Учебно-методический комплекс дисциплины (умкд) по дисциплине: " Дифференциальная психология " специальность: 5В050300 Психология


Направления дифференциально-психологических исследований

Loading...


бет5/10
Дата07.04.2020
өлшемі0.51 Mb.
түріУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Направления дифференциально-психологических исследований

В настоящее время объектом внимания дифференциальной психологии иногда оказывается отдельный признак – например, тревожность, острота восприятия, профессиональная ориентация, а иногда – индивидуальность в целом. В.Штерн выделил четыре направления функционирования психологии индивидуальных различий, которые продолжают развиваться и обогащаться. Так, если изучать, насколько вариативным оказывается рассматриваемое качество, насколько велик размах его значений в данной выборке, мы проводим исследование первого направления. Если интересно выявить, с какими еще качествами одновременно проявляется интересующий нас признак, мы проводим другое исследование. При этом мы ни в первом, ни во втором случаях не задаемся вопросами генезиса и прогноза данного качества, мы ограничиваемся одномоментным срезом. Если же мы подходим к индивидуальности как к целостному явлению, нам необходимо соблюдать исторический подход, открывать причины и основные моменты развития интересующего нас качества. Историчными мы должны быть и в том случае, если пытаемся раскрыть многоуровневость и многофакторность индивидуальности – мы не знаем, что и с чем может проявляться одновременно, и должны обеспечить себе возможность применения типологического подхода. Поэтому в исследованиях второго и третьего типа мы проводим не поперечные, а продольные (лонгитюдные) срезы.

Итак, к настоящему времени психология индивидуальных различий сохранила свою неоднородность, что, среди прочего, проявляется в преобладании частнопсихологических теорий. Так, например, теория интеллектуальных способностей практически ничем не связана с эволюционной теорией пола, а теории темперамента никак не соотносятся с теориями черт личности. Поэтому основная тенденция современной дифференциальной психологии – это интеграция частных, разнородных знаний в единую теорию индивидуальности.

К сожалению, и сегодня остаются верными слова В.Штерна о том, что дифференциальная психология отдельных функций, а также «психология женщины, художника, преступника и т.д. должны оставаться пока предметом обсуждения в монографиях». В дальнейшем, излагая основное содержание курса, мы постараемся придерживаться следующей логики: введение категории и ее наполнение психологическим содержанием; указание на врожденные и приобретенные детерминанты изучаемого качества; возможности психодиагностики в данной области. Однако эта структура может соблюдаться не везде, поэтому иногда мы будем ограничиваться либо данными о вариативности признака, либо рассмотрением эмпирических типологий.

Таблица 1

Основные направления дифференциальной психологии

Объект исследования

Качество исследования

1. Признак

Один у нескольких индивидов

вариационное

«горизонтальное»

2. Признак

Два и более у нескольких индивидов

корреляционное




3. Индивидуальность

Один индивид в отношении многих признаков

психогеографическое

«вертикальное»

4. Индивидуальность

Два и более индивида в отношении многих признаков

сравнительное




Лекция 2. Методы дифференциальной психологии (2 часа)
Классификация методов дифференциальной психологии

Метод в переводе с греческого означает путь, путь познания. Для того чтобы получить представление об индивидуальных различиях психики, используют различные способы получения данных. В мире животных это сделать проще – там в качестве основного применяется метод искусственной селекции. У человека же, к счастью, это пока не практикуется, но зато можно использовать статистическое исследование сходств и различий, особенно при варьировании условий воспитания. Для разных уровней индивидуальности (о чем будет говориться в следующих главах) могут быть использованы разные методы, которые можно классифицировать по разным дихотомиям.

По виду используемого опыта выделяют методы интроспективные (основанные на данных субъективного опыта) и экстраспективные (опирающиеся на объективный результат, доступный измерению).

По активности воздействия выделяют наблюдение и эксперимент.

По уровню обобщенности полученных закономерностей номотетические (ориентированные на общее, психологию объяснения) и идиографические (ориентированные на единичное, психографию, психологию понимания).

По стабильности – изменению изучаемого явления различают констатирующие и формирующие методы (в которых конечное состояние изучаемого качества отличается от начального).

Методы дифференциальной психологии развивались под влиянием оппозиции понимания и объяснения. Понимание привело к появлению идиографического подхода, объяснение – к экспериментальным методам. Противопоставление гуманитарной и естественнонаучной парадигм отразилось и в предпочтениях методического аппарата, которым пользуется исследователь. В настоящее время это противостояние смягчается.

Однако остаются открытыми два наиболее серьезных методологических вопроса дифференциальной психологии, затрагивающие все экстраспективные методы. Первый звучит так: поскольку психические признаки даны непосредственно только самому субъекту, как, исходя из самого себя, исследователь может проникнуть в психический мир другого человека? Вопрос этот поднимает проблему аналогии, или интерпретации, в психологическом исследовании. Второй же вопрос касается соответствия между физическими признаками, которые только и даны исследователю непосредственно, и их внутренним психическим содержанием. Эта проблема касается симптоматологии (по симптому судят о психической причине). Итак, поиск максимально валидных методов психологического исследования – это постоянно решаемая и по-прежнему насущная задача.

Методы, используемые дифференциальной психологией, можно условно разделить на несколько групп: общенаучные, психогенетические, исторические и собственно психологические.



Общенаучные методы

Общенаучные методы представляют собой модификацию применительно к психологической реальности тех методов, которые используются и во многих других науках.

Наблюдение – целенаправленное систематическое изучение человека, по результатам которого дается экспертная оценка.

Существует несколько видов наблюдения.

Преимущества метода заключаются в том, что 1) собираются факты естественного поведения человека, 2) человек воспринимается как целостная личность, 3) отражается контекст жизни субъекта.
Таблица 2

Виды наблюдения

1.

опосредствованное – непосредственное

(косвенное – контактное)

по форме контакта

2.

полевое – лабораторное

(естественное – экспериментальное)

по условиям деятельности

3.

открытое – скрытое (инкогнито)

по характеру взаимодействия с объектом

4.

включенное – невключенное

5.

случайное – целенаправленное

по цели

6.

сплошное – выборочное

по упорядоченности

7.

произвольное – структурированное

8.

констатирующее – оценивающее

по фиксации результатов

Недостатками являются: 1) слитность наблюдаемого факта с попутными явлениями, 2) пассивность: невмешательство исследователя обрекает его на выжидательную позицию, 3) отсутствие возможности повторного наблюдения, 4) фиксация результатов в описательной форме.

Наблюдение можно сделать более научным, если сформулировать конкретную цель (определить, какие аспекты психической деятельности наблюдаются); обеспечить: объективность посредством нескольких одновременных фиксаций, систематичность, стараясь избегать больших перерывов, маскировку, организовывая наблюдение так, чтобы человек о нем не знал, используя технику фиксации наблюдаемых явлений.

В психологии вариантом наблюдения является самонаблюдение (см. ниже Интроспективные методы).

Эксперимент – метод целенаправленного манипулирования одной переменной и наблюдения за результатами ее изменения. Особенность экспериментального метода в психологии состоит в невозможности прямого изучения явлений и неизбежности интерпретации фактов, в процессе чего возможны искажения, вызванные субъективным характером взаимодействующих реальностей. То есть, что бы мы ни пытались измерить, мы неизбежно сталкиваемся с взаимодействием субъективных реальностей по крайней мере трех человек: испытуемого, экспериментатора-интерпретатора и создателя используемой методики (теста).

Преимущества экспериментального метода состоят в том, что 1) можно создавать условия, вызывающие изучаемый психический процесс, 2) возможно многократное повторение опыта, 3) возможно ведение простого протокола, 4) данные эксперимента более однотипны и однозначны по сравнению с наблюдением.

К недостаткам относятся: 1) исчезновение естественности процесса, 2) отсутствие целостной картины личности человека, 3) необходимость специальной техники, 4) отрыв от естественного восприятия изучаемой реальности (экспериментатор больше ориентируется на показания стрелок приборов, тестов и т.д.).

Существует несколько видов эксперимента. Лабораторный, как правило, проводится в специальных условиях, и испытуемый осведомлен о своем участии. Естественный эксперимент, введенный в научный обиход А.Ф. Лазурским, максимально приближен к условиям обычной деятельности человека, который может и не знать о факте своего участия в опыте. Например, З.М.Истомина, изучая объем кратковременной памяти дошкольников, получала существенно различные результаты в случае прямой инструкции (вспомнить слова, которые были названы) и в условиях игровой деятельности («купить в магазине» различные овощи). Камерный эксперимент занимает промежуточное положение между лабораторным и естественным (например, для изучения альтруистического поведения ребенка приглашают в кабинет методиста в детском садике, предлагая поиграть со взрослым).

Формирующий эксперимент подразумевает не только констатацию некоторого положения дел, но и его изменение (например, удостоверившись, что высокая тревожность связана с низкой успеваемостью школьников, для них проводят тренинг уверенности в себе, который может быть отнесен к формирующим экспериментам). Вариантом формирующего является психолого-педагогический эксперимент, направленный чаще всего на апробацию метода обучения (который после этой апробации начинает называться программой).

Эксперимент может проводиться индивидуально или в группе, краткосрочно или длительно.

Эксперимент должен соответствовать требованиям валидности (пригодности, понимаемой как соответствие целей, методов и результатов), репрезентативности (представительности выборки и соответствия ее структуры той популяции, на которую распространяются выводы эксперимента), надежности (устойчивости результатов во времени).

Моделирование – воссоздание психологической реальности различного содержания (ситуации, состояния, роли, настроения). Примером психологического моделирования может быть индуцирование настроения (изменение фона настроения испытуемого посредством рассказывания ему эмоционально окрашенных историй, пробуждения воспоминаний и пр.).

Психогенетические методы

Эта группа методов направлена на выделение факторов среды и наследственности в индивидуальных вариациях психологических качеств.

Генеалогический метод – метод исследования семей, родословных, который использовался Ф.Гальтоном при написании книги «Наследственный гений». Посылкой для использования метода служит следующее положение: если некоторый признак является наследственным и кодируется в генах, то чем ближе родство, тем выше сходство между людьми по этому признаку. Поэтому в генеалогическом методе обязательно используется информация о родственниках первой степени родства, образующих нуклеарную семью (это пары родитель – потомок и сиблинг – сиблинг). Только они имеют в среднем 50% общих генов. По мере уменьшения степени родства в (предположительно) наследуемых качествах должно проявляться меньше сходства.

Существуют определенные правила составления генеалогических древ, символы и обозначения. Человек, ради которого составляется древо, называется пробандом (нем. der Proband – испытуемый). Члены родословной располагаются по строкам, соответствующим поколениям, от ранних к более поздним; дети также располагаются внутри одной строки по порядку рождения.

Для задач психодиагностических и психотерапевтических иногда используют вариант генеалогического метода, называемый генограммой, в котором, наряду с отношениями родства, фиксируют отношения психологической близости (тесные – отдаленные), конфликтности, а также семейные сценарные установки. Генограмма составляется по крайней мере для семьи в пределах трех поколений и позволяет уточнить психологический контекст жизни человека (в этом случае можно говорить уже и о социальной наследуемости).

Метод приемных детей состоит в том, чтобы в исследование включить детей, максимально рано отданных на воспитание биологически чужим родителям-воспитателям, приемных и биологических родителей. Поскольку с биологическими родителями дети имеют 50% общих генов, но не имеют общих условий жизни, а с приемными, напротив, не имеют общих генов, но разделяют средовые характеристики жизни, то возможно разведение качеств, обусловленных наследственностью и средой. Интересующий признак изучается попарно (ребенок – биологический родитель, ребенок – приемный родитель). Мера сходства указывает на природу качества.

Несмотря на многочисленные критические замечания по поводу операциональной валидности метода, в настоящее время он признан наиболее чистым в психогенетике.

Близнецовый метод использовался Э.Торндайком, Р.Заззо. Среди близнецов выделяют монозиготных (развившихся из одной яйцеклетки и потому обладающих идентичными генными наборами) и дизиготных (по своему генному набору аналогичных обычным братьям и сестрам, с той только разницей, что родились одновременно).

1. Метод контрольных близнецов состоит в сравнении внутрипарно монозиготных и дизиготных близнецов.

2. Метод близнецовой пары, заключается в изучении распределения ролей и функций внутри близнецовой пары, нередко образующей замкнутую социально-психологическую систему, включающую каждого из близнецов в качестве подсистемы, в силу чего близнецы образуют так называемую «совокупную личность».

3. Метод контрольного близнеца состоит в том, что на одного из близнецов оказывают формирующее воздействие, а на другого – нет, и фиксируют время появления навыка. Если в конечном счете навык проявляется одновременно, это может быть отнесено за счет фактора созревания. Подобные эксперименты в области приучения годовалых детей к горшку и выработки навыка хождения по лестнице описаны Т.Бауэром.

4. Метод разлученных монозиготных близнецов используется в условиях социальных катаклизмов, когда в силу обстоятельств близнецы оказываются в существенно разных средовых условиях. Сходство качеств связывается с фактором наследственности, различие – с фактором среды.



Исторические методы (методы анализа документов)

Исторические методы посвящены изучению выдающихся личностей, особенностям среды и наследственности, которые послужили импульсами для их духовного становления. Как правило, эти методы выбирают своим объектом исторического индивида – человека, деятельность которо­го привела к появлению результата, обладающего культурной ценностью. Однако исторический метод может быть применен и для подробного изучения вполне ординарных людей. К этой группе относят биографические, дневниковые, автобиографические методы, их общей чертой является использование первоисточников или биографий.

Биографический метод – использование личной биографии выдающегося человека на протяжении длительного периода времени для составления его психологического портрета. В случае использования данных биографа трудность состоит в интерпретации точки зрения самого биографа, который нередко вместо фактов предоставляет выводы. Если психолог заинтересовался душевным устройством выдающегося человека, он может составить его жизнеописание и раньше официального биографа, сосредоточиваясь на психологических характеристиках; в этом случае он проводит «психографию». Вариантом биографического является также патографический метод, введенный П.Мебиусом (описание болезней выдающихся людей). В отечественной науке патографический метод использовался известным генетиком В.П.Эфроимсоном для изучения предпосылок гениальности.

Дневниковый метод – вариант биографического метода, обычно посвящен изучению жизни обычного человека и содержит описание его развития и поведения, проводимое в течение длительного времени экспертом (родителями, воспитателем, коллегой).

Автобиография – это жизнеописание, основанное на непосредственных впечатлениях и ретроспективном опыте. Искажения результатов данного метода могут быть вызваны процессами личностной динамики. Новейшие методы фиксации связаны с возможностями видеозаписи.

Собственно психологические методы

Эта группа составляет основное содержание дифференциально-психологических приемов исследования.

Интроспективные методы (самонаблюдение и самооценка) открывают объект изучения непосредственно, что и представляет их основное достоинство. В современной науке они используются в основном на предварительном этапе исследований.

1. Самонаблюдение служит констатации актуального признака – феномена, имеющегося в данный момент у осуществляющей интроспекцию личности. К недостаткам метода относится факт разрушения значительной части психических феноменов (например, аффектов) в процессе интроспекции, быстрое вытеснение феноменов в мир бессознательного и, как следствие, низкая надежность получаемым данных. Поэтому, как отмечал В.Штерн, в интроспекции нельзя принимать отрицательное экзистенциальное решение (утверждать, что не было образа или переживания, так как они могли редуцироваться при самовоспоминании). Источниками искажений являются речь (которая отстает от психического феномена), тенденция к логической связанности (в то время как психические феномены часто фрагментарны) и внушение, осуществляющееся через ожидания. Таким образом, интроспекция дает более или менее надежные данные о познаваемых элементах психики у специально обученных испытуемых.

2. Самооценка, в отличие от самонаблюдения, отражает не только актуальные феномены, но и более стабильные психические качества. К недостаткам метода относятся поверхностность суждений (за внешне схожими симптомами могут скрываться разные свойства), ценностность большинства изучаемых свойств (в результате чего может наблюдаться стремление их преуменьшить или усилить), присутствие психического стыда (т.е. противодействия тому, чтобы раскрывать перед собой и другими сущностные свойства индивидуальности).

Сделать самооценку более достоверным методом могут соблюдение анонимности и контроль за способностью испытуемого к самооценке.

Психофизиологические (аппаратные) методы, предназначенные для изучения психофизиологических основ человеческого поведения, использовались в исследованиях школы Б.М.Теплова. Они требуют лабораторных условий и специальных приборов; в практической психодиагностике используются редко.

1. Методика условнорефлекторного изменения чувствительности (адаптация и сенсибилизация под влиянием раздражителей других модальностей).

2. Методика кожно-гальванических реакций (КГР) – изменение электропроводимости кожи.

3. Измерение абсолютных и дифференциальных порогов в обычных и особых условиях (зрения – при слуховых раздражителях и, наоборот, в присутствии других раздражителей – «индукционная методика», под действием кофеина и других фармакосредств).

4. Измерение других сенсорных функций: критической частоты слития мельканий и др.

5. Электроэнцефалографический метод (ЭЭГ, альфа-индекс, частота и амплитуда альфа-ритма).

6. Методика двигательных реакций (измерение времени реакции, методика сопряженных моторных изменений А.Р.Лурия, более известная под названием детектора лжи, и другие).

7. Методика дихотического прослушивания, используемая для определения церебрального доминирования по речи. Смысл ее состоит в одновременном предъявлении сначала вербального, а затем невербального материала, подаваемого одновременно в правое и левое ухо. При восприятии и воспроизведении вербального материала, как правило, преобладает левое ухо (т.е. правое полушарие), а при восприятии невербального – левое ухо. Дополнительным показателем являются данные ЭЭГ, указывающие на преимущественную активацию.

Социально-психологические методы включают опросы и социометрию. Опросы опираются на данные самоотчета респондентов, а не на объективно регистрируемые факты. Разновидностями опросов являются беседа, интервью, анкетирование.

1. Беседа – метод получения новой информации посредством свободного общения с человеком. В беседе роли распределяются симметрично.

2. Интервью – особая форма беседы, при которой один из партнеров является лидером, а другой – ведомым, и вопросы задаются односторонне. Вариантом является стандартизированное интервью, содержащее строго определенный набор вопросов, которые должны быть заданы, но которые, впрочем, могут быть разбавлены другими, имеющими цель маскировки.

3. Анкетирование – получение информации на основании ответов на специально подготовленные вопросы. Анкеты различаются а) по содержанию вопросов, б) по их форме – открытые и закрытые, в) по формулировке вопросов, г) по количеству и порядку следования вопросов.

Анкетирование бывает устным и письменным, индивидуальным и групповым. В работе с детьми анкетный метод применяют обычно, начиная с возраста десяти лет, а до тех пор ответы могут фиксироваться интервьюером.

4. Социометрия изучает положение (статус) человека в группе и может использоваться в качестве экспертной оценки по признакам, выделяемым в качестве социометрического критерия (например, по социометрическому индексу можно судить о том, насколько человека считают альтруистичным, дружелюбным, ответственным и т.д. его коллеги по группе).



Возрастно-психологические методы «поперечных» и «продольных» срезов.

1. «Поперечные» срезы подразумевают сравнение отдельных различных по возрасту групп детей. Использовались А.Гезеллом для получения норм психического развития детей. Важен возрастной интервал, выбираемый для проведения исследования. Чем выше темп развития, тем меньше должны быть временные промежутки между отдельными «срезами», т.е. у маленьких детей их нужно проводить чаще. Метод подвергался острой критике со стороны отечественных психологов за отсутствие историчности.

2. «Продольные» (лонгитюдные) срезы использовались при изучении Н.М.Щеловановым и Н.Л.Фигуриным ежедневного поведения детей. Иногда изучаются отдельные стороны поведения (например, речевое развитие). Сюда же могут быть отнесены дневники, биографические методы (дневники матери и подростков), в которых содержатся результаты наблюдений детей с рождения до некоторого этапа. Недостатком метода является трудоемкость, большие временные затраты. Достоинство заключается в раскрытии динамики развития.

Возможно сочетание продольных и поперечных срезов: вначале проводятся поперечные исследования, а затем в поворотных пунктах – более подробное продольное исследование.

Анализ продуктов деятельности (творчества) – опосредствованное изучение психологической реальности через распредмечивание (восстановление деятельности по ее результату). Варианты – графологическая экспертиза, графические и другие проективные методы. В психолого-педагогическом исследовании они принимают форму различных видов контроля знаний (сочинения, диктанты, контрольные работы), которые позволяют воспроизвести динамику учебной деятельности человека.

Тестирование – краткое стандартизованное испытание, предназначенное для установления межиндивидуальных, внутрииндивидуальных или межгрупповых различий. Использование тестов должно отвечать требованиям Декларации о правах человека и Конвенции о правах ребенка.

В зависимости от изучаемой реальности тесты можно объединить в следующие группы (классификация имеет эмпирический характер, классы пересекаются).

1. Тесты способностей.

2. Тесты умений и навыков.

3. Тесты восприятия.

4. Мнения (интересы, социальные установки).

5. Эстетические тесты.

6. Проективные тесты.

7. Ситуационные тесты (выполнение заданий в разных условиях).

8. Игровые тесты.

Тесты очень экономичны, однако обладают малой надежностью и легко поддаются фальсификации (особенно в компьютеризованной форме, где число случайных ответов достигает иногда 30%).

Психосемантические методы (личностный дифференциал Ч.Осгуда, методика репертуарных решеток К.Келли) представляют собой группу максимально индивидуально-ориентированных методов, позволяющих определить бессознательно действующие измерения (конструкты) в отношении к миру и самому себе. Часто используются для изучения самосознания личности, требуют компьютерной обработки.



Каналы получения информации об индивидуальности

Иногда методы изучения индивидуальности разделяют на три группы – на основании того канала, по которому была получена информация (9).

L (life record data) – данные, основанные на регистрации поведения человека в повседневной жизни. Поскольку даже в научных целях одному психологу невозможно исчерпывающе изучить поведение человека в разных условиях, обычно привлекают экспертов – людей, имеющих опыт взаимодействия с испытуемым в значимой области.

L-данные трудно сделать валидными, потому что нельзя освободиться от искажений, связанных с личностью наблюдателя, действует эффект ореола (систематические искажения), возможны также инструментальные искажения, связанные с несовершенством методик обследования (некорректно сформулированными вопросами). Другой недостаток L-данных – большие временные затраты.

Чтобы повысить валидность, нужно соблюдать требования к экспертным оценкам:

1) определять черты в терминах наблюдаемого поведения (предварительно договориться, что мы будем фиксировать как проявление тревожности, агрессивности и пр.),

2) обеспечить длительность наблюдения,

3) привлекать не менее десяти экспертов на одного испытуемого,

4) ранжировать испытуемых в течение одной встречи не более чем по одному признаку, чтобы не было эффекта неведения, и эксперты не повторяли свой список.

Оценки должны быть обязательно формализованы и выражены в количественной форме.

Т (objective test data) – данные объективных тестов (испытаний) с контролируемой экспериментальной ситуацией. Объективность достигается благодаря тому, что наложены ограничения на возможность искажения тестовых оценок и имеется объективный способ получения оценок по реакции испытуемого.

Примерами использования Т-данных являются известные опыты Г.В.Биренбаум и Б.В.Зейгарник по запоминанию незавершенных действий, опыты с моделированием ситуаций для изучения альтруистического поведения. То есть необходимо создать целостную объективную ситуацию для проявления тех или иных особенностей личности.

Этот канал получения данных тоже требует больших временных и кадровых затрат и используется чаще на этапе пилотажного исследования для определения гипотезы, которая затем проверяется при помощи других, более экономичных методов.

Для того чтобы повысить валидность и эвристичность исследования, полезно применять следующие тактические приемы: 1) маскировку истинной цели исследования, 2) неожиданную постановку задач, 3) неопределенность и нечеткость формулирования целей исследования для создания зоны неопределенности и стимулирования активности испытуемого, 4) отвлечение внимания испытуемого, 5) создание эмоциональной ситуации при тестировании («Это задание до вас все выполняли с легкостью!»), 6) использование эмоционального содержания тестовой ситуации, 7) фиксацию автоматизированных реакций, 8) фиксацию непроизвольных индикаторов (электрофизиологических, биохимических, вегетативных изменений), 9) фиксацию «фоновых» индикаторов (физического статуса, уровня активности и утомления и пр.).

Q (questionnaire data) – данные, получаемые при помощи опросников, анкет и прочих стандартизованных методов. Этот канал занимает центральное место в исследованиях индивидуальности благодаря своей высокой экономичности (можно применять в группе, автоматизированно обрабатывать результаты). Однако он не считается высоконадежным.

Искажения получаемой информации могут быть связаны со следующими причинами: низким культурным и интеллектуальным уровнем испытуемых (заполнять анкеты сложно сельским жителям и детям моложе десяти лет), отсутствием навыков самопознания и специальных знаний, использованием неверных эталонов (особенно в ограниченном социуме, когда человек сравнивает себя с близкими, а не популяцией в целом). Кроме того, различная мотивация испытуемых может приводить к искажениям либо в сторону социальной желательности (дисимуляции, ослабления симптоматики), либо подчеркивания своих дефектов (агравации и симуляции).

Таким образом, абсолютно совершенного способа познания индивидуальности не существует, но, осознавая недостатки и достоинства каждого из перечисленных методов, можно научиться получать с их помощью вполне достоверную информацию. Но на этом научные изыскания не заканчиваются.

Приемы и способы научной классификации

Полученные данные (независимо от канала) могут объединяться. Предположим, что мы обследовали некоторую обширную выборку испытуемых (Иванов, Сидоров, Петров, Федоров) по психологическим проявлениям, которые мы можем условно обозначить как А, В, С, D, и свели их в единую таблицу.



Таблица 3

Гипотетические показатели гипотетических респондентов

Признак

ФИО

A

B

C

D

Иванова

Петрова

Сидорова

Федорова

1

2

2

1

2

2

3

2

1

2

2

1

3

2

3

2

Нетрудно заметить, что результаты Иванова напоминают результаты Федорова. Мы можем объединить их в один столбик вместо двух и дать название введенному нами типу личности (например, ИваФедороид). Всех, кто напоминает по своим психологическим качествам Иванова с Федоровым, мы можем теперь относить к одному типу. То есть тип – это обобщение, сделанное по группе испытуемых с похожими качествами. При этом, разумеется, в результате такого обобщения мы теряем индивидуальные отличия Иванова и Федорова (например, мы игнорируем несовпадение показателей по признаку D).

Далее мы можем обратить внимание и на то, что признаки А и С, В и D принимают практически одни и те же значения. Это может быть связано с тем, что за этими проявлениями стоит общий фактор. И мы можем объединить столбцы нашей матрицы, присвоив новые названия психологическим качествам – например, вместо А и С ас, а вместо В и D – bd. Устойчивый способ поведения в различных ситуациях и условиях называется чертой личности.

И таблица сокращается, а психолог получает данные о типах личности и чертах личности (в строгом исследовании эти процедуры, разумеется, осуществляются при помощи факторного анализа).

Таблица 4

Результат обобщения частных показателей отдельных респондентов

Признак

ФИО

ac

bd

ИваФедороид

Петрова

Сидорова

1

2

2

2

2

3

В конечном счете не очень важно, какая методика была выбрана для изучения индивидуальных свойств человека, главное, чтобы она корректно применялась и оказалась полезной для приращения нового научного знания. А чтобы это произошло, полученные результаты необходимо обобщать (процедура деления некоторого множества на подмножества называется таксономией, или классификацией).

В психологии индивидуальных различий не все типологии составлялись с учетом этих требований. Однако среди эмпирических (ненаучных) классификаций есть очень интересные, а строго научная может оказаться вполне бесполезной.

Итак, очевидно, что для изучения признаков используются одни методы, а для исследования индивидуальности – другие. Поэтому для составления программы научного или практического исследования нужно последовательно определить следующие моменты:

1. Что является предметом рассмотрения – признак или индивидуальность?

2. К какому уровню индивидуальности относится рассматриваемое явление?

3. Какой парадигмы придерживается исследователь – естественнонаучной или гуманитарной?

4. Что предпочтительнее применять – качественные или количественные методы?

5. Наконец, конкретные методики какого рода следует ввести в программу?


Лекция 3. Источники индивидуальных различий. Личность, индивид, индивидуальность (2 часа)
Взаимодействие среды и наследственности

Определение источников индивидуальных вариаций психического – центральная проблема дифференциальной психологии. Известно, что индивидуальные различия порождаются многочисленными и сложными взаимодействиями между наследственностью и средой. Наследственность обеспечивает устойчивость существования биологического вида, среда – его изменчивость и возможность приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни. Наследственность содержится в генах, передаваемых родителями эмбриону при оплодотворении. Если имеется химическая разбалансировка или неполнота генов, развивающийся организм может иметь физические аномалии или психические патологии. Однако даже в обычном случае наследственность допускает очень широкий спектр вариаций поведения, являющихся результатом суммирования норм реакций разного уровня – биохимических, физиологических, психологических. А внутри границ наследственности конечный результат зависит от среды. Таким образом, в каждом проявлении активности человека можно найти что-то от наследственности, а что-то – от среды, главное – определить меру и содержание этих влияний.

Кроме того, у человека присутствует социальное наследование, которого лишены животные (следование культурным образцам, передача акцентуации, например, шизоидной, от матери к ребенку посредством холодного материнского воспитания, формирование семейных сценариев). Однако в этих случаях отмечают скорее устойчивое проявление особенностей на протяжении нескольких поколений, но без генетической фиксации. «Так называемое социальное наследие в действительности не может устоять под влиянием окружающей среды», – пишет А.Анастази.

Относительно понятий «изменчивость», «наследственность» и «среда» существует несколько предрассудков. Хотя наследственность отвечает за устойчивость вида, большинство наследственных признаков поддается изменению, и даже наследственные болезни не являются неизбежными. Точно так же верно и то, что следы средовых влияний могут быть весьма устойчивыми в психологическом облике индивида, хотя передаваться последующим поколениям генетически они не будут (например, нарушения развития ребенка в результате родовой травмы).

Разные теории и подходы по-разному оценивают вклад двух факторов в формирование индивидуальности. Исторически выделились следующие группы теорий с точки зрения предпочтения ими биологической или средовой, социально-культурной детерминации.

1. В биогенетических теориях формирование индивидуальности понимается как предопределенное врожденными и генетическими задатками. Развитие есть постепенное развертывание этих свойств во времени, а вклад средовых влияний очень ограничен. Биогенетические подходы нередко служат теоретической основой расистских учений об изначальном различии наций. Сторонником этого подхода был Ф.Гальтон, а также автор теории рекапитуляции Ст.Холл.

2. Социогенетические теории (сенсуалистический подход, утверждающий примат опыта) утверждают, что изначально человек – чистая доска (tabula rasa), а все его достижения и особенности обусловлены внешними условиями (средой). Подобная позиция разделялась Дж. Локком. Эти теории более прогрессивны, но их недостаток – понимание ребенка как изначально пассивного существа, объекта влияния.

3. Двухфакторные теории (конвергенции двух факторов) понимали развитие как результат взаимодействия врожденных структур и внешних влияний. К.Бюлер, В.Штерн, А.Бине считали, что среда накладывается на факторы наследственности. Основоположник двухфакторной теории В.Штерн отмечал, что ни об одной функции нельзя спрашивать, извне она или изнутри. Надо интересоваться – что в ней извне и что изнутри. Но и в рамках двухфакторных теорий ребенок по-прежнему остается пассивным участником происходящих в нем изменений.

4. Учение о высших психических функциях (культурно-исторический подход) Л.С.Выготского утверждает, что развитие индивидуальности возможно благодаря наличию культуры – обобщенного опыта человечества. Врожденные свойства человека являются условиями развития, среда – источник его развития (потому что в ней содержится то, чем должен овладеть человек). Высшие психические функции, которые свойственны только человеку, опосредствованы знаком и предметной деятельностью, представляющими собой содержание культуры. А для того чтобы ребенок мог его присвоить, необходимо, чтобы он вступил в особые отношения с окружающим миром: не приспосабливался, а активно присваивал себе опыт предшествующих поколений в процессе совместной деятельности и общения со взрослыми, являющимися носителями культуры.

Вклад наследственности и среды пытается определить генетика количественных признаков, анализирующая различные виды дисперсии значений признака. Однако не каждый признак является простым, фиксируемым одним аллелем (парой генов, среди которых есть доминантный и рецессивный). Кроме того, итоговый эффект не может быть рассмотрен как арифметическая сумма влияния каждого из генов, потому что они могут, проявляясь одновременно, также взаимодействовать между собой, приводя к системным эффектам. Поэтому, изучая процесс генетического контроля психологического признака, психогенетика стремится получить ответ на следующие вопросы:

1. В какой мере генотип определяет формирование индивидуальных различий (т.е. какова ожидаемая мера вариативности)?

2. Каков конкретный биологический механизм этого влияния (на каком участке хромосомы локализованы соответствующие гены)?

3. Какие процессы соединяют белковый продукт генов и конкретный фенотип?

4. Существуют ли средовые факторы, изменяющие исследуемый генетический механизм?

Наследуемость признака распознается по наличию корреляции между показателями биологических родителей и детей, а не по сходству абсолютного значения показателей. Предположим, что в результате исследований обнаружилось сходство между характеристиками темперамента биологических родителей и их отданных на усыновление детей. Скорее всего, в приемных семьях дети будут испытывать влияние общих и различающихся средовых условий, в результате чего по абсолютным показателям они станут также похожими и на приемных родителей. Однако корреляции отмечаться не будет.

В настоящее время дискуссия между сторонниками факторов наследственности и среды утратила былую остроту. Многочисленные исследования, посвященные выявлению источников индивидуальных вариаций, как правило, не могут дать однозначной оценки вклада среды или наследственности. Так, например, еще благодаря психогенетическим исследованиям Ф.Гальтона, проведенным в 20-е годы с использованием близнецового метода, было обнаружено, что биологически детерминированные характеристики (размеры черепа, другие измерения) определены генетически, а психологические качества (коэффициент интеллектуальности по разным тестам) дают большой разброс и обусловлены средой. На него влияют социальный и экономический статус семьи, порядок рождения и пр.

Современное положение дел в области изучения взаимодействия среды и наследственности иллюстрируется двумя моделями средовых влияний на интеллектуальные способности. В первой модели Зайонч и Маркус утверждали: чем больше времени родители и дети проводят вместе, тем выше корреляция коэффициента интеллектуальности со старшим родственником (экспозиционная модель). То есть ребенок по своим интеллектуальным способностям похож на того, кто дольше его воспитывает, и, если родители по каким-либо причинам уделяют ребенку мало времени, он будет похож на няню или бабушку. Во второй модели, однако, констатировалось противоположное: МакАски и Кларк отмечали, что наиболее высокая корреляция наблюдается между ребенком и родственником, являющимся предметом его идентификации (идентификационная модель). То есть самое главное – быть для ребенка интеллектуальным авторитетом, и тогда на него можно влиять даже дистантно, а регулярная совместная деятельность вовсе не обязательна. Сосуществование двух по сути исключающих друг друга моделей еще раз показывает, что большинство дифференциально-психологических теорий носят узко ограниченный характер, а общих теорий пока практически не создано.

Современное понимание наследственности и среды

Итак, к настоящему времени, не отрицая вклада среды и наследственности в формирование и проявление индивидуальных различий психики, теория дифференциальной психологии идет по пути уточнения этих понятий. Наследственность стала пониматься шире: это не просто отдельные признаки, влияющие на поведение (например, свойства нервной системы, как считалось в течение долгого времени), но также и врожденные программы поведения, в т. ч. и социального (грациализация, репродуктивное, территориальное поведение и пр.). Программы социального поведения, число которых постоянно увеличивается, изучаются социоэтологией. Программы отличаются от сменяющих друг друга под воздействием среды признаков тем, что в этом случае траектория развития предвосхищена; программа содержит в себе и время ее «запуска», и последовательность критических точек.

Понятие среды тоже изменилось. Это не просто изменяющийся ряд стимулов, на которые индивид реагирует в течение всей жизни – начиная от воздуха и пищи и кончая условиями образования и отношением товарищей. Это, скорее система взаимодействий человека и мира. М.Черноушек предлагает следующие признаки среды:

1. У среды отсутствуют твердо фиксированные рамки во времени и пространстве (т.е. она является фоном человеческого бытия, выступающего в качестве фигуры).

2. Она воздействует на все чувства сразу.

3. Среда дает не только главную, но и второстепенную (периферийную) информацию.

4. Она содержит всегда больше информации, чем мы способны переварить.

5. Среда воспринимается в связи с деятельностью.

6. Любая среда, наряду с материальными особенностями, обладает психологическими и символическими значениями.

7. Окружающая среда действует как единое целое. Таким образом, очевидно, что мы одновременно существуем в нескольких средах.

У.Бронфенбреннер в своей книге «Экология человеческого развития» представил экологическую среду как систему из четырех концентрических структур. Микросистема – структура деятельностей, ролей и межличностных взаимодействий в данном конкретном окружении. То есть даже применительно к двум близнецам мы не можем утверждать идентичность среды развития, потому что к ним предъявляются разные требования, разные ожидания, потому что один из них неминуемо назначается старшим, а другой – младшим. Мезосистема – структура взаимоотношения двух и более сред (семья и работа, дом и группа сверстников). Так, если брат и сестра ходят в одну школу, но сестре разрешают приводить домой подруг, а брату – нет, мезосистема их жизнедеятельности будет различаться. Экзосистема – среда, в пространстве которой происходят значимые события (круг общения). Так, дети могут ходить в одну и ту же школу, но при этом круг одноклассников может быть значимым для одного и безразличным для другого, все важные жизненные события которого происходят, например, в драмкружке. И, наконец, макросистема – субкультура (ценности, законы и традиции, которым следует человек). У.Бронфенбреннер полагал, что макросистема играет решающую роль в образе жизни человека, подчиняя себе все «внутренние» системы. Так, понятно, что если в стране не поощряется рождаемость и не предоставляется отпуск по уходу за ребенком, то ребенок будет расти в условиях материнской депривации, а микро-, мезо- и экзосистемы могут оказаться недостаточными, чтобы это компенсировать. С другой стороны, независимо от частных внешних условий, основные составляющие образа жизни и мировоззрения сохраняются в субкультуре.

По мнению У.Бронфенбреннера, среда содержит два основных измерения: это виды деятельности, в которые вовлечен человек, и характеристики наставников (учителей), которых он выбирает для себя в течение всей жизни. На разных стадиях развития человек, естественно, выбирает и меняет свою среду, причем в течение жизни роль собственной активности в формировании среды постоянно увеличивается.

Еще одна структура среды предложена известной отечественной исследовательницей B.C.Мухиной. В понятие среды она включает предметный мир, образно-знаковые системы, социальное пространство и природную реальность. Говорят, также об языковой среде, образовательной среде (В.В.Рубцов), которые представляют собой источник тех или иных достижений человека. Причем сегодня, без сомнения, можно говорить уже и о виртуальной среде (проявляющейся в феноменах «Томагоччи», компьютерной зависимости и других явлениях устойчивого аффективного отношения к объективно не существующим явлениям). Средовое влияние, таким образом, включает в себя определенность психических особенностей географическими условиями – ландшафтом, климатом и т.д. (географический детерминизм), содержанием культуры и субкультуры, необходимыми и ценными для субъекта вещами, наконец, качеством и формой общения человека. Присвоение (персонализация) содержимого среды – важный фактор личности и самосознания человека.

Одной из попыток примирения сторонников биогенетических и социогенетических концепций является ортогенетическая концепция X.Вернера (ортогенез – это теория развития живой природы). Согласно его взглядам, все организмы рождаются с функциями (в том числе и психическими), зафиксированными на нижней точке своего развития. Взаимодействуя со средой, они приобретают новый опыт, который, в свою очередь, закрепляется в новых функциональных структурах, вновь определяющих минимум взаимодействия, но уже нового качества. Таким образом, организация предшествующих стадий подразумевает, но не содержат в себе организацию последующих. X.Вернер сравнивал организм с актером на сцене: в ходе развития происходит сдвиг от сцены к актеру. Чем выше стадия, тем чаще инициатива исходит от индивида, становящегося все более активным, начинающим манипулировать средой, а не только пассивно на нее откликаться. Расширение возможностей субъекта выражается в понимании групповых целей, умении откликаться на отсроченные и запланированные задачи.

Другой известный исследователь Дж.Вулвилл, также отмечая изменение меры активности субъекта, предложил 4 модели взаимодействия субъекта и среды. Модель «больничной койки» – характерна для первых месяцев жизни человека, отмеченных почти полной его пассивностью. В модели «луна-парк» – объекты среды уже могут выбираться ребенком, но их влияние остается неизменным. В модели, названной «соревнованием пловцов», субъект следует своему пути, а среда – лишь контекст жизни. И, наконец, модель «теннисного мяча» характеризуется постоянным взаимодействием между субъектом и средой (этот взгляд в общем отвечает позиции X. Вернера).

Итак, при изучении индивидуальных различий психики важно осознавать факт несовпадения понятий, во-первых, «средовое» и «социальное» влияние, во-вторых, «наследственное» и «биологическое», и, в-третьих, «устойчивое» и «наследуемое». Очевидно, что поскольку меняется среда и по-разному разворачиваются врожденные программы поведения человека, то и психика человека индивидуализируется в течение всей жизни. При этом в ней присутствуют области более вариативные и чувствительные к влиянию среды и относительно устойчивые. Более того, использование психогенетических методов позволяет определить вклад наследуемости, общей и различающейся для каждого человека среды. Отмечая общее, особенное и единичное, обычно используют термины индивид, личность, индивидуальность.

Индивид – это физический носитель психологических характеристик человека (впрочем, К.А.Абульханова-Славская использует понятие «социальный индивид», чтобы отделить конкретного субъекта от социальной группы). Индивид создает предпосылки особенностей личности, но не может принципиально детерминировать тех ее качеств, которые социокультурны по происхождению. Личность же (согласно определению А.Н.Леонтьева) – системное качество индивида, приобретаемое им в ходе культурно-исторического развития и обладающее свойствами активности, субъектности, пристрастности, осознанности.

По логике этого определения, не каждый индивид развивается в личность, а личность, в свою очередь, не всегда однозначно определяется своими анатомо-физиологическими предпосылками. Несовпадение индивида и личности иллюстрируется на примере литературных персонажей, не имеющих телесной оболочки, но при этом обладающих вполне определенными чертами личности (таковы, например, поручик Киже из повести Ю.Тынянова, несуществующий рыцарь Агилульф из романа И.Кальвино). Понимание взаимодействия индивида и личности отражает в целом проблему тела и духа, которая решалась в истории по-разному. Так, например, утверждая, что тело – это судьба, 3. Фрейд биологическому фундаменту личности отводил решающую роль в жизни человека, а в отечественной психологии, напротив, несколько десятилетий назад широко обсуждались условия становления индивида личностью: кто может быть ею назван, а кто остается всего лишь индивидом. Это противопоставление, впрочем, имело не столько научный, сколько идеологический смысл, что вполне осознавалось сторонниками психофизиологического крыла психологии индивидуальных различий.



В отечественной психологии существует несколько подходов к выделению структуры индивидуальности, авторами которых являются Б.Г.Ананьев, B.C.Мерлин, Э.А.Голубева. Сопоставительный анализ их взглядов проведен М.С.Егоровой.

Таблица 5

Сопоставление структуры индивидуальности

в подходах Б.Г.Ананьева, B.C.Мерлина и Э.А.Голубевой (по 5)

Уровни в структуре индивидуальности

Свойства, входящие в каждый уровень

Системообразующие свойства

Б.Г.Ананьев (1969)

1. Индивид

1) Пол, возраст, конституция, нейродинамика

2) Психофизиологические функции, органические потребности

3) Задатки, темперамент

Свойства личности

2. Субъект деятельности

1) Когнитивные характеристики, коммуникативные свойства, трудоспособность

2) Способности

3. Личность

1) Статус, социальные роли, структура ценностей

2) Мотивация поведения

3) Характер, склонности

В.С.Мерлин (1986)

1. Свойства организма

1) Биохимические свойства

2) Общесоматические свойства

Индивидуальный стиль деятельности

2. Психические свойства

1) Темперамент

2) Свойства личности

3. Социально-психологические свойства

1) Социальные роли в социальной группе

2) Социальные роли в исторических общностях

Э.А.Голубева (1989)

1. Организм

1) Первичные потребности

2) Свойства нервной системы, общие для человека и животных

3) Специально человеческие свойства нервной системы

4) Прижизненно сформированные системы временных связей

Эмоциональность, активность, саморегуляция, побуждение

2. Личность

1) Склонности

2) Наиболее обобщенные свойства темперамента

3) Реализация способностей

4) Свойства характера

Для того чтобы объединить характеристики индивида и личности, B.C.Мерлин ввел понятие интегральной индивидуальности, подчеркивая самим названием, что все природные и социальные качества в ней плотно связаны. B.C.Мерлин, в отличие от А.Н.Леонтьева, не противопоставлял индивидные и личностные черты, а старался их соподчинить. Индивидное включается в индивидуальность. Индивидуальность – это саморазвивающаяся и саморегулируемая автономная, уникальная и неповторимая биосоциальная система. Она включает многомерные и многоуровневые связи, охватывающие все устойчивые факторы индивидуального развития человека, иерархически соподчиняя в себе свойства всех ступеней развития материи – физические, биохимические, физиологические, социально-групповые и общественно-исторические. Это форма бытия отдельного человека, в рамках которой он сохраняет целостность и тождественность самому себе в условиях непрерывных внешних и внутренних изменений.

Важными в этом трудном для восприятия определении являются следующие моменты. В индивидуальности связаны между собой все проявления человека как организма, личности и носителя самосознания, причем эти проявления оказывают взаимное влияние друг на друга, в чем и проявляется способность саморегуляции – то есть, несколько огрубляя, можно сказать, например, что темперамент диктует загрузку человека и склоняет его к выбору профессии, а цели и ценности могут оказаться связанными с психотипом (характерологическими особенностями). И, несмотря на то что тканевый состав человека обновляется (внутренние изменения), а жизнь ставит новые задачи (внешние изменения), человек не теряет чувства «Я» – условие целостности, при нарушении которого личность переживает внутренние противоречия, конфликт и может, расщепляясь, прийти к саморазрушению.

Итак, несколько упрощенно можно сказать, что индивидуальность – это индивид, личность и существующие между ними связи. Отмечая неоднородность разных характеристик индивидуальности, можно представить ее как трехэтажное «здание».

Тогда на нижнем уровне (биологическом фундаменте личности) мы можем собрать все индивидные, формально-динамические характеристики (пол, темперамент, задатки способностей, асимметрию полушарий головного мозга). На втором уровне мы размещаем предметно-содержательные качества (черты, типы личности, способности, стилевые характеристики поведения). А на третьем, верхнем уровне будут присутствовать духовно-мировоззренческие характеристики (направленность личности, ценности, убеждения, взгляды, установки).

Для удобства запоминания можно использовать такую схему: нижний этаж (природа) стимулирует активность «потому что» – от потребностей, средний этаж обеспечивает средства деятельности человека (способности, характер, особенности когнитивных функций, стилевые характеристики), а третий этаж – это цели (направленность личности, особенности самосознания – «для чего» деятельность осуществляется, к чему человек стремится). Уровни индивидуальности оказывают друг на друга взаимное, не только восходящее, но и нисходящее влияние.

Соподчинение не означает главенства какого-то из этажей. Но нижний более устойчив во времени, практически не поддается социальному воздействию (попробуйте-ка изменить пол или асимметрию полушарий!), средний более восприимчив к воспитанию (характер можно изменять, способности – формировать), а в третьем уровне биологического содержится очень мало, и он в наибольшей степени изменчив (в самом деле, взгляды, убеждения, ценности человек меняет в течение жизни несколько раз).

Естественно, существуют и другие попытки выделить структуру индивидуальности. Так, например, К.Леонгард выделяет 3 сферы: направленность интересов и склонностей (по содержанию напоминает выделенные нами духовно-мировоззренческие свойства), чувства и воля (близкие понятию «темперамент») и ассоциативно-интеллектуальная (соответствующая способностям и стилевым особенностям). Сравнительный анализ представлений о структуре индивидуальности, сложившихся в рамках отечественной психологии, предпринят в современном учебнике М.С.Егоровой. Таким образом, выделение трех этажей устойчиво прослеживается в разных подходах.



Таблица 6

Структура индивидуальности

Духовно-мировоззренческие свойства

Интересы, идеалы, ценности, самосознание

Для чего?

Изменчивость

Предметно-содержательные свойства

Черты, типологические особенности, характер, способности, индивидуальные стили

Каким образом?

Чувствительность к средовым воздействиям

Индивидные свойства (биологический фундамент личности)

Темперамент, асимметрия полушарий, задатки способностей, пол

Почему?

Устойчивость

Исторически сложилось так, что разным «этажам» индивидуальности соответствовали и разные подходы в изучении. Так, «содержательно-смысловой» подход направлен на познание и измерение индивидуальных вариаций характера, знаний, умений, способностей, смыслов, переживаний и других устойчивых психологических особенностей человека. «Поведенческий» же подход (который не нужно путать с бихевиористским!) связан с анализом объективно регистрируемых форм поведения – биохимических, вегетативных, моторных составляющих человеческой активности. Б.М.Теплов в свое время справедливо отмечал, что в первом подходе, несмотря на всю его содержательную привлекательность, отсутствует теоретическая основа, которая могла бы подтвердить валидность выдвигаемых психологических понятий. Ведь нередко к чертам личности, например, относят чисто ситуативные флуктуации поведения, а их устойчивость весьма сомнительна. Для того чтобы убедиться, что индивидуальные различия, измеряемые при помощи тестов, не случайны, необходимо связать их со свойствами нервной системы (и другими биологическими факторами). То есть дифференциальная психология может быть признана объективной наукой только после того, как она докажет содержательную валидность своих конструктов.

Задача подведения под дифференциальную психологию объективной базы может быть возложена на дифференциальную психофизиологию.

Дифференциальная психофизиология как научная база психологии индивидуальных различий

Одним из первых на связь поведения и свойств нервной системы обратил внимание выдающийся русский физиолог И.П.Павлов, в своих опытах на собаках выделивший такие свойства нервных процессов, как сила, подвижность, равновесие. Эти качества обеспечивают приспособляемость особи к изменениям среды. Всего же, комбинируя эти свойства, можно теоретически составить 24 типа нервной системы (при этом тип понимается как обобщенная картина поведения). 4 из них могут быть поставлены в соответствие типам темперамента, давно известным в медицине (сангвиник, флегматик, холерик, меланхолик), однако И.П.Павлов особо подчеркивал, что закономерности, обнаруженные благодаря экспериментам на животных, не могут быть прямо перенесены на поведение человека.


Таблица 7

Свойства нервной системы по И.П.Павлову

Слабость

Сила

Неуравновешенность

Уравновешенность

Подвижность

Инертность

Слабый тип (меланхолик)

Сильный, неуравновешенный тип (холерик)

Сильный, уравновешенный, подвижный тип (сангвиник)

Сильный, уравновешенный, инертный тип (флегматик)

Свойства нервной системы как основы индивидуально-психологических различий изучались также и в школе Б.М.Теплова – В.Д.Небылицына, однако их подход несколько отличался от подхода И.П.Павлова. Принципы, на которых они строили свои исследования, да сих пор представляют собой основу дифференциально-физиологических исследований.

1. Необходимо изучать свойства, а не типы. Если И.П.Павлов придерживался синтетического (типологического подхода), то Б.М.Теплов считал, что сначала нужно выделить отдельные свойства, а уже затем изучать их возможные сочетания.

2. Необходимо осуществлять количественный анализ, а не описание отдельных случаев. Этот принцип ориентирует на четкое следование естественнонаучной, объективной парадигме исследования.

3. Необходимо использовать лабораторный эксперимент, а не описание повседневных проявлений свойств нервной системы.

4. Необходимо изучать только непроизвольные реакции организма. То есть элементы прижизненной регуляции должны быть сведены к минимуму.

5. Нельзя использовать оценочный подход к индивидуальным различиям в психофизиологических характеристиках (т.е. не бывает свойств хороших и плохих, каждое из них может оказаться полезным для какой-либо деятельности).

Б.М.Теплов и В.Д.Небылицын всего выделили по четыре свойства, относящихся к процессам возбуждения и торможения, итого – восемь.

1. Сила (выносливость) нервной системы к возбуждению – это способность выдерживать длительное или часто повторяющееся возбуждение. Экспериментальный прием, который использовался для изучения силы, – многократное повторение через короткие интервалы условного рефлекса с подкреплением. С силой коррелирует сопротивляемость к тормозящему действию посторонних раздражителей, особенности концентрации, величина абсолютных порогов зрения и слуха (чувствительность). Сила нервной системы к торможению – это способность выдерживать часто повторяемое действие тормозного раздражителя, что необходимо для создания дифференцировок – способности различения, которую И.П.Павлов называл «славой больших полушарий». Итак, сила свидетельствует о работоспособности и выносливости нервной системы.

2. Динамичность – скорость образования условных реакций.

3. Подвижность нервных процессов – переделка знаков раздражителей, скорость смены возбуждения торможением и торможения возбуждением. Это свойство является основой обучаемости.

4. Лабильность – скорость возникновения и прекращения нервных процессов.

Для валидизации этих свойств было необходимо выделить свойства активированности мозга, которые носили бы обобщенный, а не парциальный характер, и таким образом могли бы рассматриваться в качестве коррелятов СНС (свойств центральной нервной системы). При помощи ЭЭГ выделены четыре интегративных свойства, которые, по-видимому, могут быть поставлены в соответствие СНС: общая мощность активированности (сила), пространственно-временная синхронизация и когерентность ЭЭГ-процессов, скорость достижения минимального предела активированности и скорость достижения максимального предела активированности, свидетельствующие о лабильности мозга как целого. По-видимому, эти свойства могут объяснить индивидуальные различия во всех значимых областях психики – особенности темперамента, характера, когнитивные стили, скорость интеллектуальных и других процессов могут быть связаны с этими характеристиками.

Изучая силу и динамичность нервной системы, В.Д.Небылицын отметил отчетливые связи между СНС и психологическими проявлениями – так, например, люди со слабой нервной системой легче справляются с монотонной работой, а в экстремальных ситуациях лучше проявляют себя люди, обладающие силой и динамичностью.

Поскольку общие свойства нервной системы образуют устойчивую основу человеческого поведения, естественно, исследовался вопрос об их наследуемости. Исследования на близнецах показали, что внутрипарное сходство показателей ЭЭГ у них чрезвычайно высоко, причем это относится и к детям, и к пожилым близнецам. Однако было также обнаружено существование устойчивых в онтогенезе СНС (динамичности и силы), относительно наследственной природы которых надежных данных пока не получено. Таким образом, можно сделать вывод об устойчивости СНС, но нельзя объяснить природу их происхождения. Итак, биологическое, определяя поведение человека и его индивидуальные вариации, не всегда оказывается наследуемым.

Учение о высших психических функциях Л.С. Выготского.

Важнейшим положением культурно-исторической концепции развития человеческой психики, разработанной Л. С. Выготским, стало положение о социально-исторической обусловленности пси­хики человека и специфике ее развития в онтогенезе.

Исследователь считал, что специфика психического развития че­ловека заключается в том, что на протяжении жизни формируются высшие психические функции (ВПФ) — культурные, социальные. ВПФ противопоставлены натуральным функциям, врожденным человеку. В основе учения Л. С. Выготского о высших психических функциях лежат две гипотезы: об опосредствованном характере ВПФ, их особой структуре и о происхождении ВПФ (закон развития ВПФ). Высшие психические функции являются продуктом социального историчес­кого развития. Их появление обусловлено характером жизнедеятель­ности человека и его трудовой деятельности. Знаки и значения, опос­редствующие структуру ВПФ, функционально являются не чем иным, как психологическими орудиями психической деятельности челове­ка, аналогичными орудиям труда. Выготский считал, что в процессе исторического развития человек изменяет способы и приемы своего поведения, трансформирует природные задатки и функции, вырабаты­вает и создает новые культурные формы поведения. Примерами ВПФ являются: логическое мышление, произвольная логическая память, произвольное внимание. Психологическими орудиями выступают знаки, имеющие определенное социальное значение: речь, математи­ческие знаки, мнемотехнические средства. Использование знаков со­общает разумность и преднамеренность поведению и деятельности че­ловека. Высшие психические функции характеризуются «двойной социальностью» — по структуре (опосредствованы социальными зна­ком и значением) и по происхождению (возникают только в процессе общения и сотрудничества с другим человеком).

Л. С. Выготский считал, что ВПФ отличаются от натуральных по структуре и функциям, по свойствам и по происхождению.

По структуре ВПФ отличаются от натуральных тем, что они опосредствованы, т. е. основаны на использовании культурных средств — знаков и значений. Значения, в свою очередь, кристалли­зуют в себе опыт совокупной общественной практики. Знаки выс­тупают своеобразными психологическими орудиями, преобразую­щими сознание человека. Поэтому развитие сознания представля­ет процесс овладения системой знаков и значений. Основная функция ВПФ — внутренняя регуляция поведения человека, его отношений с окружающим миром посредством знаков. Благодаря этому деятельность человека становится разумной и преднамерен­ной, что означает действие в соответствии с сознательной целью. Как известно, у животных нет сознательной постановки целей (био­логический мотив совпадает с целью) и нет свободы выбора и по­становки целей. Следствием являются все достоинства и все проблемы человеческого существования, трудности в разрешении которых приводят к известному «бегству от свободы», описанному Э. Фроммом. Свойства, отличающие высшие и натуральные психические функции, прямо вытекают из особой структуры ВПФ. Таких свойств три — произвольность, осознанность и систем­ность.

Произвольность означает следование цели (целенаправленность) и наличие средств для ее достижения. Новизна подхода Л. С. Вы­готского к проблеме произвольности состояла в переносе акцента на средства достижения цели. Сама направленность на достижение цели в отсутствие соответствующих средств еще не означает произ­вольности. Если есть цель, но нет средств, то поведение не будет, произвольным. Можно привести пример П. Я. Гальперина, исполь­зуемый им для различения произвольного и непроизвольного вни­мания: наблюдение за фокусником в цирке. Мы знаем, что чудес не бывает, есть только ловкость рук и хорошо отрежиссированный фокус с подменой предметов. Мы ставим перед собой цель — уви­деть подмену; но у нас нет средств контроля за поведением иллю­зиониста, неизвестно, когда произойдет подмена и как она будет осуществлена. Поэтому мы оказываемся непроизвольными в сво­ем поведении: поставив цель и следуя ей, не замечаем подмены, сколь пристально ни наблюдаем за поведением фокусника.

Осознанность — определяется значением, так как осознанно все, что может быть выражено в речи. Л. С. Выготский рассматривал речь как важный фактор развития сознания человека, полагая, что структура обобщения, заданная значением, определяет смысловое строение сознания.

Системность строения сознания как единство высших психи­ческих функций, обусловленное общей структурой обобщения значений, раскрыта исследователем в учении о системном и смысловом строении сознания (см. ниже).

Существенным различием высших и натуральных психических функций является их различный генезис (происхождение). В отличие от натуральных психических функций, ВПФ проходят особый путь развития, выраженный в законе их развития.

Закон развития ВПФ определяет генезис сознания. Согласно Л. С. Выготскому, «всякая ВПФ появляется на сцене дважды: сначала как деятельность коллективная, социальная, т. е. как функция интерпсихическая; второй раз — как действие индивидуальное, как внутренний способ мышления ребенка, как функция интрапсихическая». В основе формирования ВПФ лежит сотрудничество ребенка со взрослым, общение в широком смысле слова. Хотя категория «общения» в концепции Л. С. Выготского прямо не была заяв­лена, весь ход его рассуждений подводит читателя к выделению общения как процесса, в котором впервые складывается структура ВПФ, возникающих как средство воздействия и управления сначала поведением партнера, а затем и собственным поведением.

Ученый указывал, что ВПФ есть «интериоризованные отноше­ния социального порядка». Собственно, в этом определении заклю­чено то, что делает Выготского не просто великим теоретиком и исследователем в истории психологии («Моцартом в психологии»), но и необыкновенно современным и эвристичным автором сегод­ня. По сути, закон развития ВПФ — это закон генезиса сознания раскрывающий путь и закономерности возникновения психического. ВПФ первоначально выступают в особой форме — форме со­циальной, коллективной деятельности, сотрудничества. Хотя в научно-понятийном аппарате Л. С. Выготского еще нет категории общения, она имманентно здесь присутствует. Как и в факторном подходе, ученый апеллирует к понятиям сознания, социальной среды, наследственности, но вместе с тем вводит иные принципы и понятия, определяющие развитие. Одним из таких понятий является понятие коллективной социальной деятельности и отношений. По существу, это и есть категория общения. Психические формы деятельности впервые в особой форме возникают в отношениях между людьми и характеризуются использованием специальных средств организации процесса взаимодействия.

Психические функции не являются врождёнными и не возникают сами по себе, а лишь в особой ситуации общения и сотрудничества между людьми. И только потом они становятся психическим образова­нием. Обратимся к простой схеме процесса интериоризации. Возьмем исходный пункт развития психики ребенка — период новорожденности. Мы уже говорили, что младенец, характеризую­щийся полной беспомощностью, не выживет без постоянного со­трудничества со взрослым. Центром всякой младенческой ситуа­ции является взрослый. Все потребности ребенка удовлетворяются через взрослого и посредством включенности его в любую форму активности ребенка. Взрослый в процессе общения использует речь, ориентируется на значения вовлеченных в процесс общения пред­метов, т. е. при сотрудничестве с ребенком вводит в контекст обще­ния с ним знак. Таким образом, изначально социальная ситуация развития ребенка — это ситуация, где объективно присутствуют высшие психические функции. Ребенок ничего не умеет и не дела­ет сам, все формы его активности опосредованы взрослым. Особен­ность исходной стадии формирования ВПФ заключается в том, что объективно знак в сотрудничестве уже присутствует, а субъектно, т. е. для ребенка знак и его значение еще не выделяются и не выс­тупают предметом ориентировки. Деятельность оказывается опос­редствованной знаком еще до момента выделения его ребенком. Это возможно в силу того, что деятельность тесно совместная: не будь сотрудничества со взрослым, знак и значение остались бы скры­тыми для ребенка. Итак, первоначально знак присутствует объек­тивно в структуре сотрудничества, выступает для взрослого как средство организации деятельности ребенка, а для последнего знак — только одно из условий совместной деятельности.

Вторая стадия характеризуется тем, что ребенок начинает ори­ентироваться на знак. Например, взрослый одевает его и говорит: «Дай ручку», «Дай ножку». Ребенок протягивает ножку, взрослый его ласково журит: «Нет, я сказал, ручку». Волей-неволей ребенок начинает выделять значение знака. Ориентация на звуковую сто­рону речи обусловлена тем, что диапазон частот, соответствующий тембру человеческого голоса, является диапазоном максимальной сенситивности. Слуховой анализатор в силу своего строения обес­печивает наилучшее выделение звуков человеческой речи, состав­ляя наследственную предпосылку ее развития. Итак, ребенок выде­ляет сначала знак, а потом и его значение.

Далее начинается самое интересное. Ребенок обращает знак на взрослого для регуляции его поведения. В тот момент, когда он начинает активно использовать знак для привлечения внимания взрослого и воздействия на его поведение, можно говорить об объективировании структуры ВПФ в его собственном поведении. Одна­ко ВПФ еще не интериоризованы. Например, когда ребенок лезет, куда не надо, вы говорите: «Нельзя» и грозите ему пальцем. Он подчиняется, ориентируясь на значение речевого знака. И вот в какой-то момент, когда вы что-то делаете, он грозит пальчиком уже вам и говорит: «Нельзя». Это переходная стадия, когда ребенок уже использует знак для регуляции поведения партнера, но еще не ре­гулирует собственного поведения.

На следующем этапе становления структуры ВПФ ребенок ис­пользует знак для регуляции собственного поведения. Например, мальчика просят убирать свои игрушки. Он собирает игрушки в машину, нагружает ее, везет и сгружает. Родители хвалят его: «Мо­лодец, Миша!» И наконец, ребенок собирает игрушки, ему очень не хочется это делать, и он сам себя подбадривает: «Вези, вези, Миша, молодец!» Здесь ВПФ не просто объективированы в деятельности ребенка, а становятся психологическим новообразованием: поведе­ние опосредствовано знаком, выполняющим функцию его регуля­ции, и приобретает свойство осознанности. Итак, схематически кар­тину становления ВПФ можно представить следующим образом. Взрослый вводит знаки и значения в контекст общения с ребенком, который постепенно выделяет их, начинает использовать знак для регуляции сначала поведения взрослого, а затем — собственного по­ведения.

Далее Л. С. Выготский выделяет две линии развития ВПФ. Пер­вая — интериоризация психических функций. Вторая — развитие значений.

Первая линия — интериоризация психических функций. Воп­рос об интериоризации один из наиболее сложных в психологии. Так, в концепции Ж. Пиаже интериоризации подлежат схемы дей­ствий, создающие основу формирования логических операций. Ин­териоризация в понимании Л. С. Выготского — это процесс перехо­да знака из внешнего во внутренний план.



Параллелограмм развития памяти. Исследование проведено А. Н. Леонтьевым под руководством Л. С. Выготского в 1972 г. Первая серия. Испытуемому предлагается список из 10 слов, кото­рые надо запомнить. Опыт был проведен с детьми разного возрас­та: 4, 7 и 15 лет. Оказалось, что результаты четырехлеток крайне низкие, дети семи лет воспроизводят больше слов, а самые высо­кие показатели — у 15-летних. Во второй серии ребенку предло­жили использовать для запоминания карточки. Сам же способ запоминания и использования картинок испытуемым не разъяс­няли. На соответствующем графике, получившем название «па­раллелограмм развития памяти», можно видеть, что максималь­ный прирост развития памяти приходится на старший дошколь­ный возраст, тогда как у младших дошкольников и подростков практически разницы нет. Причина кроется в процессе интерио­ризации. Младшие дошкольники картинки в их знаковой функ­ции как средства организации мнемической деятельности еще не используют. Старшие дошкольники уже могут использовать вне­шние знаки, что и приводит к повышению эффективности запо­минания. Подростки и в первой, и во второй сериях пользуются мнемотехническими средствами для организации запоминания и воспроизведения. Однако это уже внутренние средства. Паралле­лограмм развития памяти ярко демонстрирует первую линию развития ВПФ — процесс интериоризации средств запоминания.

В чем смысл и значение закона интериоризации Л. С. Выгот­ского, в чем его общепсихологическое значение? Вспомним класси­ческую психологию, где предметом полагалось сознание. Изначально сознание понималось как имманентно существующая реальность, некое пространство, заполняемое ощущениями, образами, понятия­ми. Выделяли зону ясного видения и периферию сознания. Про­цесс интериоризации понимался как процесс заполнения информа­цией уже существующего пространства сознания. Решение пробле­мы самого возникновения сознания лежало в плоскости признания его изначального существования как особой реальности. Л. С. Вы­готский показал, что сознание не существует от момента рождения, а созидается, формируется в процессе интериоризации. Основное значение закона ВПФ заключается в том, что был раскрыт процесс формирования человеческого сознания. ВПФ составляют внутренний план человеческого сознания. А. Н. Леонтьев говорил о значе­нии закона развития высших психических функций как о прорыве солипсизма сознания. Объяснение сознания через сознание, замы­кание исследования в кругу явлений сознания, самопорождающих­ся и самообъясняющих, характерно для психологии того времени. Известное выражение Декарта «я мыслю, следовательно, я суще­ствую», т. е. сомнение в существовании реальности мира порожда­ет уверенность в том, что существование моего сознания бесспорно, в то время как все остальное может быть фикцией. Л. С. Выготс­кий впервые установил конкретный путь формирования сознания.

Закон развития высших психических функций позволяет сфор­мулировать ряд теоретических выводов и положений:

■        об изначальной социальности ребенка. Развитие происходит как движение от одной формы социальности к другой. Индивиду­альное есть результат процесса социализации;

■        о роли общения. Общение и сотрудничество со взрослым пред­ставляет собой основу и необходимое условие психического раз­ вития;

■        о новом понимании процесса интериоризации как формирова­ния внутреннего плана сознания.

Вторая линия развития — это развитие значений, в основе ко­торого — изменение структуры обобщения. Здесь выделены три ступени: 1) синкреты (обобщение по случайным субъективным признакам); 2) комплексы (обобщения по объективным фактичес­ким, но несущественным признакам); 3) понятия (обобщения по существенному объективному признаку).

Закон развития ВПФ определяет новое понимание роли среды в развитии. Закон среды утверждает, что социальная среда есть источ­ник развития. Высшие психические функции социальны по струк­туре в силу опосредствованности знаком и значением и формиру­ются прижизненно в сотрудничестве с взрослым как носителем со­циокультурного опыта. Высшие психические функции, согласно Л. С. Выготскому, не даны от рождения, а заданы как «идеальная форма» высших родовых способностей человека. Такое понимание закономерностей психического развития в онтогенезе обусловливает принципиально новое понимание роли среды в психическом разви­тии ребенка. Социальная среда является источником психического развития ребенка, поскольку содержит систему культурных средств, знаков, эталонов, овладение которыми обеспечивает развитие выс­ших форм психической деятельности человека.

Исследование среды как детерминанты развития для ученого выступало как исследование роли среды в психическом развитии ребенка. В теории Л. С. Выготского среда и ребенок не противопос­тавляются друг другу как две изначально различные сущности. Сре­да никогда не является для ребенка внешней, он развивается в един­стве его связей и отношений с социальной действительностью. Для выявления роли среды в развитии необходимо выявить активно-дей­ственную позицию ребенка в отношении среды. Выступая как отно­шения между ребенком и его окружением, социальная ситуация раз­вития имманентно предполагает активность самого ребенка в пост­роении этих отношений. «Единицей» отношений личности и среды в развитии, воплощающей активно-действенную позицию ребенка, Л. С. Выготский считал переживание как «внутреннее отношение

ребенка как человека к тому или иному моменту действительности». Характер и содержание переживания определяют, какое влия­ние на развитие ребенка оказывают особенности среды. Именно ха­рактер переживания ребенком своих отношений со средой является «ключом» к пониманию хода его психического развития.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Loading...


©melimde.com 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет
рсетілетін ызмет
Жалпы ережелер
ызмет стандарты
дістемелік кешені
бекіту туралы
туралы хабарландыру
біліктілік талаптары
кіміні аппараты
Конкурс туралы
жалпы біліктілік
ойылатын жалпы
мемлекеттік кімшілік
жалпы конкурс
білім беретін
Барлы конкурс
республикасы білім
ызмет регламенті
бойынша жиынты
ткізу туралы
конкурс атысушыларына
біліктілік талаптар
атысушыларына арнал
Республикасы кіметіні
идаларын бекіту
облысы кімдігіні
мемлекеттік ызмет
рсетілетін ызметтер
стандарттарын бекіту
Конкурс ткізу
дебиеті маманды
мемлекеттік мекемесі
Мектепке дейінгі
дістемелік сыныстар
дістемелік материалдар
ауданы кіміні
конкурс туралы
жалпы білім
рметті студент
облысы бойынша
мектепке дейінгі
мыссыз азаматтар
Мемлекеттік кірістер
білім беруді
дарламасыны титулды
Конкурс жариялайды
дістемелік кешен
мелетке толма
ызметтер стандарттарын
разрядты спортшы
аласы кіміні
директоры бдиев

Loading...