Хроники былого и грядущего Глава 12 Дворец в центре Мувранда, тронный зал Прибытие десницы Ормунда Баратеона на острова Ступеней Мувранд, так назывался этот город, но до его названия мало кому из вторженцев было дело. Ни «Банде Девяти»



Дата14.09.2022
өлшемі133.89 Kb.
#290190
Байланысты:
Глава 12


Хроники былого и грядущего
Глава 12
Дворец в центре Мувранда, тронный зал
Прибытие десницы Ормунда Баратеона на острова Ступеней
Мувранд, так назывался этот город, но до его названия мало кому из вторженцев было дело. Ни «Банде Девяти», что выставила яростный и жёсткий ультиматум подчинения, ни Семи Королевствам, которые лишь на словах были готовы признавать «аборигенов», по факту же открыто их презирая. Лишь слово их десницы не давало войскам творить всё, что они пожелают.
«Вот кто достоин называться варварами!», - на секунду возникла мысль в голове Ульфгара Гуинана — владыки Мувранда, города, некогда бывшим самым главным среди всех островов Ступеней. Бывшая столица всего региона.
Зал для аудиенций был выстроен с расчётом на то, чтобы улавливать последние лучи заходящего солнца и потому позади возвышения, на котором стоял трон, стен не было. Солнечный свет свободно струился под своды, озаряя высокие колонны и золотя подвешенные между ними гобелены, одновременно скрывая их ветхость. Это помещение было достойно стать воистину королевским, но его время прошло века назад.
«С тех пор, как мы потеряли истинное величие», - с грустью прикрыл глаза Ульфгар.
Ветерок разносил дым от курильниц, расставленных вокруг возвышения, и аромат благовонных масел смешивался с запахом моря и неба.
- Что-нибудь слышно о передвижении «Золотых мечей»? - спросил владыка у Ральфа, своего главного военного советника, или «мастера над оружием», как бы назвали подобного человека вестероские дикари. - Что говорят осведомители?
- Ничего, владыка Ульфгар, - ответил старик. - Но все в порядке. Я в этом уверен.
Гуинан поджал губы, изо всех сил стараясь казаться невозмутимым.
- Ты можешь продолжать, Ральф.
Шурша шёлковым одеянием, старый, иссохший советник повернулся к немногочисленным придворным, собравшимся вокруг возвышения. Сколько Ульфгар себя помнил, его постоянно окружали солдаты, послы, слуги, шпионы и астрологи… Всю жизнь он был центром этого суетливого стада, колышком, на котором держалась потрепанная мантия некогда могущественного королевства.
«Лишь моими усилиями Мувранд до сих пор имеет статус независимого города!» - обожгла его яростная мысль.
Тем временем, военный советник обратился к остальным:
- Это не будет похоже ни на одну аудиенцию из тех, на каких вам приходилось присутствовать раньше. Как вам известно, вчера прибыл первый из великих лордов Вестероса. До этого мы имели дело лишь со сравнительно небольшими силами их королевства — дорнийцами. Но не теперь. Наш город — врата, которые он и ему подобные должны миновать прежде, чем скрестить клинки с «Бандой Девяти». Крупнейшее и сильнейшее поселение на острове. Мы не можем воспрепятствовать или помешать их проходу, однако мы можем повлиять на них, заставить их увидеть, что наши интересы и представления о том, что такое справедливость и истина, совпадают. Что касается присутствующих — молчите. Не двигайтесь. Не переминайтесь с ноги на ногу. Сохраняйте на лицах выражение сурового участия. Если этот глупец подпишет договор — тогда, и только тогда мы можем позволить себе отбросить условности. Можете смешаться с его свитой, разделить с ними угощение и напитки, которые предложат слуги. Но держитесь начеку. Помалкивайте. Не открывайте ничего. Ничего! Вам, возможно, кажется, что вы находитесь вне круга этих событий, но всё не так. Вы сами и есть этот круг. У вас нет права на ошибку, друзья мои: на весах лежит судьба всего города и может быть, всего будущего королевства!
Военный советник посмотрел на Ульфгара. Тот кивнул.
- Пора! — провозгласил Ральф и взмахнул рукой в сторону противоположной стены тронного зала.
Высокие каменные двери, сохранившиеся с давних времён былого величия, торжественно растворились.
- Великий лорд Штормового Предела и глава дома Баратеонов - Ормунд Баратеон, десница короля Джейхейриса Второго! — объявил голос у дверей.
Гуинану нравилось окружать себя «королевскими» вещами и глашатай был одной из таких. Они позволяли ему мечтать о том, что когда-нибудь он сумеет объединить эти земли вновь, как и его дальние предки.
Когда через зал прошли высокие и статные мужчины, представляющие колоссальное по количеству войско, число людей в котором, пожалуй, превосходило всё население «Кровавого Камня», у Ульфгара отчего-то перехватило дыхание. Несмотря на данное себе незадолго до этого слово сохранять неподвижность, владыка обнаружил, что нервно постукивает пальцами по трону. За свои сорок пять лет он общался со множеством самых разных людей, что с Эссоса, что с Вестероса. Бывали даже представители Летних островов и далёкой империи И-Ти, но Ральф был прав: подобного посольства здесь еще не бывало.
«Судьба города и королевства…», - билась мысль в его голове, в такт участившемуся пульсу.
Прошло три месяца с тех пор, как Джейхейрис объявил войну «Банде Девяти». Призыв этого человека, короля... подобно пролитому маслу, стремительно растёкся по всему Вестеросу и объединил все проживающие на континенте народы — злобных морских пиратов, яростных варваров с Севера, доблестных рыцарей Долины... Вот и сейчас в рощах и лесах за стенами Мувранда обитали прибывшие на кораблях десятки тысяч представителей этих народов. Разных и сильно не похожих друг на друга. Кто-то — внешне, но большинство — внутренне, по воспитанию, по вере, по чести. Но если ранее ими ещё можно было пренебрегать, ведь к сожалению Ульфгара, его власть была не столь впечатляющей, дабы крупные воинские подразделения спрашивали его разрешение на те или иные действия, да и других свободных городов, хоть и менее величественных, на острове хватало, то теперь, с появлением столь знатных людей и получению некоторых сведений, касательно будущих планов десницы, Гуинан задумал свой коварный план.
«Ормунд Баратеон... Из Верховных Лордов он первый, кто достиг наших берегов», - задумался местный владыка.
Его прибытие сильно всколыхнуло местных. Не только Мувранд и самого Ульфарда, но и другие города: Джакилта, Оплюс, Круустург... Все понимали, что такие люди, как Баратеон с его свитой и вассалами, как и последующие за ним лорды, будут парусом и кормилом этой чудовищно кровопролитной войны.
Но кто будет её лоцманом?
«Я», - мысленно усмехнулся Гуинан и смог взять себя в руки.
Когда он перевёл взгляд, вестеросцы уже успели подойти вплотную. Ульфард с отвращением отметил их длинные, спутанные волосы и чрезмерно заросшие лица. Среди народа Ступеней такое не пользовалось популярностью и считалось признаком запущенности, бедности и упадка. Делегация стояла достаточно близко друг к другу, плечом к плечу. Кто-то моргал, а другие прикрывали глаза ладонью от солнца.
«Для них я — тьма, обрамленная солнцем и небом», - возвышенно и возбуждённо подумал мужчина.
- Всегда приятно принимать у себя заморских гостей, - сказал он с удивительной решительностью. - Как добрались до наших земель, лорд Баратеон? Было ли плаванье лёгким?
Ормунд Баратеон сделал шаг вперёд и встал перед величественными ступенями, инстинктивно укрывшись в длинной тени Ульфарда от слепящего света солнца. Высокий и широкоплечий, лорд представлял собой внушительное зрелище. Его богато украшенный жёлто-чёрный камзол, заставил бы исходить завистью даже короля. Не смотря на то, что вестеросцы выглядели с этими своими бородами совершенно по-варварски, в особенности среди чисто выбритых «аборигенов», одевались они безупречно. И очень богато.
Владыка едва смог переключить свои мысли, пытаясь посчитать, сколько будет стоить аналогичное одеяние, если он закажет его для своей будущей коронации?
- Спасибо, неплохо. А как обстановка на островах, в связи с оккупацией Мейлиса Блэкфайра?
Гуинан едва заметно нахмурился.
«Почему он сразу начал с упоминания о войне? Он хочет меня поддеть?»
- Почему это должно нас тревожить? - постарался улыбнуться владыка Мувранда, - «Золотые мечи» не создают проблем для мирного населения. Они просто готовят позиции для перехода дальше. Уже в ваш регион.
Баратеон прищурившись, обвёл взглядом то, что ему должно было казаться стеной тёмных силуэтов вокруг.
- Мне говорили, что войска свободных городов, таких как ваш, были вырезаны «Бандой Девяти», которые потребовали принудительного присоединения. Острова «Пыточная Глубь» и «Висельный», со всеми городами на них, сдались или были захвачены. Часть городов на «Кровавом Камне» тоже. Мувранд — один из немногих, кто сохранил свои силы и не присоединился к нашим врагам. Потому и был выбран местом нашей дислокации.
«А ещё потому, что является крупнейшим городом на всех Ступенях!», - мгновенно мысленно дополнил его речь Ульфгар.
- Ах это! Нет, вырезаны были лишь те, кто пытался атаковать в ответ или сопротивляться. Конечно, это не то, что могло бы нам понравится, но Ступени переживали и не такое. Большим армиям трудно долгое время находиться здесь, потому они бы быстро ушли. Единственное, что меня беспокоит сейчас, это факт вашей войны именно на нашей земле. Вот это уже будет создавать множество проблем простым людям, о которых я, как и мои советники, вынуждены беспокоиться в первую очередь.
«Слышно ли им, как сосёт у меня под ложечкой? Главное снова не начать нервно постукивать по трону!».
Ормунд нахмурился.
- Но разве они не отнимают у вас пищу и не требуют непомерных податей? С учётом их сил и перспектив, «Банда Девяти» просто выжмет Ступени как тряпку, собрав всё, что могут унести, включая ваших же людей, которых продадут на рабские рынки и просто покинут острова.
- Вас ввели в заблуждение… - махнул рукой Ульфард, - так скажите мне, лорд, ваше путешествие из Королевской Гавани, полагаю, обошлось без неприятных происшествий?
- Ничего такого, о чем стоило бы говорить. Семеро благословили нас благоприятной погодой и попутным ветром.
- Их милостью мы странствуем… Скажите, а как здоровье уважаемого короля Джейхейриса Второго?
Владыка буквально ощутил, как окаменел стоявший рядом Ральф. Не прошло и трёх часов с тех пор, как военный советник сообщил о том, что недавно ставший королём тридцати пятилетний мужчина хотел лично возглавить армию. Как сообщали источники в Вестеросе, Джейхейрис был крайне болезненным монархом. Из-за опасений за его состояние, десница смог отговорить его от этого шага.
- С королём? - переспросил десница.
Ульфард улыбнулся.
- Ну да. С вашим королём. Джейхейрисом Таргариеном.
Бородатое лицо помрачнело.
- Спасибо за заботу, с ним всё замечательно.
- Но мне сообщали, что он лично собирался возглавить армию всего континента... - протянул Ульфард.
- Вас ввели в заблуждение.
Гуинан хмыкнул про себя. Он понял, что этот человек глуп. Владыка часто задавался вопросом, не в этом ли состоит истинное предназначение придворного этикета, вынуждающего людей действовать в определённых правилах: быстро отделять зёрна от плевел? Теперь он точно знал, что десница Ормунд Баратеон относится к плевелам.
- Да нет, - сказал Ульфард. - не думаю.
Несколько спутников Верховного Лорда на это нахмурились, один высокий и широкоплечий мужчина в белых доспехах, стоящий по правую руку от него даже открыл было рот — но все промолчали. Очевидно, для них разумнее было не указывать на то, что их главнокомандующий действительно может чего-то не знать.
- Мы с королём Джейхейрисом… - начал было Ормунд и запнулся - видимо, на середине фразы сообразил, что сболтнул лишнее. И растерянно разинул рот, который едва было видно из-за кустистой бороды.
«О, да это же настоящий уникум! Всем дуракам дурак!» - Ульфард небрежно махнул рукой и увидел, как её тень порхнула по людям Баратеона. На пальцы упали тёплые лучи солнца.
- Ну, довольно пустых разговоров, - мягким тоном произнёс он.
- Вот именно, - буркнул Ормунд.
Ульфард был уверен, что позднее Ральф найдет какой-нибудь хитрый, присущий лишь подчинённым и слугам, способ пристыдить его за то, что он помянул Джейхейриса. А тот факт, что десница оскорбил его первым, разумеется, не считается. С точки зрения Ральфа, им полагалось соблазнять, а не защищаться. Но владыка-то он! Потому и понимает, насколько важна победа в этой войне для Семи Королевств. Ведь речь идёт о троне! Ради этого они будут готовы на многое, даже терпеть небольшие колкости при общении.
- Припасы… - шепнул Ральф.
- Разумеется, вам и вашим войскам предоставят все необходимые припасы, — продолжал Ульфард. - Денег за это мы с вас не возьмём. Тем более, я отлично понимаю, что сейчас у вас идёт зима, так что с урожаем вопрос стоит остро, а один солнечный Дорн не справится с обеспечением пропитания такой массы людей.
Дождавшись кивка Баратеона, Ульфард продолжил.
- А дабы обеспечить вам условия проживания, достойные вашего ранга, я предоставлю в ваше распоряжение близлежащую виллу.
Он обернулся к военному советнику.
- Ральф, не будешь ли ты так любезен показать деснице наш договор?
Старик щёлкнул пальцами и из-за занавеси, по правую сторону от возвышения, выбрались двое мужчин, которые несли бронзовую подставку. Следом за ними шёл третий, на ладонях которого покоился, точно священная реликвия, длинный пергаментный свиток. Баратеон ошеломлённо отступил от трона, когда первые двое слуг поставили подставку перед ним. Третий несколько замешкался со свитком — небрежность, которая не останется безнаказанной, — потом наконец аккуратно развернул его на наклонной бронзовой подставке.
Все трое скромно отступили назад, чтобы не мешать Верховному Лорду.
Мужчина недоумевающе прищурился на Ульфарда, потом наклонился, изучая пергамент. Миновало несколько мгновений. Наконец Гуинан спросил:
- Вы читаете по-валирийски?
Ормунд злобно взглянул на него исподлобья.
«Надо быть осторожнее», - понял Ульфард, - «Мало кто может быть более непредсказуемым, чем люди глупые и в то же время обидчивые».
- По-валирийски я читаю. Но я ничего не понимаю.
- Так не годится, - сказал владыка свободного города, подавшись вперед на своем троне. - Ведь вы, лорд Баратеон, первый истинно знатный человек, которому предстоит благословить грядущую войну. Как вы её называете «Войну Девятигрошовых Королей». Для нас с вами важно понимать друг друга с полуслова, не так ли?
- Ну да, - ответил десница. Его тон и выражение лица были напряженными, как у человека, который пытается сохранять собственное достоинство, невзирая на то, что сбит с толку.
Гуинан улыбнулся.
- Вот и хорошо. Как вам возможно известно, ранее Ступени представляли собой монолит. Крупное и сильное королевство. Не такое мощное, как Вестерос или, тем более, Древняя Валирия. Но мы были более могущественны, чем каждый из Вольных Городов сейчас, намного, на порядки! Тирош, Мирр, Пентос — не сравнились бы с нами ни в богатстве, ни в людях, ни во флоте, - Ульфард взволнованно поёрзал на троне. - Но ряд конфликтов и крайне неудачных, спорных решений моих предков создали раскол между островами. Остров «Висельный» и «Пыточная Глубь» - утраты, оплаченные тысячами жизней сынов Мувранда, некогда бывшей столицы всего этого государства. Всё, что теперь именуется «свободными городами» некогда принадлежало моим предкам, лорд Баратеон. А поскольку я, тот, кем я являюсь ныне, Ульфгар Гуинан — наследник и владыка Мувранда, то всё то, что ныне зовется Ступенями, некогда принадлежало мне.
Мужчина замолчал, поражённый собственной речью и возбужденный отзвуком своего голоса среди леса колонн. Как могут они отрицать силу его ораторского мастерства?
- Находящийся перед вами договор всего-навсего обязывает вас, лорд Баратеон, следовать истине и справедливости, как то надлежит всем людям. А истина — неопровержимая истина! — состоит в том, что все нынешние города и острова Ступеней, на самом деле — не что иное, как провинции одного королевства. Ситуация, как у Вестеросе, ведь все ваши семь королевств подчиняются одному монарху. Подписывая этот договор, вы даёте клятву исправить древнюю несправедливость. Вы обязуетесь возвратить все земли, освобожденные в ходе «Войны Девятигрошовых Королей», их законному владельцу.
- То есть? - переспросил Ормунд. Он весь аж трясся от подозрительности. Нехорошо…
- Как я уже сказал, это договор, согласно которому…
- Я расслышал с первого раза! - рявкнул Баратеон. - Мне об этом ничего не говорили! Малый совет не обсуждал такой вопрос! Это приказ короля Джейхейриса? Он отправил вам ворона, пока я был в дороге?
У этого слабоумного глупца хватает наглости перебивать его?! Ульфгара Гуинана, человека, которому предстоит восстановить королевство? Какая дерзость!
- Мои советники доложили мне, лорд Баратеон, что с вами прибыло около сорока тысяч человек. И это не считая остатков дорнийцев, которые бродят где-то на острове. Вы ведь не рассчитываете, что я буду содержать такое множество воинов даром? Богатства Мувранда и «Кровавого Камня» не безграничны, мой вестероский друг!
- Я-я… Я об этом ничего не знаю, - выдавил Баратеон. - Так что я, значит, должен дать клятву, что все оккупированные Мейлисом Блэкфайром земли, которые я освобожу, будут отданы вам? Так, что ли?
Высокий и широкоплечий мужчина в белых доспехах, стоящий по правую руку от него наконец не выдержал.
- Не подписывайте ничего, милорд десница! Бьюсь об заклад, король и Малый совет об этом и не подозревают!
- А вы кто такой?! - рявкнул Ульфард.
- Сир Герольд Хайтауэр, - отрывисто ответил рыцарь, - лорд-командующий Королевской гвардии.
- Хайтауэр… Хайтауэр… Ральф, будь так добр, скажи, отчего эта фамилия кажется мне такой знакомой?
- Нетрудно ответить, владыка. Хайтауэры — это дом, который владеет Староместом, одним из старейших и богатейших городов всех Семи Королевств. Но также этот город известен тем, что является центром науки всего континента, готовящим лучших учёных, пожалуй, во всём мире.
Ну разумеется. Похоже другие советники болезненного короля не настолько глупы, чтобы позволить дураку, да еще столь могущественному, как Баратеон, в одиночку вести войну с «Бандой Девяти». Они прислали с ним няньку.
- Ты забываешься, гвардеец, - промолвил Ульфард. - Разве ты не получил наставление от моих слуг? Тебе надлежит хранить молчание.
Хайтауэр расхохотался и сокрушенно покачал головой. Потом обернулся к Ормунуд и сказал:
- Мы обсуждали, что такая проблема может возникнуть, милорд.
- Что именно обсуждали, лорд-командующий?! - вскричал Гуинан.
«Это уже ни в какие ворота не лезет!», - гневно думал он.
- Что владыки свободных городов, даже при угрозе своим жизням от «Золотых мечей» и «Банды Девяти» будут играть в свои игры.
- Игры?! - воскликнул Баратеон, развернувшись к Ульфарду. - Какие могут быть игры в такой ситуации?! Я пришел к вам, владыка, договариваться, хоть многие и были против подобного, требуя, чтобы мы, как сделали ранее «Золотые мечи», просто выставили ультиматум! Моё пожелание действовать по чести, вы воспринимаете как слабость? Задумали играть в свои игры?!
Гробовая тишина. Владыке Мувранда только что бросили в лицо обвинение.
- Я вас спросил… — Ульфард остановился, чтобы не сорваться на визг. - Я вас спросил, со всей возможной учтивостью, Верховный Лорд! Подпишете ли вы договор? Либо вы его подпишете, либо вашим людям придется голодать, вот и всё!
«Им не хватит припасов. Часть кораблей вынуждена патрулировать острова, дабы избежать налётов от остатка флотов «Банды Девяти». Ещё часть занята перевозкой нового войска. Имеющихся запасов на долго не хватит. А новые не смогут привозить в достаточном объёме. Точно не в ближайшее время. Им будет выгоден мой договор, они ничем не рискуют и им это ничего не стоит! Какое дело Вестеросу до Ступеней?! Мы не сопоставимы по силе! А другие альтернативы для них слишком неудобны. Воевать с крупнейшим городом на острове? Да, возможно... и да, они легко захватят Мувранд, но не без потерь! И это настроит жителей против них! Не только моего города, но и остальных свободных городов. Это заставит их армию воевать на два фронта, что при таком риске и колоссальных затратах просто не выгодно! Они должны это понимать... должны...».
Баратеон принял позу человека, который вот-вот выхватит меч, и в какой-то безумный миг Ульфарду отчаянно захотелось обратиться в бегство, хотя он и знал, что оружие представители Вестероса должны были отдать, перед посещением его чертогов. Десница, может и был идиотом, но это был на редкость ладно сбитый идиот. Он выглядел так, словно мог одним прыжком перемахнуть все семь разделявших их ступеней.
- Значит, вы отказываете нам в помощи?! - воскликнул Ормунд. - Собираетесь морить голодом собственных защитников ради того, чтобы заставить «Войну Девятигрошовых Королей» служить вашим целям?
«Собственные защитники!». Эти слова не вызывали у Гуинана ничего, кроме отвращения, однако глупец произносил их, словно одно из сокровенных имён Семерых богов. Тупой фанатизм, снова тупой фанатизм! Ральф его и об этом предупреждал.
- Лорд, поймите, я говорю лишь о том, чего требует истина и справедливость. Если истина и справедливость служат моим целям, то лишь оттого, что я служу целям истины и справедливости.
Муврандский владыка не сдержал злобной ухмылки.
- А будут ваши люди голодать или нет - зависит от вашего решения, лорд Баратеон. Если вы…
- Довольно! - могучий здоровяк, хоть и уступающий росту своему спутнику в белой броне, со всей силы пнул бронзовую подставку.
Стража вдоль стен и у входа в зал, ощутимо напряглась. Придворные и слуги дрогнули, обратив взгляды на своего владыку и разъярившегося десницу. «Нам ярость», - сразу же всплыл девиз дома лорда Штормового Предела в голове Ульфарда, заставив его покрыться холодным потом.
- Мы подпишем вашу бумажку, но на определённых условиях! - фыркнул он, потрясая договором, что всё ещё удерживал в руке, - мы признаем вашу власть только на острове «Кровавый Камень» и ни в коем случае не будем помогать в захвате других свободных городов!
- Милорд! - встревоженно, словно улей, полный разозлённых шершней, воскликнул Хайтауэр, - не думаю, что Малый совет...
- Я главнокомандующий! - придавил его взглядом Баратеон, заставив сдать назад, - и Семи Королевствам нет дела до внутренней политики Ступеней, - подтвердил Ормунд мысли самого владыки, - остальное, - перевёл он взгляд на сидящего на троне мужчину, - на ваших плечах.
Его рука сжалась в могучий кулак, в котором стремительно и сильно смялся свиток договора.
- Но если я почую хоть одну уловку, - злобно оскалился Верховный Лорд, - хоть ещё одну манипуляцию или попытку хоть в чём-то нас задеть...
Слова остались не озвученными, но все явно ощутили, что прошли по грани.
Эти мерзкие угрозы заставили Ульфгара испытать гнев, отчего его руки крепко сжали массивные подлокотники, но невзирая на него, он не мог сдержать улыбку, глядя, как раздражённо переглядываются представители вестероского посольства за спиной самого Баратеона.
Он победил.
- Приму эти слова в знак вашего уважения, - спокойно сказал Гуинан, справившись с эмоциями.
Подписав переделанный договор, который сноровисто подготовили слуги, Баратеон, Хайтауэр и остальные не захотели остаться на пир, быстро покинув дворец, едва получив заверения, что припасы начнут поступать уже завтра.
Ульфгар с бешено колотящимся сердцем остался один, не считая слуг, советников и привычного количества придворных людей.
«Сегодня началась новая жизнь будущего королевства Ступеней!», - разрывала его разум эта мысль, заставляя думать над ней всё больше и больше.
Глупцы! Какие же глупцы эти дикари из Вестероса! Да, сама по себе бумага ничего не значит, кроме... факта признания его власти от огромного и мощного соседа! Когда орда этих варваров разобьёт гораздо меньшие силы «Золотых мечей», то его собственные войска легко захватят остальные города на острове! Почти все их гарнизоны, как верно говорил Баратеон, были вырезаны, либо принудительно рекрутированы Блэкфайром.
«Мейлис осмелился выставить ультиматум даже мне», - мысленно хихикнул Ульфгар.
Но дорнийское войско прибыло очень вовремя, отвлекая представителя «Банды Девяти» и его армии, давая время, дабы придумать, что делать дальше.
А после победы и практически бескровного захвата остальных свободных городов на «Кровавом Камне», останутся лишь Круустург и Хапринс, сохранившие свои гарнизоны, как сам Мувранд, но их силы были несоизмеримо меньшие! Не даром, этот город был столицей! Хоть и успел состариться, но размер остался по-прежнему большим... даже успевшим немного увеличиться, за счёт пристроек бедняков.
«Они сами присоединятся», - размышлял Гуинан, - «Без боя. И тогда весь остров будет под моим контролем!».
Это не оставит остальным свободным городам Ступеней и шанса. Может кто-то и успеет объединится, но насколько знал Ульфгар, там уже давно резвится Блэкфайр. Гораздо дольше и серьёзнее, чем здесь, у них. А значит... людей там будет даже меньше, чем на «Кровавом Камне»!
«Семеро благословили этот день! Никто не вмешается и позволит мне вновь воссоздать королевство Ступеней!», - в экстазе задрал Ульфгар голову в самый потолок и торжествующе расхохотался.
***
Каким-то чудом вышел аж на помощников самого десницы, которые выкатили целый список поручений для людей нашего профиля. Как ни странно, несмотря на длительное время сидения в одном месте, не хватало практически всего.
Под видом местных и в сговоре с частью неизвестных предателей, подкупленных или изначально верных именно Блэкфайру, «Золотые мечи» провели несколько крайне неприятных для нас диверсий, уничтожив серьёзный объём провианта и сократив запас лошадей. Это заставило десницу полностью перейти на предоставляемую местными жителями пишу, ожидая, пока подтянутся очередные корабли.
Мы стали сильно зависеть от местного владыки, некого Ульфгара Гуинана, что мало кому пришлось по вкусу. Но Баратеон требовал «играть по правилам». А именно — максимально лояльно относиться к жителям островов, иначе будет риск внезапно оказаться без еды и воды. Более того, я лично был свидетелем достаточно жестоких наказаний для группы солдат, которые всего-навсего нарвали яблок в роще одного из местных аборигенов.
Жтелям принесли компенсацию, а солдаты получили плетей. Это было жёстко, но... я понимал десницу. Поддержка местного населения многого стоит, главное — не перегибать палку.
И хоть большую часть виновных в диверсии нашли и казнили, ситуация, к сожалению, лучше уже не стала. Из-за сокращения поголовья лошадей, многие всадники и рыцари оказались «не у дел», отчего силы нашей разведки сильно срезались и «обзор» стал гораздо хуже. Армия не знала, что происходит за пределами контролируемой Муврандом территории. Конечно, были ещё несколько условно дружеских свободных городов, как и деревеньки вокруг, но это не то...
Поэтому, в первую очередь, нужна была разведка. Наш отряд присоединился к уже имеющимся конникам и мобильным силам, начиная расширять контроль территории. Очень быстро мы столкнулись с силами неприятеля, не желающего отдавать нам инициативу. Всё же десница действовал уж слишком пассивно!
- Вот они какие... - тихо пробормотал я, заметив три десятка вражеских всадников, - дерьмо! Это же конные лучники! В укрытие, за деревья!
Стрелами нас нашинковали изрядно, пришлось откатиться и потом проводить общение с главой «нашей» группы. И это, как уже можно было понять, был не я. Разведчики-то были не только у Запада. А я, не смотря ни на что, всё ещё пятнадцатилетний пацан. «Как можно такому доверить столь важное дело?!».
Эх... конечно именно так не говорили, но я видел между строк и переглядываний. И правда, «зачем?», когда есть другие. Те же ребята из Штормовых земель, во главе с солидным бородатым лордом Сванном. Ух, какие мы важные! А как нам доверяет грандлорд Штормового Предела, заодно являющийся десницей и главнокомандующим!
И что в итоге? Конечно он меня не послушал, сказав, что если опасаюсь идти вперёд, то могу и не ходить вовсе. Придурок. Что же, людей я отвёл, из-за чего в этот раз под раздачу лучников мы не попали. А Сванн получил серьёзную рану, схлопотав сразу четыре стрелы. Его бойцы отступили, отправившись в лагерь, а мы продолжили тихо «ползать», подмечая врагов.
С каждым днём и каждым верным принятым решением, особенно в боевой обстановке, я получал всё больше негласного «рейтинга доверия», постепенно получая возможность выдавать всё более странные и абсурдные приказы, добиваясь абсолютного подчинения, ведь люди понимали, что зачастую такие, на первый взгляд непонятные указания, спасают от смерти или позволяют нестандартным образом заполучить нужные сведения.
Тут моя способность была просто чудо как хороша. Например, отряд срывался в стремительный галоп, пробегая через заградительные ряды конных лучников врага, пусть и с потерями и преследователями, зато попадая на вражескую территорию.
Проскакав десяток километров, полностью забив на всех своих людей, давно потерявшихся где-то сзади, открыто улыбаюсь. Вот они, чужие лагеря, ровные колонны войск...
Прикидываю численность солдат, лошадей и даже строящихся осадных орудий. Интересно...
Откат.
Таким образом, побродив по границам и вроде как ничего толком не узнав, возвращаемся, где я передаю полный и подробный доклад вышестоящему командиру, ответственному за разведку и сообщающий сведения лично деснице.
- Точная информация? - хмурился мужчина, - лорд Сванн отступил, наткнувшись на засаду. Как ты смог прорваться?
- Не могу раскрыть все приёмы, - наклоняю голову и развожу руками, намекая на секретность, - но скажу лишь, что не все заслоны врага столь крепки, что через них нельзя было проникнуть и узнать конкретику.
- Ладно, - с некоторым сомнением произнёс разведчик, - всё же ты рыцарь и командир. Не вижу смысла не верить твоим сведениям.
Боже, как я в такие моменты рад, что в этом мире «честь» значит столь много! Где ещё могли просто поверить на слово?!
Вот так... не прошло ещё и недели на новом месте, а уже отличился. Хорошо это? Пожалуй. Я на войне, нужно брать от неё максимум!
Путём огромных потерь, несколько раз брал пленных, приступая к распутыванию их языков, что иногда получалось с очень большим скрипом. Даже пришлось брать уроки у местных умельцев! Некоторых их методы были... занятными, хоть и откровенно отвратительными. Ну не лежала у меня душа к пыткам, хоть и мог, при нужде, ими воспользоваться! Просто... одно дело — убить в бою или, скажем, своего врага, пусть и тайно, другое же...
Эх, время от времени ощущаю, что не создан для подобного! Нет у меня этой жажды крови, радости и довольства от «хорошо проделанной работы» и всё в таком духе. Зато есть некоторая неприязнь к чрезмерно грязным способам вести дела. Могу конечно замарать руки, как без этого? Современная мораль и правила моего старого мира давным давно отошли в сторону. Я способен заставить себя, при необходимости, переступить через черту. Но тут вся «фишка» в том, что такая необходимость происходит крайне редко!
Это радует. Как и факт откатов. Всё же калечить людей, пусть и собственных врагов, мне не нравится, даже ради благой цели. Но сейчас это была необходимость. И захват «языка» проводился регулярно. Брали человека, почти всегда с потерями в своих людях, узнавали новые данные от быстрой «полевой» пытки, а потом откатывался обратно, уже зная чуть больше, чем было до этого.
Ломание и отрубание пальцев, ногтей, зубов, использование щипцов, банальное избиение... информация лилась потоком...
Более того, используя уже новые сведения и знание о графиках патрулирования, удавалось проникать во вражеские лагеря и оккупированные «свободные» города острова. Иногда на эти операции уходили целые дни. Рекорд, ради которого мне пришлось даже временно «вступить в «Золотые мечи», составил шесть дней. Чуть ли не максимум моего отката.
Хм, ну как вступить? Убил наёмника и переоделся. Он был достаточно низкорослым, так что одежда, хоть и с трудом, сошлась. А дальше много актёрского мастерства, ещё пара возвращений в прошлое и я достойно вписался в коллектив.
Незабываемый опыт!
И... там были самые обычные люди! Такие же как мы, без каких-либо кардинальных отличий. Даже разговаривали, почти все, на вестероском, хоть и были иные наречия. В основном — валирийский, хоть и упрощённый, наподобие того, что используют в Тироше. Его мне тоже пришлось спешно выучивать, прямо на ходу!
Отличий от наших, само собой, хватало. Эти не стеснялись кошмарить местных, превозносили Блэкфайра, как своего бога, а также хвалились, что вот-вот «сбросят варваров» обратно в море. От них разузнал имена всех высокопоставленных лидеров «девятки», у которых, оказывается, «есть какой-то план», а также факт сохранения флота, не смотря на все наши старания.
На «Кровавый Камень», а именно — дальнюю от нас его часть, регулярно приплывали транспортные суда, перевозящие большие группы вражеских солдат. Что же, разузнав по максимуму и потратив на это, в общей сложности, десяток дней, вернулся обратно, немедленно предоставив сведения в штаб.
Вскоре освоился и перестал завязывать всё на себе. Несколько раз был интересный опыт, когда я направлял более трёх десятков «одиночек», сообщая им точные сведения о дырах в системе патрулирования врага. Часть всадников возвращалась, многие — нет. Но информация вернувшихся добавлялась в общий поток разведданных. Более того, те, кто вернулся, объяснял с какими сложностями сталкивался и как их обходил. Это позволяло, при перезагрузке, отправлять на успешные задания больше людей с чуть ли не пошаговой инструкцией на всех этапах.
Удобно.
Рекордными темпами, буквально за пару недель, в течение которого так и не завершилась высадка всех наших войск из-за большого разрыва между прибывающими кораблями, я добился крайне высоких результатов, чуть ли не в одиночку давая максимально возможный «обзор» территории врага. Это позволило даже выйти на самого десницу и принимать обсуждение в построении будущего наступления, вместе со всеми лордами, советниками и главнокомандующим.
Хех... всё же не зря напрягался и голову ломал, удостоился личной похвалы от Ормунда Баратеона, которого тогда впервые встретил. Это был достаточно рослый, ещё не старый, мужчина, около тридцати пяти - сорока лет. Десницей он стал сравнительно недавно. По сути, это была его первая, столь важная миссия.
Честно сказать, когда я про это узнал, то испытал некоторое разочарование, ведь считал, что армию возглавляет серьёзный и опытный командующий, а тут чувствуются банальные связи на самом верху, ведь Баратеон был мужем принцессы Рейль Таргариен.
И этот человек принимает итоговое решение по всем задачам? Пусть и советуясь с остальными, но, по факту, банально не имея опыта командования?! Тем более, столь большой армией? Против Мейлиса, который всю свою жизнь только и делал, что сражался? Против «Банды Девяти», каждый член которой отличается огромной хитростью и опытом? О, Семеро! Теперь не удивляюсь, что войско сидит в такой жопе! Как иначе мы могли бы быть полностью «ослеплены», допустить проведения ряда диверсий от врага и оказаться «должны» владыке свободного города Мувранда?
Ладно, может это я просто накручиваю себя? Может передо мной гений тактики и стратегии, выдающийся умелец и всё в таком духе? Ну-у... в конце концов, имея столь внушительные силы, не думаю, что он проиграет, ведь так?
Не смотря на подобные мысли, было волнительно присутствовать на первом собрании, особенно когда рассказывал подробности по полученным разведданным и отвечал на вопросы самого Ормунда, который, кстати говоря, привёл на войну и своего сына. Юного ещё парня, примерно моего возраста. Это Стеффон Баратеон? Вроде как, он должен будет погибнуть в шторм, если я ничего не путаю, но когда точно это произойдёт — ни малейшего понятия. Интересно, у него у него уже есть сын? По возрасту, вроде как, не должно, но вот совершенно не удивлюсь обратному.
Тайвин, присутствующий там же, вместе с Джейсоном, Киваном и группой их наиболее знатных вассалов, опять словил «синий экран». Да уж, «отослали мальчишку ума набираться», а он уже с десницей общий язык нашёл и стал «глазами» двухсоттысячной армии! Хах, надеюсь всё же Сервий не погиб, ведь я почти не успел у него «чему-то» научиться!
Регулярные собрания в штабе не мешали мне использовать силу, одновременно оставаясь в курсе всего происходящего вокруг и даже «знать будущее», хоть и всего чуть больше, чем на неделю вперёд. То есть — целую вечность, в условиях боя и слегка поменьше, в нашем «зависшем» состоянии. Хоть слепыми перестали быть, что радует. Да и лошадей, с новыми кораблями, пришло изрядно, что тут же были реквизированы «в пользу армии».
Очень порадовало, что засветившись среди цвета всего Вестероса, я обрёл определённую известность. Это позволит в будущем гораздо более простым способом достигать своих целей. Теперь уже не «какой-то западный рыцарь», а «тот самый главный разведчик, лично выступающий перед десницей короля».
Более того, ко мне стали часто обращаться лорды, чтобы узнать разную информацию, как касательно «Банды Девяти», так и... всякое. Кому-то я её выдавал, кому-то нет, где-то приходилось попотеть, чтобы разузнать подобные сведения, а кое-где выручал канон. И это мне нравилось. Ведь, как говорится, услуга за услугу и всё в таком духе.
Впрочем, ничего сверх секретного я не разглашал, крайне аккуратно относясь к подобному.
А разгрузка кораблей всё длилась, как и прибытие флота. «Очереди» на высадку уже не было, но запаздывающие корабли всё ещё прибывали. Где же Фрауд и остальные люди из отряда? Прошло уже две недели, как мы высадились и меня всё чаще посещают мысли, что слишком уж быстро я стал полноценным командующим. Даже заподозрил тут руку Тайвина, хоть и не видел в этом особого смысла. Ай, ладно, что будет, то будет, мне и без Сервия забот хватает. Единственное, что не помешало бы, так это увеличение численности имеющегося отряда, ведь в моём подчинении всего половина.
Вернувшись к вечеру очередного, трижды повторённого дня, после того, как снова проводил «ползания по грязи», хоть и теперь вместе с «миррийской трубкой», выискивая и узнавая новые сведения о внезапно переместившемся трёхтысячном отряде врага, а потом давая отчёт в штабе, завалился в свою палатку усталый и измученный. Хотелось крепко прижать к себе Лирну, а потом вместе с ней завалиться в горячую воду, давая себе моральный и физический отдых. Но всё оказалось не так просто.
Девушка имела грустный и заплаканный вид. Кто посмел..?!
Быстро выяснил, что какие-то типы, которые, пока я работал, праздно отдыхали и шатались по лагерю, посмели пытаться приставать к моей служанке и ей едва удалось сбежать, оставив часть порванного платья в их руках. Дерьмо... это с рук спускать нельзя.
Утешив расстроенную девушку, поставил метку и, взяв с собой пару серьёзных и высоких мужиков из своего «летучего отряда», отправился выяснять подробности. Не может такого быть, чтобы в столь многочисленном и переполненном людьми месте не нашлось свидетелей! Чувствовал себя детективом, но помаленьку находил нужные следы и зацепки. Кто-то видел тех, кто-то других, этот знал одного по имени, а вот тот помнил, где они живут...
Провозился долго, но откатывался назад, получая больше времени. И всё продолжалось по кругу, но с уже большим количеством данных. Нашёл их, хоть и далеко не сразу.
Речники. Мерзкие и подлые крысы, которых я начинаю ненавидеть уже на генетическом уровне. Подошёл к сотнику их отряда и сообщил, что либо он закрывает на дальнейшие действия глаза и получает за это пять драконов, либо запускается «колесо закона», по оскорблению чести рыцаря, по итогу которого, к ответственности я буду привлекать уже его самого, как командующего этими дуболомами.
А с моими текущими связями и крайне высоким, для «вчерашнего межевика» так уж точно, положением в войске... ну-с, удачи ему, если попробует хоть слово против вякнуть.
Мужик думал не долго, взял деньги и разрешил мне устроить самосуд. Не просто так, конечно же, мы ведь люди «культурные». Он быстро собрал всю сотню, выстроил людей, вызвал перед строем троих этих ублюдков и с максимально жёсткими матами осудил за все грехи, включая и их десятника, что был «ни сном, ни духом» о произошедшем.
Конечно они спорили, кричали и оправдывались. Не важно. Своими словами придурки окончательно себя сдали. Особых мотивов у них не было, мрази даже были трезвыми, но заметили красивую мордашку моей служанки и понеслось...
Сказал им лишь брать мечи и выходить на бой, «защищать свою честь» против меня и ребят, трое на трое. Всё прошло быстро и кроваво. Менее двух минут ушло на то, чтобы залить землю их требухой, превратив двоих из них в трупы. Третьего, с кем сражался лично я, убивать не стал. Просто отрубил обе кисти рук, оставив истекать кровью. Будет уроком.
Вот... та самая «грязь», которую я не люблю. Но то, что они пытались совершить и вовсе ненавижу. Мало того, что чужая служанка, так к тому же девушка не проявляет интереса к вашему предложению! Что, шлюх мало? Нет, нужно пытаться идти до последнего! Вот и получи свой итог. Сплюнул на траву, забрал своих амбалов обратно и покинул негостеприимный уголок, под завывающие крики несостоявшегося насильника.
Благо, что подстраховался и всё провёл через сотника. Теперь ко мне не подкопаться.
Мои бойцы, после такой показательной расправы и быстрого поиска виновных, ещё больше зауважали «командира». Слухи быстро преувеличили достижения, чему я не препятствовал. Слава и влияние мне нужны.
Что уж там, в это время подобные деяния уважают. Защитил «честь дамы», пусть это и простая крестьянка. Зато здорово показывает меня как крайне порядочного рыцаря. Ярмак и Болдрик так и вовсе смотрели округлившимися глазами. Хех, ничего, пусть мотают на ус.
Лирна, как и все «выдрессированные» слуги этого мира, начала винить себя. Дескать, «доставляет проблем господину» и всё в таком духе. Полночи доказывал ей обратное.
Но после происшествия, заметил немного изменившееся от неё отношение ко мне. Она... стала раскованнее и кажется, проявлять больше чувств. Это было приятно. Также девушка, при походе по лагерю, стала прикрывать лицо тканью. Так многие, кстати говоря, делают. Что местные, что некоторые наши. Причин может быть великое множество, зато даёт дополнительную защиту от идиотов.
Следующим днём случилась новое ненастье: на другом конце лагеря произошла вспышка дизентерии. Хорошо ещё, только среди простых солдат. Всего лишь за утро заболело и даже скончалось более полутысячи человек. Заполненные говном ямы не успевали засыпать землёй, ведь следом пошли целые сотни и даже тысячи новых людей.
Септоны ходили освящать лагерь, приговаривая, что это боги послали нам испытания, дабы укрепить веру и проверить, как мы их перенесём!
Что, сука, значит, как? Никак! Хреново мы их перенесём. Что это вообще за эксперименты такие?!
Но своё экспертное мнение, как всегда держал при себе.
Солдаты быстро заподозрили продукты, присылаемые нам из Мувранда, хотя я бы поставил на антисанитарные нормы, от которых как раз-таки и размножаются вредоносные бактерии, отравляющие организмы людей: грязные руки, никогда не вытираемые задницы, отсутствия мытья неделями напролёт, что уж говорить про зубы или простое утреннее умывание? А про условия лагерей я уже объяснял ранее. Зимой проблема стоит ещё не так остро, а вот летом или в жарком климате... как здесь, на острове...
Кровавый понос начал неистово мучить солдат. Сразу же приказал своим людям, оруженосцам и служанке даже не приближаться к больным, а также устроить собственные выгребные ямы, подальше от остальных. Благо, что отряд уже приучился меня слушаться даже в мелочах, потому требования о мытье рук и минимальном контакте с больными те выполнили беспрекословно.
Что же, будем надеяться, что всё обойдётся. А деснице бы не помешало, начать наконец, двигать своей жопой, а не сидеть на ней ровно!
Пока же, исходя из получаемой информации, что от Ланнистеров, куда я, время от времени, стал захаживать, а также напрямую от штаба, где как лучший разведчик, обладающий наиболее полной картиной сведений, присутствовал почти постоянно, план «решительного и победоносного» наступления лишь готовился. Был он, конечно, уже на финальной стадии, но всегда находились детали... Ох, я конечно понимаю ответственность, свалившуюся на плечи Ормунда, но если он продолжит затягивать, боюсь это будет скорее во вред, чем пользу.
На собрании предложил отселить больных от остальных войск, на что внезапно получил поддержку, но многие лорды выступили против, чем по итогу всё же загубили предложение. Давайте-давайте, ослабляйте армию, позвольте всем перезаразиться и сдохнуть! А ещё лучше, просто сидеть и болеть, медленно ожидая, пока войско тупо вымрет. Великолепный план, Ормунд Баратеон, надёжный, как швейцарские часы!
В начале третьей недели прибыл Сервий Фрауд, которому я передал полный отчёт о своей деятельности и подробности по жизни в лагере. С едой, кстати, здесь ситуацию всё же наладили, «обелив» владыку Ульфрада, который аж лично приезжал на переговоры с десницей по этому поводу.
Видел я его тогда. Почему-то этот Гуинан вызвал у меня ассоциацию с современным политиком, лишь одетым в средневековые одежды. Про таких говорят: «без масла в жопу залезет». Одним словом, доверять ему я бы не стал. Но ведь нужно быть настоящим безумцем, чтобы пытаться как-то интриговать против собравшейся здесь, столь сокрушительной силы, верно?
И вот, наконец, на очередном совещании, где вместе со мной присутствовал и Сервий, была назначена дата наступления. Слава Семерым! А то у меня уже возникали мысли, что если бы на каждом выходе «в поле» я убивал по одному вражескому солдату, то шансы закончить войну имел бы большие, чем «победоносная армия Семи Королевств»!
К этому сроку, количество жертв выросло в три раза, уже полторы тысячи погибших, а мы толком и не сражались! У нас лишь дорнийцев гоняли по «Кровавому Камню», вот и всё.
Зато больных стало видно издали. Изнемогающие от инфекции люди ходили без штанов, лишь кутаясь в длинные плащи, дабы в любой миг можно было без заморочек «сделать дело». До чего же отвратительно!
Вся армия была разбита на части, после чего, пользуясь детально составленными планами перехода, подготовленными на основе разведданных, Верховным Лордам были переданы индивидуальные карты с отметками тех целей, которые им нужно захватить. После чего, с каждым подробно обсудили следующие шаги: как наступать, на кого, куда, как держать связь, как передавать срочные донесения, как реагировать в той или иной ситуации, как строить логистику и прочее-прочее.
Отдельным вопросом шёл «Железный флот», от которого присутствовал лорд Квеллон Грейджой, молодой, высокий мужчина, под два метра ростом, с сурово нахмуренными бровями и каменным лицом. Его корабли должны были прикрывать армии с моря, повышая мобильность войска, а также служа разведкой или даже поддержкой. Особо полезно подобное при возможных осадах оккупированных свободных городов, которые не обладали такими размерами и мощью, как тот же Мувранд.
На обсуждение всего этого, корректировки планов и вариантов, как раз ушёл целый день, зато потом...
Армия сдвинулась с места!
Более того, кто-то всё же продавил в дубовую голову Баратеона оставить больных у Мувранда, дабы они вылечились, а потом догнали основные силы. Ну-у... кто-то конечно вылечиться, но большинство просто сдохнет.
В день отправки я, вместе с парой десятков других людей, в основном более мелких лордов, чем те, что были в штабе десницы, стоял навытяжку перед лидерами всего Запада. И да, меня забрали к своим, хоть Баратеон и настаивал, что как «главный разведчик», я должен направлять именно его силы, наиболее серьёзные и внушительные. Но обломался. Пожалуй... хорошо. Я не планировал «менять» льва на оленя. У первого перспектив будет побольше, да и привык я уже к этому заносчивому засранцу.
Напротив нас сидели командующие Западного войска — Джейсон, Тайвин, Киван, Бертран Марбранд, Роджер Рейн, Фулвиус Бракс и другие, наиболее влиятельные вассалы Ланнистеров, которые присутствовали, в том числе, на совете Баратеона. Эти люди управляют нашей армией, у каждого в подчинении минимум несколько тысяч человек.
У нас в палатке проходило нечто похожее на то, что было у десницы, только с поправками и более простой постановкой задач. Сейчас Западной армии предстоял поход до Джакилты — ближайшего города, занятого врагом. Общие силы там достаточно малы, но местного владыку крепко держат за яйца, а потому ожидаются бои в черте города. При котором, по мнению Баратеона, основным было — сократить потери мирного населения.
- Дурацкий план, - откровенно выдал Тайвин, - «Банда Девяти» открыто сидит в Джакилте. Быть может, там вообще уже не осталось мирных жителей, а мы будем рисковать солдатами впустую? Сделаем иначе: прикажем всем людям покинуть город, а оставшихся будем убивать, не смотря ни на что.
- Информация об этом дойдёт до Ормунда, - недовольно промолвил Джейсон, - стоит ли возможные потери недовольства от...
- Стоят! - ударил юный лев кулаком по столу, - каждый сын Запада будет нужен нам на родине, для восстановления порядка.
- Что же, хорошо, - задумчиво кивнул мужчина, под одобрительные перешёптывания лордов.
Они, кстати говоря, в отсутствии Титоса и его жополизов, хоть и пытались раскачивать лодку, да тянуть одеяло на себя, но быстро получив по заднице, за наглость, присмирели и начали честно выполнять свою роль. Даже Роджер Рейн, на что высокомерным ублюдком был, но Тайвина и Джейсона уважал.
Сам поход был не сложным. Впереди шёл я, которому Фрауд выделил половину отряда. Он сам, со второй половиной, курсировал позади, дабы никто не зашёл нам в тыл. Фланги прикрывали рыцари, по пятьсот человек на каждом.
Кровавый понос отпустил нас и за следующие несколько дней никто не заболел, что очень меня порадовало. Надеюсь, он не всплывёт где-то ещё, у других отрядов, а то начнёт косить армию похлеще Блэкфайра.
За время пути, я активно отправлял своих всадников в разные стороны, постоянно обрабатывая их донесения. Когда из очередной вылазки не вернулась пара человек, это заставило насторожиться и отправить в ту же сторону ещё десяток. Обратно возвратился лишь один, громко кричавший о засаде.
Почти сотня конных лучников, которая решила «пощипать» нас по пути.
Быстрый откат на день назад и организация ловушки, совместно с нашим авангардом, состоящим из крепких тяжёлых рыцарей. Решительный и резкий рывок в нужную сторону удивил неприятеля, который на этот момент ещё даже не подошёл на выбранную им позицию.
Разгром прошёл быстро и кроваво, лёгкая кавалерия врага сумела отступить, уменьшившись в численности почти в четыре раза. Это была сокрушительная и простая победа, сильно повысившая боевой дух наших войск.
Трофеи ловко и сноровисто собрали слуги и складировали в обоз, а потом казначеи отряда всё тщательно записали. В дальнейшем, исходя из стоимости всего «добытого» во время войны, будут награждаться простые солдаты. Возникает логичный вопрос, почему такого не было в прошлый раз, когда мы громили Крейка и Свифта? Так это были наши собственные лорды, а не чужаки. Там всё, чем они владели по факту принадлежит Ланнистерам. Вот все трофеи и забирались в их полное пользование. Солдатам, как и командующему составу, досталась лишь награда грандлорда. Впрочем, не скажу, что я ушёл обиженным.
Через четыре дня, уже на подходе к городу, наш обоз, где кроме пропитания также размещались слуги, повара и прочие специалисты, без которых было достаточно сложно представить жизнь целой армии, подвергся нападению. Точнее — его попытке, ведь охрана там стояла более чем солидная. Диверсанты врага были отбиты, хоть и с потерями, но тут решил уже не откатываться, нужно сберечь энергию, ведь неизвестно, что и как будет идти дальше.
Хотя во время нападения и дёрнулся, ведь среди обоза находится моя Лирна. Впрочем, это одно из самых безопасных мест. Там ей всяко лучше, чем на передовой, хе-хе. По вечерам, когда разбивали лагерь, она всегда находила наше место.
А я ведь ещё в процессе перехода, выискивал время на тренировки!
Так и жили, медленно приближаясь к городу. Первыми, само собой, до него доскакали мы с Фраудом, но особо подозрительных телодвижений не обнаружили. Кроме одного. Джакилта открыла ворота перед нашими солдатами, стоило только им показаться на горизонте. Навстречу вышло посольство, лично с владыкой города, который сообщил, что «Золотые мечи» забрали из Джакилты все ценности, а также вообще всё, что только было можно, после чего отступили.
И не мудрено, добирались до него мы почти целую неделю, так что у наёмников было время на всё и про всё.
Джейсон не рискнул поверить владыке на слово и вводить войска в Джакилту, вместо этого вновь отправились мы... и корабли «Железного флота», которых нам выделили с собой, ведь город был прибрежным, как и почти все на остравах. Хоть они и не вошли в сам порт, но заняли отличные наблюдательные позиции.
Джакилту проверяли тщательно, но привычная тактика не смогла обнаружить врагов. Жёсткий допрос нескольких стражников, простых жителей, купцов и даже аристократов, подтвердил сведения владыки, так что сделал откат и, на всякий случай разослав людей вокруг, объявил город безопасным.
Сервий, отдавший мне руководство в тех сферах, где у меня «огромный талант», лишь кивнул, отправившись докладывать командующим.
Но мы, в этот день, всё равно разбили лагерь у стен города, хоть уменьшившаяся армия и вполне могла туда «втиснуться». В тот вечер, возвращаясь в свои палатку, в нежные ручки, которые я берегу, не перегружая девушку работой, заметил герб Лидденов, с их белым барсуком. Против воли взгляд заскользил по остальным знамёнам, меньшего размера, в огромном количестве расставленном на поле. Где-то тут должно быть старое знамя отца, которое никогда мне не нравилось — пшеничный колос и земля. «Твёрдость и желание мира» — вот как он сказал, когда маленький я просил пояснить, почему именно это.
Хм, может всё так и есть, в символизме я не силён, но себе подобное брать не хочу и не стану. Более того, у меня пока что нет своего герба или знамени, хоть как рыцарь имею на него право, но...
Пока не до этого, да и не знаю, чего туда малевать. Всё же, с одной стороны хотелось бы что-то говорящее, только вот... кому говорящее? Информацию о своих способностях я раскрывать не спешу и вряд ли их кому-то об этом поведаю, не смотря на то, что они незаметны со стороны. Вот только в этом мире присутствует магия, самая настоящая. Поэтому выходит, что если я буду оставлять намёки о своих сверхсилах, то кто-то может ведь и поверить... и подготовиться!
Нет уж, если выберу герб и девиз, то они не позволят другим меня подловить.
Тряхнул головой. Искать своих не буду. Не к чему это, лишь ещё больше беспокоиться буду. Пошёл ли сам отец? Послал Оллина? Нет уж, навещу их после войны, а пока не буду терзать себя лишний раз. Буду терпеть, хех, до самого возвращения на Запад...
Кивнув сам себе, отправился в свою палатку.
Через несколько дней, окончательно закрыв вопрос с Джакилтой, отправились к следующему городу. По дороге начали в большом количестве встречаться деревни, но жители привычно прятались от чужих армий. Оно и понятно. Лояльно ли к ним относился Баратеон или нет, но лучше не рисковать. Правильная тактика, поддерживаю.
В двух днях пути от Оплюса, мои ребята наткнулись на мощный заслон. Впереди был узкий и хорошо укреплённый участок дороги. Проблема была в том, что проходил он через болотистую местность и хорошая дорога была лишь одна, о чём враг был прекрасно осведомлён. Идти по болотам вокруг — хреновая идея, утонет больше, чем доберётся. Тем более обоз.
А если идти в бой, то потери будут несопоставимы. Мы умоемся кровью на этом участке.
Фрауд намётанным глазом оценивает обстановку и отправляет людей искать обходные пути, пробовать пройти болот и наблюдать за врагами, пытаясь их посчитать. Вряд ли всё будет так просто, но почему бы и нет? Может поступит какая-то новая информация.
Тем временем, проходило экстренное совещание, куда нас, разумеется, также притащили. Вариантов действий у армии было много, но все они были так себе. Прямой удар заставит нас размениваться два к одному, не в нашу пользу и это в лучшем случае, а скорее всего, на каждого врага уйдёт по три-четыре наших солдата, что просто неприемлемо.
Тяжёлая кавалерия не пройдёт, как впрочем и лёгкая. Причина в том, что сама земля впереди перерыта ямами и рвами от лошадей, дабы у них не было возможности там быстро проскакать. Вдобавок повсюду были врыты острые колья, зубьями в нашу сторону. Ну и вишенкой на торте являлись большие отряды лучников и арбалетчиков, открыто стоящих за укреплениями врага. Явно провоцируют нас!
Поступил вариант идти в обход, вот только рассматривая карту местности, все помрачнели. Наиболее удобный путь займёт минимум две недели. Что конечно возможно, но так и хочется попробовать выбрать что-то другое. Ведь не факт, что за это время вражеские силы не дойдут до той же Джакилты, снова её не захватив.
Разве что оставить там гарнизон... Но делить войско на этом этапе? Ну... пока эта мысль не нашла большого одобрения, хоть и была озвучена.
Варианты диверсий и перемещению по болоту были сложны и труднореализуемы. Я конечно мог попробовать, как в старые-добрые, принести голову главнокомандующего, вот только, боюсь, что это не решит нашу проблему. Им там особо думать уже не надо, просто стой и ожидай.
По итогу был выбран вариант перевозки людей на кораблях. Опять.
У нас было восемь сопровождающих кораблей. Так что было решено разыграть этот козырь. Перед укреплением были оставлены заслоны, состоящие из половины армии — пятнадцати тысяч человек, а вторую, за несколько заходов, перевезём на другую сторону, в обход укреплений. На это уйдёт три-четыре дня, но всяко выйдет проще и удобнее, чем гулять под две недели и по итогу прийти на пустое место.
Сейчас же мы просто зажмём врага в клещи.
Что же, метка была поставлена, на случай, если что-то очень сильно пойдёт не так. В таком случае будет шанс отговорить людей от этой затеи. А мы, создав иллюзию постановки лагеря, втихую увели часть бойцов, которые начали перебираться на корабли, в паре километров от этого места.
Хорошо ещё, что «блок-пост» наёмников размещался достаточно далеко от берега моря, отделённый приличных размеров полосой рек и болот, иначе нас бы тупо увидели. Тем не менее, каждый миг ожидал, что сейчас всё сорвётся, потому что мы что-то не учли, но нет, умелый капитан-налётчик от железнорождённых, ловко загрузил и выгрузил войска, грациозно наворачивая круги у берега, на своём судёнышке. Был он, конечно же не один и вылазок потребовалось далеко не одна, но... справились.
А на мне и Фрауде, на новом месте, была задача как можно дольше удерживать неприятеля в неведении о нашем перемещении. Вот это уже было сложнее. Перехватили четырёх разведчиков, чем смогли отсрочить факт его информирования на три дня. Когда же нас всё-таки обнаружили, то врагу было поздно нападать, силы уже собрались приличные, да и укрепились изрядно, пока ждали.
- Они собираются отступать, - докладывал я в тот день, находясь в палатке Ланнистеров, - перевозят телеги, под значительной охраной, ослабляют позиции на укреплениях. Среди врага очень низкий боевой дух, они более чем наполовину состоят из местных, рекрутированных явно против воли. Предлагаю нанести решительный удар, пока не поздно и разбить их при отступлении. Не исключено, что они бросятся в бегство...
- Какова вероятность ловушки? - начал уточнять Тайвин.
- Минимальная, - хмыкаю я. И верно, почему бы мне так не сказать? На сто процентов быть точным нельзя, но если стоит метка, а она стоит, то у меня два варианта развития событий: есть засада или нет засады. Чтобы выяснить наверняка, нужно напасть. А там, при наличии ловушки, уже смогу откатиться и сообщить подробности.
Враги нас ждали и это был первый (не считая разгром конных лучников, но там совсем смех был) и сразу достаточно серьёзный бой. Шесть тысяч наших солдат, которые успели перебраться на этот участок земли, против четырёх тысяч людей врага, которые вынуждены были спешно отступать от своих позиций, оставив там лишь немногочисленный гарнизон, который не должен был позволить второй части нашего войска сходу броситься в погоню.
Но и мы не нападали наугад. Всё было спланировано заранее, ведь одновременно с нами должны были выступить силы на той стороне, напав на ослабленные укрепления и зажимая клещи.
Действовала армия достаточно прямолинейно, что было позволительно в такой ситуации. Пехота, прикрываясь щитами от стрел, шла вперёд, пока конница заходила с флангов, грозя сомкнуть ряды и окружить врага.
В стане противника явно была заметна паника, всё же предполагали они совершенно иное развитие событий и отступали в явной спешке. И... часть людей начала бежать, что по сути предзнаменовало поражение. Когда, по заранее поданной команде, солдаты в центре расступились, пропустив наших тяжёлый рыцарей, что сплошным строем понеслись на врага, то те окончательно рассыпались и дрогнули, начав действовать беспорядочно.
Кто-то пытался сражаться, кто-то откровенно бежал или сдавался.
Катком пройдясь по рядам врагов, рыцари принялись систематично добивать наиболее проблемные участки, а я и «летучий отряд» лёгкой конницы начали догонять недобитков, устраняя резвых дезертиров. Неблагодарная работёнка, но достаточно простая.
Вторая половина войска также успешно справилась с укреплениями, где остались почти сплошь конные силы противника. Они хотели дать пехоте время, чтобы она ушла, а потом просто нагнать их на лошадях. Не получилось, мы ударили раньше, сразу с двух сторон. Конечно, не смотря на серьёзное численное преимущество, эта часть армии понесла приличные потери, всё же местность там была действительно плохой и опасной. Одна группа бравых рыцарей, пытавшихся объехать заслон, всем скопом провалились в болото, откуда спаслась лишь треть, и то без лошадей.
Безвозвратные потери составили чуть более тысячи человек, что лично мне показалось крайне хорошим результатом. Ранеными порядка пяти сотен, но... может кто-то ещё выкарабкается? Здесь у нас мало шансов за ними ухаживать. Ладно, будем надеяться на лучшее, а сегодня всё равно празднуем, ведь хорошая или нет, но это была победа, после которой дорога на Оплюс оказалась открыта.
Однако до того, как мы до него добрались, прошло ещё четыре дня, один из которых прошёл за «сбором трофеев» и допросом пленников. Мы не спешили, ведь были не одни и успех, как посчитали командующие, не сильно зависел от скорости.
Вообще, пленных мы не особо стремились брать. Толку от этих людей было прискорбно мало, а потому, по большей части, что бы они не говорили, тех убивали. Исключение делалось лишь тем, кто выглядел наиболее богато. Тогда был шанс выкупа у Эссоской родни, а также на получение информации. Так и происходило. Захваченные рыцари и офицеры сообщили о том, что в городе остался лишь небольшой гарнизон, на полтысячи человек. Поэтому мы спокойно отправились прямо на него.
Когда я, совместно с остальной лёгкой конницей разведки, добрался до Оплюса, то обнаружил, что в нём идут ожесточённые бои. Местные жители, узнавшие от сбежавших врагов о разгроме, подняли бунт. Солдат «Золотых мечей» было на порядки меньше, но это были профессиональные наёмники, которые дорого платили за свои жизни. Вот только своё положение волновало граждан «свободного города» гораздо сильнее, чем возможность умереть, поэтому Оплюс был буквально завален трупами.
Среди прибывших я был главный. Сервий, как и всегда в последнее время, дал полный карт-бланш, оставшись «прикрывать продвижение» самой армии.
Принимаю решение пробраться внутрь города и помочь местным, тут же отправив одного из своих людей предупредить войска, после чего командую наступление.
Ворота были распахнуты и сразу заметны трупы десятка солдат и гораздо большего числа гражданских. Издали были слышны крики и звук сражений. Мы сразу поскакали на него, быстро заметив группу окружённых целыми баррикадами из мертвецов солдат, что чуть ли не с ног до головы были покрыты кровью. Они целеустремлённо шли вперёд, добивая последние живые заслоны, очевидно зная, что скоро дойдут до ворот и смогут покинуть город. Теперь не смогут.
Наше появление спутало «Золотым мечам» все карты. Уставшие воины смогли лишь прикрыться щитами и оказаться раздавленными под копытами коней. Послышались крики и громкие стоны. Быстро развернувшись, приказываю паре человек добить наёмников, а потом бежать следом и догонять.
Нет времени останавливаться!
Следующее столкновение произошло на рыночной площади, которая просто и незатейливо горела. Тут собрались сравнительно крупные силы наёмников «Банды Девяти», около четырёх десятков человек. Возможно это были последние из них. Немногочисленная стража Оплюса управляла отрядами простых горожан, которые гневно закидывали «Золотых мечей» камнями. Другая часть, будучи вооружённой кто чем, демонстративно блокировала пути отступления, вынуждая солдат прижиматься к стенам домов, куда уже начал доходить огонь.
Замечаю, что у наёмников нет командира, наверно потому они так пассивны.
Не знаю, чем бы закончилось противостояние. Может солдаты, совершая рывок, смогли бы, путём значительных потерь, вырваться из этой пылающей ловушки, а может жители и остатки стражи сумели бы их добить. Это уже не важно. Факт оставался в том, что наше появление перевернуло чашу весов.
- Вестерос! - громко крикнул я, выдавая принадлежность, после чего достаю свой монструозный лук. Незачем рисковать жизнями всадников, когда враг и так зажат у стен.
Когда начался откровенный расстрел, наёмники дрогнули и окончательно потеряли остатки дисциплины. Хаотично бросившись в разные стороны, они становились лёгкой добычей для озлобленных горожан, которые просто и незамысловато забивали тех всем, что попадалось под руку.
Разумеется, на этом я не остановился. Этот город был достаточно мал, где-то на уровне городка Лидденов, так что несколько сотен моих всадников, отправленных во все стороны, быстро его разведала, помогая добивать очаги сопротивления.
Окончательно закончив, утёр пот со лба. Ещё один день близится к своему концу.
Вскоре подошла наша армия, где меня одновременно и похвалили, и поругали. Впрочем, ничего нового. Здесь мы всё же расквартировались, ведь Оплюс был действительно очищен. Как рассказывали местные, которые пока ещё не выбрали себе нового владыку, наёмники Блэкфайра чувствовала себя здесь как дома. Они открыто делали и брали что хотели: товары, еду, женщин и мужчин. Всех несогласных жестоко и показательно убивали.
- Они не собирались оставаться здесь надолго, - рассказывал седой, но гладко выбритый, как и почти все местные жители, купец, - просто веселились и отдыхали, не воспринимая нас даже как людей. Лишь сведения об отступлении из Джакилты Гартрома Вальда, со своими людьми, заставил их стать серьёзнее и объединиться. Но раз вы здесь, то видимо сил им не хватило. И слава Семерым!
В городе организовали праздник, открыто поздравляя солдат и искренне радуясь нашему пришествию. Это... подкупало.
Получил три дня отдыха, «за своевременно проявленную инициативу», но воспользоваться ими на полную так и не получилось. Ребята из отряда наткнулись на уцелевшие силы противника, которые стягивались примерно в двух днях пути от Оплюса. Поступило предположение, что за ними должен приплыть транспортный корабль, а такого допускать нельзя. Пришлось отпустить корабли железнорождённых на патрулирование местности и остаться без морского прикрытия. А сами вновь стали собирать едва успевших начать отдыхать солдат. В отличие Джакилты, в Оплюсе всё же оставили небольшой гарнизон, так как город успел достаточно сильно пострадать и теперь может быть захвачен даже малыми силами Мейлиса. В гарнизон пошло большинство легко раненых, а в дальнейшем, Сервий организовал вокруг регулярные патрули, так что за сохранность города все были более-менее уверены.
Всю армию брать не стали, а сделали так, как обсуждали изначально ещё с десницей. Раз крупные «центры» острова были освобождены (к этому времени остальные войска должны были очистить свои территории тоже), то необходимо было проверить деревни и удобные для лагерей позиции. Благо, что с последним могли помочь благодарные местные жители.
Наши Западные войска были разбиты на сравнительно небольшие части, примерно по три тысячи солдат и отправлены по окрестностям. Больших вражеских сил, на нашей области, остаться больше не должно, а на остальной части острова, к этому времени, должны были закончить остальные войска королевской армии.
В целом, на «Кровавом Камне» было скорее муторно, чем действительно сложно. Всё же перевес по численности у нас был колоссальный. Но здесь Блэкфайр особо и не закреплялся. Предчувствую, что дальше будет сложнее.
При распределении людей на группы, лично я оставался с Тайвином, который отжал себе руководство по зачистке недобитков, собирающихся сбежать на корабле. По предварительным оценкам, было их порядка пяти сотен человек. Мелочи, хотя Ланнистер как всегда предпочёл использовать «подавляющее преимущество» в силе. Да и не хотел, чтобы кто-то снова сбежал, а потому на меня с Фраудом в очередной раз была поставлена задача «организовать заслон».
Быстро выяснилось, что уцелевшие «Золотые мечи» ограбили по пути все местные деревни, а также разослали своих конных осведомителей, на которых наши всадники наткнулись достаточно быстро. Взаимное поливание стрелами не особо дало результат, так что просто вели вялое преследование, опасаясь ловушек.
Так началась наша игра в кошки-мышки.
Через три дня Тайвину надоело и он отправил гонцов к ближайшим отрядам, чтобы отрезать врагам путь, загоняя в тупик. Ещё через неделю, наёмников загнали в угол и показательно разбили. Вряд ли кто-то смог уйти, ведь местность вокруг была достаточно открыта. Во всяком случае, гор на нашей стороне острова не было, лишь болота.
Вернулись победителями, хоть это и звучало достаточно смешно, как впрочем и выглядело со стороны. Но, эй! Победителей не судят!
Кстати говоря, наши корабли всё же поймали вражеские транспортники, в виде двух галер и смогли их захватить, по старой и доброй традиции железнорождённых. Неплохо, теперь у нас будет десять плавательных средств.
В Оплюсе Джейсон, который также вернулся, сообщил, что пришли ответы на его письма. Баратеон, как и большая часть остальных лордов, закончила с «Кровавым Камнем», который теперь можно окончательно превращать в свой плацдарм, откуда вести наступление на следующие два острова. Ведь пока «Железный флот» сдерживает на них войска «Банды Девяти», не давая им уплыть, у нас есть шанс «прихлопнуть» Блэкфайра, не допустив его побега.
Оптимистично, но... почему нет? Должно получиться.
До нас также донесли сведения, что пока десница, который берёт себе половину всей имеющийся армии, то есть - сто тысяч человек, отправляется на остров «Пыточная Глубь», где, по информации от местных, как раз и обосновался Мейлис, наша задача — отбить остров «Висельный».
В общей сложности, информации у нас было не мало. Судя по всему, Баратеон узнал много нового, что впрочем логично, ведь все сведения стекаются к нему.
Сейчас двое представителей «Банды Девяти» находятся в Тироше, пятеро ведут войну с армиями Вольных городов, а ещё двое находятся именно здесь. Кроме того, была приписка и со сведениями о флоте, с которым, как оказалось, тоже не всё гладко. Да, мы разбили эскадру «Банды Девяти», но не полностью. Часть кораблей отступила и теперь размещаются, ремонтируются и строятся на верфях острова «Пыточная Глубь».
Именно это направление, как наиболее важное, забирает себе Ормунд, куда с ним отправится и Квеллон Грейджой.
Хм, значит нам достанется «Висельный»? Что же, так тому и быть. Интересно, кто второй представитель этой злосчастной банды и где он сейчас размещается? Логично было бы ему объединиться с Мейлисом, дабы попытаться разбить огромный корпус Баратеона, который, вроде как, возьмёт с собой более половины всех войск, но что они задумали, я конечно же не знаю.
В течение трёх дней, за которые я в кое-то веки нормально выспался, к нам подошли новые транспортники. Было их немного, но за три ходки, в общей сложности, солдат, припасы, лошадей, слуг и всё остальное, перевезти должны.
Вместе с нами, на «Висельный» отправятся Северяне, которые затормозили с захватом своей части земель «Кровавого Камня», всё ещё не до конца искоренив силы противника. Ладно, справятся, людей у них набралось немало, не думаю, что они понесут столь уж серьёзные потери.
В первую ходку, разумеется, отправилась разведка, хоть и не вся. Ведь Джейсон и Тайвин также разделились. Первый отправился со мной, а второй остался с Фраудом. Второй ходкой отправится основная масса людей, а третьей уже Тайвин с остатками. При этом раненые и небольшой гарнизон в Оплюсе останется без изменений. Вот уж кому повезло так это этим людям. Весь остаток войны будет в дружески настроенном свободном городе с кучей благодарных жителей.
Плаванье заняло всего один день, так как острова располагались близко друг к другу. Это Баратеону нужно будет больше времени потратить, но у него и всего остального больше, так что пусть справляется.
Так как «Висельный» потенциально был полностью враждебен, то в первую очередь мы стали устанавливать укреплённый лагерь, что будет нам опорой в ближайшие пару недель, пока сюда не прибудут все остальные Западные войска. Хотя местным жителям ситуация, исходя из писем и некоторых успешно сбежавших отсюда людей, тоже крайне не нравится, но пока они ничего не могут сделать. А раз так, то и рассчитывать особо не на кого. Ничего, прибыли мы сюда в количестве шести тысяч бойцов, чего должно хватить продержаться такой срок, даже если нас начнут пробовать на зуб.
На новом острове продолжилась старая работа — разведка, информация, сведения. Я был уверен, что кто бы тут не засел, он уже в курсе нашего прибытия. Так и оказалось. Мы не успели толком укрепиться и я едва успел собрать куцые данные о ситуации вокруг, как заметил большие вражеские отряды.
Моментально отправив пару всадников сообщить сведения, стал прикидывать наши шансы.
А они были.
Судя по всему, неизвестный представитель «Банды Девяти» просчитал, куда мы высадимся, заранее собрав людей, среди которых, как и в предыдущий раз, было много местных жителей, явно завербованных силой.
Их общая численность была высока, на глаз — порядка десяти тысяч. Нас было меньше. Но не численностью единой, большую роль играет и качество. А у наших войск оно явно выше, чем у этих людей. Хотя... местных демонстративно гонят в первых рядах, как мясо на убой, а вот кто скрывается там, дальше, откровенно не видно.
Я продолжал смотреть, даже видя, как на меня открыто несутся вражеские всадники. Смотрел и каждым новым мгновением понимал, что всё таки переоцениваю наши шансы и они стремительно тают. Здесь была собственная тяжёлая кавалерия и её было много. А ещё целые полки замотанных в тряпки чернокожих мужчин, с длинными и большими луками, похожими на мой.
Летнийцы. Неужели против нас знаменитый «Эбеновый Принц»? Дерьмово, он достаточно известный и умелый командир. Ладно, где наша не пропадала?

Достарыңызбен бөлісу:




©melimde.com 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет
Сабақтың тақырыбы
бойынша жиынтық
жиынтық бағалау
Сабақ тақырыбы
Сабақтың мақсаты
ғылым министрлігі
тоқсан бойынша
бағдарламасына сәйкес
Сабақ жоспары
бағалауға арналған
Реферат тақырыбы
сәйкес оқыту
жиынтық бағалауға
арналған тапсырмалар
білім беретін
оқыту мақсаттары
Қазақстан республикасы
бағалау тапсырмалары
республикасы білім
Жалпы ережелер
жиынтық бағалаудың
рсетілетін қызмет
бекіту туралы
мерзімді жоспар
Қазақстан тарихы
тоқсанға арналған
Қазақстан республикасының
арналған жиынтық
болып табылады
қызмет стандарты
жалпы білім
нтізбелік тақырыптық
Мектепке дейінгі
арналған әдістемелік
оқыту әдістемесі
бағалаудың тапсырмалары
Қазақ әдебиеті
Зертханалық жұмыс
Инклюзивті білім
пәнінен тоқсанға
білім берудің
Әдістемелік кешені
тақырыптық жоспар
Қысқа мерзімді
республикасының білім
туралы жалпы
атындағы жалпы
Қазақстанның қазіргі
Жұмыс бағдарламасы
пайда болуы
қазақ тілінде