С чем же могут быть связаны индивидуальные различия между представителями мужского и женского пола? Очевидно, что для ответа на этот вопрос необходимо выйти за пределы психологии и обратиться к теориям и гипотезам, существующем в этологии и биологии.

Вопрос, для чего вообще существует пол, возникал давно. Самый простой ответ ‑ для размножения ‑ удовлетворительным считаться не может. В живом мире существует помимо раздельнополого еще также бесполое (вегетативное) и гермафродитное размножение, причем очевидных преимуществ перед ними у раздельнополого размножения не отмечается. Напротив того, комбинаторный потенциал (сочетание генов) у гермафродитов в два раза больше, а количество потомства (эффективность размножения) выше у бесполых. Однако все прогрессивные формы размножаются именно половым путем.

Для прояснения роли раздельнополого размножения в 1965 г. отечественным биологом В.А.Геодакяном (под очевидным воздействием кибернетики и теории систем) была создана так называемая эволюционная теория пола, в которой автор утверждал, что дифференциация полов связана со специализацией по двум основным аспектам эволюционного процесса ‑ сохранению и изменению генетической информации как выгодной для популяции формы информационного контакта со средой. Очевидно, что только мужских (или только женских) особей недостаточно для обеспечения преемственности и развития вида. Они должны сосуществовать.

Положив в основу своей теории принцип сопряженных подсистем, Геодакян отметил, что адаптивные системы, эволюционирующие в движущей среде, значительно повышают свою общую устойчивость при условии дифференциации на две сопряженные подсистемы, с консервативной и оперативной специализацией, которые принадлежат особям соответственно женского и мужского пола. Как же это происходит?

Изначально организм женских особей обладает более широкой нормой реакции, чем мужской. Так, если мужчина в конфликтном поведении, например, обычно ведет себя взрывчатым образом, то сделать его терпимым и миролюбивым едва ли удастся. А женщина может сочетать в своем поведении несколько стратегий, гибко используя их в зависимости от ситуации. Благодаря этому адаптивные способности женских особей намного выше, а обучаемость лучше. (В исследованиях по педагогической психологии отмечается, что изначальный уровень способностей, как правило выше у мальчиков, но в процессе обучения они быстрей выходят на плато, в то время как девочки, отталкиваясь от более низких показателей, набирают темп и обгоняют мальчиков.) Если мы придем в школьный класс и посмотрим на успеваемость детей, то окажется, что девочки (как и мальчики) в равной степени распределяются на отличниц, двоечниц и посредственных учениц. Однако если мы поставим вопрос иначе: кто самый отъявленный двоечник и хулиган, кто самый талантливый ученик? ‑ то окажется, что эти группы заполнены, как правило, мальчиками. То есть мужская подвыборка обладает более специализированным поведением, что в целом мешает адаптации на уровне индивида. Все крайности ярче представлены у мужчин, но женщины более обучаемы.

Предположим, что среда существования вида практически не меняется (такую среду называют стабилизирующей). В этой среде естественный отбор ведет к простому увеличению численности особей, без изменения их генотипа. Для этой цели нет необходимости присутствия большого количества мужских особей в популяции, главное, чтобы было достаточно много женских особей. И действительно, в стабильных условиях мальчиков рождается чуть меньше (существует даже примета, что много мальчиков рождается к войне).

Но если среда резко меняет свои условия (становится движущей), то задачи отбора в приспособлении несколько меняются; он приводит не только к увеличению количества особей, но и к изменению генотипа. В условиях катастроф (экологических, социальных, исторических) элиминация и отстранение от размножения в основном затрагивают мужской пол, а модификация ‑ женский. Благодаря дифференциации полов появилось два основных изменения по сравнению с бесполым размножением ‑ это более широкое сечение информационного канала взаимодействия у мужской особи и более широкая норма реакции у женской особи. Таким образом, мужская особь может оплодотворить большее количество самок, а женская ‑ обеспечить спектр фенотипов из одного генотипа.

После исчезновения катастрофического фактора и окончания действия отбора доля мужских особей уменьшается, и их генотипическая дисперсия сужается (те, кто не выжил, не оставляют генетических следов). Итак, женщины обеспечивают постоянную филогенетическую память вида, а мужчины ‑ временную, онтогенетическую.

Для иллюстрации этой мысли Геодакян приводит такой поэтический пример. Когда наступило всеобщее похолодание на планете, то у женщин, как высокоадаптированных существ, увеличилась жировая прослойка. А мужчины в силу слабой приспособленности оказались к этому неспособны и большей частью просто вымерли. Зато оставшийся ‑ изобрел огонь, чтобы согревать всю общину, и с этого момента стал закрепляться именно его генотип. Итак, мужчины осуществляют поиск, а женщины ‑ совершенствование. Таков механизм эволюционного биологического (и психологического) прогресса.

Очевидно, что, обладая узкой нормой реакции, мужчины более биологически (и психологически) уязвимы. Поэтому и продолжительность жизни у них ниже. Новорожденные мальчики чаще гибнут, чем девочки. Однако большинство долгожителей все-таки ‑ мужчины.

Конечно, развиваются и изменяются не все анатомо-физиологические и поведенческие признаки, а только некоторые. Наличие различий признаков у мужских и женских особей называется половым диморфизмом, т.е. существованием двух форм (а в психологии уже начали использовать и выражение половой дипсихизм). У современных людей, например, существует половой диморфизм по признакам роста, веса, оволосения, но нет диморфизма по признаку количества пальцев или ушей, по цвету глаз.

В стабилизирующей среде половой диморфизм отсутствует (нет необходимости приспосабливаться, и мужские и женские особи обладают одним и тем же эволюционно выгодным значением признака). А в движущей среде уже в одном поколении появляется генотипический половой диморфизм, возрастающий в следующих поколениях. По вариативности признака можно судить о фазе эволюционного процесса по признаку. Так, если в мужской подвыборке дисперсия выше, чем в женской, это свидетельствует о начале эволюционного процесса, а фазу отбора называют дивергентной. Затем наступает параллельная фаза, при которой дисперсии в обеих группах примерно равны. И, наконец, конвергентная фаза, на которой вариативность у женщин возрастает по сравнению с мужчинами, свидетельствует о том, что эволюционный процесс близок к завершению.

Геодакяном сформулировано филогенетическое правило полового диморфизма: если по какому-либо признаку существует популяционный половой диморфизм, то этот признак эволюционирует от женской формы к мужской. То есть популяция маскулинизируется, а значения признака, существующие в мужской подвыборке, являются эволюционно выгодными. Это относится ко всем видам, обладающим раздельнополым размножением. Так, например, если у млекопитающих самка по размеру меньше, чем самец, это означает, что по ходу эволюционного процесса самки будут увеличиваться в размере, потому что это выгодно для вида. А у насекомых (например, у пауков) самки, напротив, значительно больше, чем самцы; это говорит о том, что легкому существу в его среде выжить легче. Следовательно, и самки будут становиться меньше.

В селекции этот факт также используется: поскольку селекционные признаки больше продвинуты у отцов, то отбор производителя ‑ ключевая проблема для выведения новых пород, даже если это касается скрытых признаков, например, удойности.

Существует также и онтогенетическое правило полового диморфизма: если по какому-либо признаку существует популяционный половой диморфизм, то в онтогенезе этот признак меняется, как правило, от женской формы к мужской. Правило отцовского эффекта в селекции состоит в том, что по дивергирующим признакам родителей (являющимся предметом внимания) должна доминировать отцовская форма (порода), а по конвергирующим (несущественным для выведения породы) ‑ женская.

Интересно, что в онтогенезе женские формы признака проявляются раньше, а мужские ‑ позже. Так, маленькие дети обоего пола больше похожи на девочек, а у пожилых людей, опять же, независимо от пола, начинают проявляться мужские черты (грубый голос, рост волос на лице и пр.). По характерологическим признакам маленькой девочки можно с большей достоверностью предсказать структуру личности и поведение взрослой женщины, чем у мальчиков. Поэтому можно говорить не только о диморфизме, но и о дихрономорфизме (т.е. временном несовпадении проявления женских и мужских признаков).

Примечательно, что врожденные аномалии, имеющие «атавистическую» природу, чаще проявляются у женщин, а «футуристическую» ‑ у мужчин. Так, среди новорожденных девочек чаще попадаются обладающие хвостиками. Однако самый длинный хвостик, составляющий 13 см, все же принадлежал мальчику. Наблюдается половой диморфизм и в области появления болезней (все новые заболевания, такие, как рак, СПИД, сначала появлялись у мужчин), и в строении мозга (у мужчин более отчетливо выражена асимметрия полушарий и оперативные системы ‑ кора и левое полушарие, а у женщин ‑ консервативные системы ‑ подкорка и правое полушарие, что обусловливает преобладание у мужчин аналитического мышления, а у женщин ‑ интуитивного, образного и чувственного познания). Благодаря меньшей асимметрии женщины также более обучаемы. Кроме того, и в культурно-историческом процессе наблюдается флагманская роль мужчин: каждая новая профессия была вначале только мужской и лишь затем становилась женской, а основные научные открытия и культурные революции также совершались мужчинами.



Этология пола

Изучение половых различий помимо научной преследует еще и прагматическую цель: вопреки этим различиям, достигнуть взаимопонимания мужчин и женщин, особенно в области объяснения репродуктивного поведения, потому что у человека, как это ни удивительно, сосуществует несколько форм брачных отношений (в то время как у любого другого биологического вида форма брачного поведения является системообразующим признаком). Попытки исследований в этом направлении предпринимались отечественным этологом В.Р.Дольником. Сравнительная этология, наука об инстинктивных основах поведения, использует метод сравнения программ между неродственными формами животных, родственными видами и между прямыми родственниками, что дает богатый сопоставительный материал, потому что эволюция брачного поведения человека, по-видимому, шла зигзагами, включая групповые и моногамные формы семьи.

У людей присутствуют четыре формы брачных отношений: групповой брак, полигиния (один мужчина и много женщин), полиандрия (одна женщина и много мужчин) и моногамия (один мужчина и одна женщина); в последнее время, кроме того, все более распространенной оказывается одиночная материнская семья или непожизненные браки по любви. В чем причина этого многообразия?

Программы, которыми у животных руководствуется самка в своем родительском и брачном поведении, могут не совпадать: так, ей не всегда удается получить самца с элитным генным набором, потому что он может быть уже занят. Однако потомство нужно иметь. И в таких случаях иногда получается, что, например, самка гнездового вида имеет детей вовсе не от того самца, с которым вьет гнездо, что и было обнаружено лишь недавно благодаря методам биохимического анализа.

Размножение в человеческом сообществе имеет несколько важных отличительных особенностей. Если в мире животных способность к спариванию у самок обнаруживается один – два раза в год, активируя репродуктивное поведение до того спокойных самцов, а в другое время интереса полов друг к другу нет, то у людей все происходит иначе. Самка животных демонстрирует свою готовность к копуляции посредством увеличения молочных желез; женщины же способны вести половую жизнь непрерывно с момента полового созревания, не прерывая ее во время беременности или менструального цикла. При этом момент созревания яйцеклетки (овуляция) остается скрытым не только от других, но и от нее самой. Для чего нужна такая избыточная, с точки зрения задач размножения, сексуальность?

По-видимому, ответ на этот вопрос выводит за пределы интересов отдельного индивида. Если предположить, что первобытная семья для воспроизводства вида должна была воспитать по крайней мере двух детей, доведя их до того возраста, в котором они могли бы прокормить себя сами, то становится понятным, что мать в одиночку справиться с этой задачей не могла. Поэтому и возникает потребность либо в групповых семьях, когда детей воспитывают совместно, а мужчины охотятся далеко от дома, либо в семьях моногамных, где женщина должна удержать мужчину рядом с собой и побудить его заботиться о семье. Вот для этого, по-видимому, и существует механизм избыточной гиперсексуальности женщины, благодаря которому она может использовать половую жизнь для поощрения и удержания мужчины. По мнению этнографов, впрочем, избыточная гиперсексуальность принесла также много вреда, в силу чего и возник запрет на демонстрацию сексуальных достижений (что распространено в мире животных).

Таким образом, чем медленнее взрослеют дети, тем сильнее выражена потребность в социальной жизни, и опыт групповой (приводящий в конце концов к возникновению культуры) начинает преобладать над семейным опытом. И человек вышел из-под действия естественного отбора, потому что главным фактором выживания стала не генетическая информация, а внегенетические знания.

Этология изучает и проблему доминирования полов. В мире животных равноправия полов практически не существует, что способствует четкому разграничению ролей и функций. Если же, например, это иногда встречается, то влечет за собой противоборство полов. Так, например, у птичек ремезов насиживать яйца способны и самка, и самец, но каждый старается взвалить эту обязанность на другого. В результате их «переговоров» треть кладок погибает, иногда яйца насиживает самец, а в почти двух третях случаев самцы пересиливают самок. Поэтому этология относится к идее равенства полов с большим сомнением, обращая внимание на то, что в истории культуры это всегда вело к снижению стабильности брака, потому что ради него нужно подавлять древние инстинкты.

Таким образом, можно сказать, что отношения между полами «обслуживают» не только задачу размножения, но и установление и поддержание социальной иерархии. Эта задача также переходит из животного мира к людям, что и порождает отношения специфической зависти, отмечаемые в рамках психоанализа. Так, А.Адлер, вслед за К.Хорни, также утверждал, что существует очень много женщин, стремящихся стать мужчинами, а связано это в основном с тем, что «мужчины и мальчики чувствуют себя в семье гораздо комфортнее, их не утомляют мелочами, они намного свободнее в различных жизненных ситуациях, и эта высшая свобода мужского пола заставляет девочек чувствовать неудовлетворенность своей ролью».

А в античные времена, как отмечает исследователь древней культуры М.Фуко, отношения между полами символизировали также еще и имущественные отношения, что закрепилось в лексике, относящейся к половой жизни: так, женщины «отдаются», а мужчины «овладевают», соответственно, потеря и обеднение для одних сопутствует символическому обогащению других, а их интересы переживаются не как взаимные, а как антагонистические.

Итак, эволюционная теория и социальная этология выделяют несколько устойчивых программ специфического для каждого пола поведения и несколько образцов взаимодействия между мужчинами и женщинами, что в настоящее время может быть адекватно отражено только при использовании типологического анализа вариаций этого взаимодействия.

Нейроандрогенетическая теория Л.Эллиса

Итак, различия между женщинами и мужчинами существуют, имеют эволюционное обоснование и во многом инстинктивную природу. К настоящему времени существует также и физиологическое, построенное на изучении действия половых гормонов, объяснение особенностей поведения человека. Нейроандрогенетическая теория Ли Эллиса утверждает, что половые различия в поведении связаны с воздействием андрогенов на мозговые системы. Как известно, у каждого человека присутствуют и мужские, и женские гормоны, но у мужчин доминируют андрогены, а у женщин ‑ эстрадиол. Существуют 2 стадии влияния половых гормонов на мозг: первая, «организационная», имеет место на третьем месяце жизни эмбриона, а вторая, «активационная», ‑ во время полового созревания. Эти два момента характеризуются особой интенсивностью формирования биологического пола человека. Четыре типа исследований подтвердили связь биологического пола и психологического поведения: манипуляция андрогенами вследствие кастрации, корреляционные исследования, изучение поведения до, во время и после пубертата. В результате было выделено 12 устойчивых поведенческих программ, связанных с мужским полом (находящихся под андрогенетическим контролем). Соответственно, типично женское поведение характеризуется отсутствием этих способов поведения.

1. Наступательное эротическое поведение: от мужчин ждут инициативы, в то время как женщинам проявление эротических инициатив противопоказано, ибо оно приходит в противоречие с инстинктом. К.Лоренц в условиях эксперимента вынудил самку одной из рыбок плыть навстречу самцу, что привело последнего в состояние стресса, а половая щель у него надолго закрылась.

2. Агрессивное поведение: мужчинам свойственно инструментальное отношение к миру, при котором нужно постоянно нечто разрушать, чтобы создавать новое.

3. Пространственная ориентация: мужчины лучше, чем женщины, воспринимают пространство, удаленность, скорость. Поэтому они и более чувствительны к этим измерениям.

4. Территориальное поведение: мужчинам свойственно «помечать» и проверять свою территорию, а также охранять ее границы, поэтому «Кто сидел на моем стульчике?» ‑ типично мужская реакция, равно как разбрасывание и «забывание» вещей и пр.

5. Выносливость к боли: у мужчин изначально ниже болевой порог, чем у женщин, подготовленных природой к родам, поэтому они вынуждены с ней лучше справляться.

6. Медленное усвоение оборонительных условных рефлексов: мужчинам более свойственно нападать, а не защищаться, в связи с чем у мальчиков часто отмечаются проблемы в детском коллективе, вызванные неумением дать сдачу.

7. Слабое проявление эмоциональных реакций в ответ на угрозу: мужчины склонны скрывать, а не демонстрировать переживания, которые не становятся менее сильными, но проявляются либо в поведении, либо в психосоматических заболеваниях.

8. Настойчивость, или персистентность, при выполнении задания без подкрепления: мужчинам ввиду их слабой обучаемости свойственно наступать на одни и те же «грабли» и ломиться в закрытые ворота.

9. Слабая связь с ближайшими родственниками: мужчины, как правило, меньше скучают по членам своей семьи, чем женщины, реже вспоминают о родителях.

10. Периферизация: тяга к созданию «групп» по интересам у взрослых и особенно подростков (клуб, гараж, рыбалка). Женщинам от этого отказаться намного легче.

11. Поиск приключений, новых и сложных раздражителей: мужчины устают от монотонности и поэтому иногда бывают склонны хорошее, но уже известное, променять на непонятное и новое, отсюда ‑ секрет их неожиданных на первый взгляд увлечений.

12. «Хищническое» поведение, связанное с охотой: тяга к соперничеству и опасностям, в силу чего мужчинам не только важно добиться поставленной цели, но и обойти в этом процессе соперников; победа без борьбы не приносит удовлетворения.

Конечно, не обязательно все программы проявляются у мужчин, но то, что перечислено, относится к сфере полового дипсихизма.

Половые различия в психологических качествах

К настоящему времени практически все исследования учитывают фактор пола, поэтому имеются данные о различиях психологических характеристик у мужчин и женщин. Так, отмечаются вариации в области способностей. Еще А.Гезелл обнаружил, что у мальчиков по сравнению с девочками лучше развита крупная моторика, а у девочек ‑ мелкая. Сравнение интеллекта и способностей показало, что женщины, по сравнению с мужчинами, обладают большим словарным запасом, более высокой беглостью и ясностью речи (однако это не обязательно детерминировано биологически, потому что матери, как правило, больше разговаривают с дочерьми, чем с сыновьями). Однако общий показатель интеллектуальности у мужчин несколько выше, но и здесь возникает дополнительная переменная: превышение достигается благодаря присутствию в выборке мужчин с фемининной полоролевой идентичностью, в то время как у маскулинных мужчин интеллект не отличается от интеллекта женщин.

Восприятие и внимание к изменению деталей обычно также лучше развито у женской части популяции, но при этом они чаще ошибаются в оценке пространственных отношений и отзываются на ложные пространственные стимулы. Технические способности раньше развиваются и лучше выражены у мальчиков. Вербальные способности с достоверностью выше у женской части популяции, девочки также быстрее осваивают чтение (примечательно, что такие нарушения как дислексия и дисграфия чаще отмечаются у мальчиков).

Что же касается способностей к искусствам, то девочки, как правило, раньше начинают рисовать и охотнее это делают, чем мальчики, умеют выносить более тонкие суждения об искусстве. Впрочем, эти различия нередко связывают с принятыми особенностями воспитания (например, темпы развития речи связывают с особенностями игры девочек, которые в основном моделируют общение; изменив традиционные «объектные» игры мальчиков в машинки, конструктор и т.п., можно простимулировать также и их речевое развитие, однако при этом остается открытым вопрос о риске, искаженной полоролевой идентичности). В сфере музыкальных способностей различий не обнаружено.

В структуре темперамента также наблюдаются различия. Так, результаты, полученные при помощи опросника В.М.Русалова, включающего 8 шкал, отмечают различия по 6 шкалам. У женщин выше показатели социальной пластичности, эмоциональности, социальной эмоциональности, а у мужчин ‑ показатели эргичности, пластичности и индивидуального темпа. Социальная эргичность и социальный индивидуальный темп с полом практически не связаны.

Итак, мужчины характеризуются более широкой сферой деятельности, гибкостью мышления, стремлением к труду, высокой скоростью выполнения операций при осуществлении предметной деятельности. А женщины отличаются легкостью вступления в социальные контакты, повышенной чувствительностью к неудачам на работе и в общении, беспокойством, неуверенностью. Таким образом, согласно теории В.А.Геодакяна, можно оценить направление эволюционного процесса: в области темперамента по таким признакам, как социальная эргичность и социальный темп, эволюция завершена, в дальнейшем у женщин произойдет увеличение значений эргичности и пластичности уменьшение социальной пластичности, снижение эмоциональной чувствительности.

Рассматривая особенности эмоциональной сферы, многие исследователи отмечают большую сензитивность девочек по сравнению с мальчиками, что, с одной стороны, обусловливает различие неврозов у мальчиков и девочек, а с другой ‑ приводит к тому, что противоправное поведение чаще отмечается среди мальчиков, особенно начиная с подросткового возраста. Невротические отклонения девочек чаще заключаются в появлении страхов, волнения, вредных привычек аутоагрессивной этиологии (кусание пальцев, грызение ногтей и т.д.). У мальчиков больше распространены проблемы поведения. Что же касается различия в системах ценностей, то они обнаруживаются у детей до подросткового возраста и сглаживаются среди взрослых. Так, девочки больше ориентированы на ценности личной привлекательности, семейного благополучия, а в профессиональной сфере ‑ на приобретение нового интересного опыта и расширения круга общения, в то время как мальчики и здесь в основном обращаются к взаимодействию с «большим социумом», выражая стремление к власти, независимости, выгоде.

Наконец, анализ личностных факторов Большой Пятерки показал, что по всем факторам, кроме открытости к опыту, наблюдается половой дипсихизм. Экстраверсия, включающая доминантность и поиск ощущений, больше выражена у мужчин; зато дружелюбность, включающая качества заботы и любви, сильнее выражена у женщин. Психотизм больше присущ мужской подвыборке.

В последующих главах мы остановимся также и на особенностях духовно-мировоззренческой сферы, различающей мужчин и женщин, на характеристиках их этических систем и способов поведения в различных ситуациях. Половые различия невозможно игнорировать, потому что они присутствуют в индивидуальных особенностях любого уровня, усиливаясь с возрастом, в силу чего даже возрастные периодизации зрелого развития составляются отдельно для мужчин и женщин.

Итак, большинство современных психологов сходится в том, что психологическое предназначение женщины состоит в сохранении и развитии внутреннего мира, поддержании эмоциональных отношений с людьми, а мужчины призваны завоевывать и охранять внешнее пространство жизни своей семьи. Энергия мужчин направлена вовне, женщин ‑ внутрь, мужчины активны, женщины чувствительны (восприимчивы, что вовсе не означает пассивности).

В настоящее время больше известно о психоанализе мужчин, маскулинизация отмечает и основные направления эволюционного процесса. Реабилитируя культурный и психологический статус женщины, известный мистик Д.Андреев одним из немногих позитивно определил историческую миссию женщин, которая заключается в том, чтобы «оплодотворять» собой творческий гений мужчин, быть музой вдохновительницей, подобно тому как в плане физиологическом женщину оплодотворяет мужчина. Таким образом, женщине отведена основная продуктивная роль в духовном развитии человечества. Об этом же писал К.-Г.Юнг: «Женщина со своей столь непохожей на мужскую психологией есть источник информации (и всегда им была) о вещах, не доступных мужчине».

Обобщая сказанное, важно подчеркнуть, что психологические особенности должны выводиться из эволюционного и культурного предназначения каждого пола. Поскольку биологически они равноправны, то интерпретация особенностей и определение стратегии самоактуализации должны строиться с учетом этологических оснований.


Лекция 10. Человек и профессия (2 часа)
Взаимодействие психологии труда и дифференциальной психологии

Все виды активного взаимодействия человека с миром можно условно разделить на две сферы: это отношения с субъектами и отношения с объектами (предметами). Субъекты, как известно, отличаются от объектов способностью давать обратную связь. Поэтому взаимодействие с себе подобными требует большей сензитивности, эмоциональности, способности уподобляться другим. А отношения с предметами подразумевают одностороннее инструментальное, творческое отношение к миру и достигают наибольшей реализации в профессиональной деятельности. И хотя профессиональные выборы, предпочтения и ориентации, традиционно разрабатываясь в психотехнике, плавно перешли в компетенцию современной психологии труда, поскольку они обладают межиндивидуальной вариативностью, мы кратко коснемся и их в рамках курса дифференциальной психологии.

В этой главе мы сосредоточимся на анализе различий, существующих на разных уровнях индивидуальности и включенных в профессиональную деятельность. Психология труда ‑ одна из наиболее живых областей применения дифференциально-психологических знаний, которые в основном направлены на выделение профессионально значимых признаков ‑ характеристик индивидуальности, которые имеют значение для успешности протекания той или иной деятельности; при этом остальные особенности человека в круг рассмотрения не включаются. Профессия выдвигает объективные требования к качествам человека, который может считаться либо подходящим, либо непригодным для выполнения данной деятельности. Поскольку такие качества обычно рассматриваются в комплексе, то и совместимость человека и профессии тоже может быть рассмотрена в виде континуума, включающего профессиональное призвание, пригодность и не пригодность.

В психологии труда наблюдаются две встречные тенденции ‑, во-первых, подбор человека к профессии (этим занимаются кадровые службы, выполняющие заказ предприятия), и, во-вторых, ‑ подбор профессии для человека (эта задача решается службами профориентации, клиентами которых являются отдельные люди). Таким образом, вполне реальна картина, когда человек по своим индивидным характеристикам идеально подходит профессии, которая ему не интересна, или, наоборот, мечтает заниматься делом, для которого ему не хватает природных данных. Понятно, что взаимодействие человека с профессией пронизывает все уровни индивидуальности ‑ начиная с духовно-мировоззренческой сферы, интересов и целей человека, затрагивая черты личности и способности и опираясь на природные задатки. Поэтому гармонизация отношений между профессиональными требованиями и качествами человека ‑ очень актуальная проблема дифференциальной психологии труда.

Для того чтобы подойти к ее решению, необходимо опираться на данные профессиограммы (описания социально-экономических, санитарно-гигиенических, психологических и других особенностей профессии) и психограммы, (характеристики требований, предъявляемых профессией к психике человека). Таким образом, в психологии труда неминуемо выделяются два уровня анализа: первый направлен на конкретный объективный продукт, который должен быть создан посредством объективной же деятельности, второй ‑ на психологические состояния и качества, которые управляют этим процессом. Исторически одной из первых попыток профессиографического описания индивидуальности была методика, разработанная О.Липпманом для оценивания профессионально важных качеств («лист Липпмана»).

Определение профессионально важных признаков основано на экспертных оценках и представляет собой результат договоренности о том, какие характеристики наиболее важны, а какие могут быть вынесены за скобки. Применительно к ряду профессий эта задача не может решаться однозначно: так, для видов профессиональной деятельности, имеющих монотонный характер, существенны качества, благодаря которым человек сопротивляется наступлению утомления, а для профессий, связанных с экстремальными ситуациями, важными являются способность выдерживать сильные раздражители, принимать решения и нести за них ответственность. Кроме того, многие профессии могут осуществляться как в повседневных, так и в особых условиях (например, участковый или военный врач), хотя действия и операции, составляющие содержание профессии, в общем остаются теми же. Таким образом, описание профессии должно включать скорее границы типичных ситуаций и допустимых значений психологических качеств. С.Г.Геллерштейн писал в этой связи: "Мы видим, насколько неустойчиво и условно понятие профессионально важных признаков как постоянных элементов некоей профессиональной структуры. Современная профессиография на каждом шагу разрушает подобные представления... Перед профессиографией стоит невероятно трудная задача ‑ предугадать те пути, по которым должно пойти изменение организационно-технической, а вслед за тем и психофизиологической структуры профессий".

Перечислим виды индивидуально-психологических качеств, которые значимы для успешного овладения человеком профессией. Прежде всего, это индивидуально-типологические свойства (сила, подвижность, динамичность и лабильность нервной системы), которые в случае неблагоприятных для профессии показателей могут компенсироваться посредством выработки индивидуального стиля деятельности (ИСД). Далее, это сенсорные и перцептивные свойства, главным среди которых является уровень чувствительности анализаторов. Под влиянием опыта и профессиональных требований эта характеристика может изменяться: вырабатывается так называемый «технический слух», позволяющий распознавать неисправности в механизмах, уменьшается и дифференциальный порог цветоразличения, благодаря чему сталевары могут определять температуру мартеновской печи. Сенсорная основа деятельности предъявляет требования к сенсорным способностям человека и таким образом развивает их. Еще одно важное качество представляет собой внимание человека (аттенционные свойства), среди которых наиболее существенными оказываются иногда распределение и переключение, иногда ‑ устойчивость. Свойства внимания поддаются упражнению в незначительных пределах, однако компенсируются благодаря эмоциональному фактору (заинтересованности) и выработке привычек.

Очень важны для профессиональной деятельности психомоторные свойства, благодаря которым человек выбирает или вырабатывает систему операций, приводящих к достижению цели (к этим качествам относят особенности статики, например, профессиональный тремор, а также скорость реакций). Поскольку содержание профессионального труда изменяется (на ранних этапах развития техники определяющим был силовой фактор, а в настоящее время более важными становятся временной и пространственный), то предъявляются новые требования к психомоторным свойствам. Показано, что они хорошо поддаются упражнению. Еще одна группа свойств, обладающих профессиональной значимостью, ‑ это мнемические качества. Профессиональная память также может развиваться, для чего используют специальные мнемотехнические приемы, повышение профессиональной мотивации и активизацию запоминаемого материала в деятельности.

Очень важны также особенности имажинитивные (свойства воображения) и мыслительные (включенное в трудовую деятельность мышление Б.М. Теплов называл практическим). И, наконец, в разной степени для разных профессий, но все же имеют значение волевые качества, способствующие умению преодолевать внутренние и внешние сложности в процессе труда. Впрочем, понятно, что требования к произвольности возникают особенно остро в случае не совсем удачно подобранной профессии.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Loading...


©melimde.com 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет
рсетілетін ызмет
Жалпы ережелер
ызмет стандарты
дістемелік кешені
бекіту туралы
туралы хабарландыру
біліктілік талаптары
кіміні аппараты
Конкурс туралы
жалпы біліктілік
ойылатын жалпы
мемлекеттік кімшілік
жалпы конкурс
білім беретін
Барлы конкурс
республикасы білім
бойынша жиынты
ызмет регламенті
ткізу туралы
конкурс атысушыларына
біліктілік талаптар
атысушыларына арнал
идаларын бекіту
Республикасы кіметіні
облысы кімдігіні
рсетілетін ызметтер
мемлекеттік ызмет
стандарттарын бекіту
Конкурс ткізу
мемлекеттік мекемесі
дістемелік сыныстар
Мектепке дейінгі
дебиеті маманды
дістемелік материалдар
білім беруді
ауданы кіміні
жалпы білім
конкурс туралы
мектепке дейінгі
рметті студент
облысы бойынша
мыссыз азаматтар
Мемлекеттік кірістер
дарламасыны титулды
Конкурс жариялайды
дістемелік кешен
мерзімді жоспар
разрядты спортшы
мелетке толма
ызметтер стандарттарын
директоры бдиев

Loading...