Основы общей психологии



Pdf көрінісі
бет39/40
Дата02.01.2023
өлшемі1.11 Mb.
#405456
түріКнига
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40
Байланысты:
87453431.a4
QR код.docx, № 5 зертханалық жұмыс ООП Python, 1552559056, брасс, 1 ULZHAN
ное существо
, но сама природа человека – продукт истории. Поэтому духовное содержание
исторического человека было внешне противопоставлено психологии природного человека.
Своеобразную попытку понять развитие форм человеческого сознания как продукт соци-
ально-исторического развития сделала французская социологическая школа Э. Дюркгейма.
Тенденция связать психологию с социальными дисциплинами во французской науке не
нова. Она идет еще от Огюста Конта. В своей классификации наук Конт, как известно, не отвел
особого места психологии. Его отрицательное отношение к психологии как самостоятельной
дисциплине было направлено в основном против интроспективной метафизической психоло-
гии, которую в его время насаждал во Франции В. Кузен (Cousin). О. Конт противопоставил
этой психологии то положение, что психические процессы становятся объектом науки лишь
постольку, поскольку мы устанавливаем и определяем их извне, в объективном наблюдении, и
вскрываем вне их лежащие причины их возникновения и протекания. Для реализации своего
требования О. Конт не видел другого пути, как расчленить психологию на две дисциплины.
Изучение психических функций он относил: 1) к анатомо-физиологии мозга, которая изучает
их физиологические условия, 2) к социологии, которая изучает их характер, взаимосвязи и
развитие в социальной среде.
Признание социальной обусловленности психологии человека получило значительный
отзвук во французской психологической литературе. (Особенно явственно обнаруживаются
эти социальные мотивы у одного из крупнейших французских психологов предыдущего поко-
ления – у Т. Рибо.) Представители французской социологической школы и близкие к ней уче-
ные (Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль, Ш. Блондель, Ж. Пиаже, М. Гальбвакс), а также П. Жане
попытались объяснить формы человеческого сознания как продукт общественного развития. В
ряде исследований они попытались вскрыть общественно-исторический генезис человеческих
форм памяти, мышления, эмоций, развития личности и ее самосознания. Однако проблема
социальной обусловленности сознания не получила и в исследованиях французских психоло-
гов удовлетворительного разрешения. В работах, исходящих из социологической концепции
Э. Дюркгейма, социальность была понята идеалистически в отрыве от реальных обществен-
ных, производственных отношений людей и их отношения к природе; социальное, так же как
и все объективное содержание мира, было сведено к общественному сознанию – к идеологии;
социальные отношения – к общению в плане сознания.
Эта идеалистически понятая социальность была внешне противопоставлена биологиче-
ской природе человека. Психическое развитие было поэтому некоторыми представителями


С. Л. Рубинштейн. «Основы общей психологии»
74
этого направления (Ж. Пиаже) понято как процесс вытеснения примитивных форм биоло-
гически обусловленной психики психикой социализированной. У представителей француз-
ской социологической школы социальность сводится к идеологии, идеология же (и коллек-
тивные представления) отождествляется с психологией. Общественное бытие превращается в
социально-организованный опыт. Из сферы социального, в котором эти психологи ищут объ-
яснения генезиса и развития человеческого сознания, выпадает общественная деятельность
человека, практика, в процессе которой в действительности формируется сознание человека.
Поэтому действительно адекватного объяснения генезиса и развития сознания у человека и
эта психология, рассматривающая сознание человека как продукт общественно-исторического
развития, дать не смогла.
Психология, оформившаяся как наука в экспериментальных исследованиях ощущений
и затем памяти, была по своим исходным господствующим установкам насквозь интеллекту-
алистична; познавательные процессы занимали в ней центральное место. Это была психоло-
гия ощущений, восприятий, представлений, идей. Потребности, побуждения, тенденции не
играли в ней сколько-нибудь заметной роли. Она изучала сознание само по себе, вне реаль-
ной деятельности и поведения; уже поэтому проблема побуждений не была для нее актуальна.
Поскольку эта традиционная классическая психология сознания пыталась объяснить поведе-
ние, она исходила из перцептивных, интеллектуальных моментов, она упоминала и о тенден-
циях, но все эти тенденции мыслились как нечто производное от представлений, от идей. Это
были тенденции идей, из которых пытались объяснить поведение человека, а не тенденции
человека
, которыми объяснялось бы течение его идей.
«Люди, – пишет Ф. Энгельс, – привыкли при объяснении своих действий исходить из
своего мышления, а не из своих потребностей (которые, конечно, отражаются в голове, осо-
знаются), и таким образом возникло с течением времени то идеалистическое миросозерца-
ние, которое с эпохи падения античного мира владело умами»
18
. Это положение Энгельса
полностью применимо к основному направлению западноевропейской психологической науки
XIX в. Интеллектуализм, связанный с пренебрежением к неинтеллектуальной стороне пси-
хики, к динамическим движущим силам поведения, столкнулся с фактами, которые он ока-
зался не в состоянии охватить и объяснить. Они вскрылись, во-первых, в генетическом плане
сравнительной психологии, в которой изучение поведения животных, начиная с Ч. Дарвина,
выявило значение проблемы инстинктов; с психологии животных эта проблема движущих сил,
побуждений или мотивов поведения была распространена на человека. Роль влечений, аффек-
тивных тенденций вскрылась, во-вторых, в патологическом плане (в исследованиях П. Жане,
З. Фрейда и др.). И опять-таки из области патологии сделаны были выводы и в отношении
нормальной психологии. В частности психоанализ показал на обширном клиническом мате-
риале, что общая картина психической жизни человека, созданная традиционной школьной,
насквозь интеллектуализированной психологией, никак не соответствовала действительности.
В действительности в психике человека, в мотивах его поведения проявляется далеко не только
интеллект; в них существенную роль играют влечения, аффективные тенденции, которые часто
приходят в острый конфликт с сознанием человека и, определяя его поведение, порождают
жестокие потрясения.
18
Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. XIV. С. 459 («Роль труда в процессе очеловечения обезьяны»). М.—Л., 1931; К. Маркс,
Ф. Энгельс
. Соч. Т. 20. С. 439.


С. Л. Рубинштейн. «Основы общей психологии»
75


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   40




©melimde.com 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет